Кредит на удочку

Петр Саруханов — «Новенькая»

Понятие «кредит» затрагивает принципиальные, хоть и полярные для российского сознания архетипы. Это и «золотая рыбка», она же скатерть-самобранка, позволяющая получить что душе угодно, не работая. И в то же время сума, от которой, как понятно, зарекаться не след. Означает, берем, пока есть такая возможность, а там — куда кривая процентной ставки выведет.

И вот россияне, как свидетельствует пользующееся популярностью у профессионалов исследование Связь-банка, оказались чрезвычайно закредитованными. За последние два года (посткризисные, если что) мы общими усилиями удвоили сумму задолженности по кредитам, нарастив ее до 8,8 трлн рублей. А фактически каждый 5-ый заемщик имеет по 5 кредитов и больше, на общую сумму от полумиллиона рублей, что в два раза больше среднедушевого дохода.

Дело здесь, естественно, не только лишь в ментальной специфике, но так же и в беспристрастных обстоятельствах. А они таковы, что в последнее десятилетие и экономный, и личный сектора экономики интенсивно увеличивали заработной платы, и повышение доходов населения значительно превышало ВВП. Люди привыкли, что средств на руках (в номинальном выражении) год от года становится все в большей и большей степени, и сделали ошибку, типичную для всех прогнозистов (не считая Алексея Кудрина), решив, что так будет и впредь. Но кое-где на заднем рубеже нулевых рост доходов стал куда наименее брутальным, и граждане заместо того, чтоб затянуть потуже пояса, стали еще активнее кредитоваться, чтоб поддержать у самих себя иллюзию возрастающего уровня жизни.

Эту иллюзию им помогали сохранить банки, которым, не считая как на обычных россиянах, стало не на ком особо зарабатывать. Бизнес, средний и в особенности большой, был перекредитован еще до кризиса, а шторм в «тихой гавани» ситуацию только ухудшил. У многих компаний на данный момент вся прибыль идет на сервис ранее взятых займов, другие и совсем разорились, так что за то время, пока «физики» удвоили совокупный кредитный портфель, корпоративное кредитование показало «нулевой рост». Граждане стали банкам милее, чем компании, так как: а) в принципе готовы брать и брать кредиты, б) согласны на высоки и очень высоки процентные ставки, покрывающие опасности, и в) нередко имеют отличные кредитные истории, погашая старенькые кредиты за счет новых.

Точно так же в свое время делали южноамериканские ипотечные заемщики, только их неверная вера в наилучшее завтра основывалась на ставшем обычным росте цен на недвижимость. Чем это кончилось, отлично понятно, и нет обстоятельств полагать, что русский потребительский пузырь тихо сдуется сам собой.

Понимая это, Центробанк приступил к выработке ограничений по выдаче потребительских кредитов тем, кто уже издавна живет не на свои. Мера нужная, но, естественно, запоздалая. Тех, кто увяз в кредитном болоте по шею, в большинстве собственном не спасти. Необходимо мыслить, как быть далее. И здесь у денежных властей, похоже, есть два рецепта, да к тому же уместно дополняющих друг дружку.

1-ый из их заключается в том, чтоб посодействовать банкам переключиться на кредитование тех, кто не только лишь потребляет, но так же и производит добавленную цена. За вычетом депрессирующего «крупняка» идет речь о малом и среднем бизнесе (МСБ), который получил исторический шанс на доступ к кредитным ресурсам. Для этого Центробанк готов перевести кредиты МСБ в первую, привилегированную категорию, в случае, если их гарантируют региональные фонды поддержки малого бизнеса. С условием, что выдача таких гарантий будет контролироваться на федеральном уровне «фондом фондов». Это, естественно, несколько утяжелит конструкцию, но так же и снимет с регионалов излишние опасности, а банкам позволит кредитовать МСБ по наименьшим ставкам и, может быть, на больший срок (что принципиально для производящего бизнеса, где оборачиваемость средств ниже, чем в торговле). Не считая того, новенькая политика ЦБ должна простимулировать унификацию требований к выдаваемым МСБ кредитам, что поможет и банкирам, и самим малым предпринимателям отыскивать общий язык.

2-ой рецепт — введение двухгодовых налоговых каникул для вновь создаваемых малых компаний. Эту конструктивную по сегодняшним временам меру лоббирует Минэкономразвития, а на прошлой неделе надлежащие предложения уже были ориентированы на рассмотрение правительству.

Естественно, Минфин и налоговая служба будут сопротивляться (уже сопротивляются), упирая на любимый аргумент: на условиях налоговых каникул будут региться «левые компании» для того, чтоб через два года пропасть, не заплатив ни копейки. Пожалуй, в почти всех случаях так и будет. Но все таки фирмы-однодневки обычно создаются для решения каких-то локальных задач и не ведут реальной хозяйственной деятельности, а означает, и так налогов не платят. Другими словами вероятные утраты просто компенсируются за счет расширения действенной занятости и общего оживления деловой активности в стране, переживающей откровенное затухание экономического роста даже при больших ценах на нефть.

Возможность сделать свой бизнес без лишнего налогового бремени и на кредитные средства по неубийственной ставке — это, естественно, сценарий, другой получению кредитной карты, бурному пропиванию «халявных средств» и следующему знакомству с коллекторами и судебными приставами. И хотя бы теоретический выход из денежного тупика, к которому так уверенно движется наше общество.