Коррупционерами займутся профессионалы

Коррупционерами займутся мастера

Рассмотрев онлайн-петицию Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального об ответственности чиновников за нелегальное обогащение, Федеральная экспертная рабочая группа подготовит предложения по всеохватывающему совершенствованию русского законодательства и правоприменительной практики в сфере противодействия коррупции. Меж тем требования, изложенные в петиции, по мнению профессионалов, противоречат Конституции. Инициатива оппозиционера может стать еще одним резоном в пользу приоритета государственного права над интернациональным.

Депутаты Госдумы задумались о том, что необходимо пересмотреть ценность интернационального права над русским законодательством. Положение о бесспорном приоритете норм интернационального права закреплено в Конституции. Как заявил на днях председатель думского комитета по интернациональным делам Алексей Пушков, для исправления ситуации можно принять отдельные конституционные законы, а не вносить поправки в Конституцию. У Следственного комитета позиция похожая. По мнению главы ведомства Александра Бастрыкина, «практика указывает, что обозначенное положение работает против интересов Рф». Совместно с тем в СМИ появилась информация, что нижняя палата парламента в этом году может уделить повышенное внимание оценке заключенных Россией интернациональных договоров.

Основания для беспокойства у законодателей есть: время от времени международные документы противоречат основному российскому закону.

К примеру, в конце февраля федеральная экспертная рабочая группа по рассмотрению публичных инициатив сочла нецелесообразной петицию Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) оппозиционера Алексея Навального о ратификации Россией статьи 20 Конвенции ООН. Документ предугадывает введение уголовной ответственности за «нелегальное обогащение» чиновников (таким термином создатели петиции предложили дополнить закон «О противодействии коррупции»). Петиция была размещена на сделанном по предложению президента веб-сайте «Русской публичной инициативы». С 7 января 2014 года она набрала выше 100 тыщ голосов и, согласно регламенту, подлежала рассмотрению рабочей группой федерального уровня.

Алексей Навальный

Алексей Навальный Фото: Сергей Карпухин / Reuters

Статья 20 Конвенции ООН говорит, что «нелегальное обогащение, другими словами существенное повышение активов общественного должностного лица, превышающее его легитимные доходы, которое он не может разумным образом доказать», считается уголовно наказуемым деянием. Другими словами бюрократ в случае не поддающегося объяснению обогащения априори признается виноватым. В качестве антикоррупционной меры ФБК также предложил обязать высших муниципальных служащих отчитываться перед своими работодателями о доходах и расходах совершеннолетних малышей.

Заключения на инициативу представили МВД, Минюст и управление администрации президента по вопросам противодействия коррупции. К исследованию вопроса завлекли депутатов, сенаторов, публичные и экспертные организации, в том числе Transparency International. Среди юристов были бывшая арбитр Конституционного суда Тамара Морщакова и прошлый арбитр Евро суда по правам человека Анатолий Ковлер.

По итогам многочасового рассмотрения приглашенные в Белоснежный дом независящие специалисты, иногда сами критикующие власть, сделали вывод, что предложения создателей петиции нарушают презумпцию невиновности, потому принимать их нельзя. Об этом же говорилось в отзывах ведомств: предлагаемые конфигурации противоречат русской Конституции и основополагающим принципам государственной правовой системы.

Говоря проще, ФБК предложил ввести «презумпцию виновности» в отношении чиновников, которых можно заподозрить в коррупции. В таком случае обосновывать законность обогащения пришлось бы самому подозреваемому. Риск в том, направили внимание специалисты, что это может стать инвентарем давления либо экзекуции. В статье 49 основного закона говорится, что обвиняемый не должен обосновывать свою невиновность.

Тамара Морщакова

Тамара Морщакова Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»

Юристы, в числе их и Тамара Морщакова, подчеркивали, что наказание подразумевается за определенные, совершенные специально воздействия, а нелегальное обогащение — следствие криминальных действий, ответственность за которые уже предусмотрена. В Уголовном кодексе имеются такие главы, как «Злодеяния против принадлежности», «Злодеяния против гос власти, интересов гос службы и службы в органах местного самоуправления» и другие. Есть также статья «Конфискация имущества».

Ряд государств хотя и ратифицировали Конвенцию ООН в целом, не используют 20-ю статью в силу ее противоречия внутреннему законодательству. Это Нидерланды, Бельгия, Италия, Португалия, Швейцария, Финляндия, Норвегия, Франция, США, Испания, Швеция, Дания, Канада. А Германия, Ирландия, Новенькая Зеландия и Япония не стали ратифицировать конвенцию вообщем.

«Эти страны — на верхушке мирового рейтинга Transparency в отличие от Аргентины, которая ратифицировала конвенцию стопроцентно, но где в коррупционных скандалах замешан даже вице-президент страны, — отметил министр по вопросам Открытого правительства Миша Абызов. — Канада прямо заявила: статья противоречит Конституции, Хартии прав и свобод и базовым принципам правовой системы». По словам министра, опыт этих стран указывает: дело не в ратификации какого-то раздельно взятого документа либо статьи, а в высококачественной работе муниципального аппарата, развитии действенных форм публичного контроля, публичной нетерпимости к проявлениям коррупции. «Применение противоречащих Конституции устройств приведет только к правовому беспределу, правовой вакханалии», — уверен Абызов.

В заключениях АП и профильных ведомств отмечается, что Наша родина ратифицировала Конвенцию ООН в полном объеме, включая статью 20, но ее применение носит рекомендательный, а не неотклонимый характер. В числе стран, стопроцентно ратифицировавших конвенцию, практически все страны G20, в том числе Австралия, Бразилия, Канада, Китай, Франция, Италия, Саудовская Аравия, Англия.

Миша Абызов

Миша Абызов Фото: Миша Мокрушин / РИА Анонсы

Фонд борьбы с коррупцией Навального обратился как раз к данной теме, так как она чувствительная и находит острый отклик в обществе, сделали вывод специалисты. Отрицательное решение к инициативе оппозиционеры могут с легкостью трактовать как попытку госслужащих защитить самих себя. Как отметил во время обсуждения полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях Миша Барщевский, данная инициатива ориентирована на обывателя-популиста. Другие специалисты склоняются к мнению, что граждане голосовали быстрее за усиление борьбы с нарушающими закон бюрократами, а не за определенные предложенные Фондом Навального меры. По словам сенатора Константина Добрынина, создатели занесли малограмотную инициативу исходя из убеждений права, но завязать дискуссию им удалось.

Запрос людей, подписавших петицию, на усиление борьбы с коррупцией и увеличение ответственности коррупционеров услышан. Но заниматься этим должны мастера. По словам Абызова, борьба с коррупцией остается важным муниципальным ценностью. Правительство и администрация президента продолжают системную работу по совершенствованию русского законодательства. К примеру, в 2014 году принят новый Государственный план по противодействию коррупции. Всеми министерствами разработаны личные антикоррупционные планы.

«В русском законодательстве все есть нужные инструменты и механизмы, чтоб выявлять и наказывать коррупционеров, — разъясняет Абызов. — Но тут вопрос даже не в жесткости наказания, а в его неотвратимости. Сначала нужно проанализировать, где идет сбой, и навести усилия туда. И, естественно, необходимо формирование этики госслужбы, публичного представления — нельзя не только лишь брать, но так же и давать взятки».

Рабочая группа проведет ревизию действующего законодательства, находящихся в Госдуме инициатив и подготовит предложения по всеохватывающему совершенствованию русских законов и правоприменительной практики в сфере противодействия коррупции. К этой работе, кроме депутатов, сенаторов, профессионалов и общественников, будут привлечены сами создатели инициативы.

Совместно с тем специалисты склоняются к тому, что механизм выдвижения гражданами инициатив необходимо пересматривать. «На данный момент это дискуссируется, но пока не очень понятно, в каком направлении двигаться, — заявил «Ленте.ру» политолог, член Публичной палаты Сергей Марков. — Подобные интернет-кампании, обычно, получаются не очень содержательными. Та же инициатива Навального сформулирована безграмотно. На колоритное бросаются как сороки — это общая базовая проблемка. С ней мы столкнулись, к примеру, и во время интернет-голосования на последних выборах в Общественную палату.
Как поведала «Ленте.ру» член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Лена Тополева-Солдунова, история с последней петицией подвигла профессионалов переформатировать работу экспертной группы. «Мы подготовили соответственное обращение к президенту, в каком предложили поменять формат нашей работы, — говорит она. — Лучше будет, если группа начнет оценивать ту либо иную инициативу не исходя из убеждений четкости юридических формулировок, а относительно ее полезности для общества». Другими словами, чтоб идеи предлагали граждане, а законопроекты готовили мастера.

С членом СПЧ согласна и вице-президент интернациональной неправительственной организации по борьбе с коррупцией Transparency International Лена Панфилова: «Я постараюсь говорить исходя из убеждений профессионализма, уж если наша организация имела непосредственное отношение к созданию Конвенции ООН против коррупции, включая 20-ю статью». 
По ее мнению, «мы, естественно, должны различать дух и буковку закона, так как то, как она сформулирована в Конвенции, если пристально глядеть, «нелегальное обогащение» не всегда является процессом. Это вправду часто итог».