Кредитное рабство

 

Средства, которые не стоило брать в долг, выданные людям, которые не могут их возвратить. Это и отличает кредитное рабство от жизни в долг, которая сама по для себя — норма для современной цивилизации. Но Наша родина с ее юным капитализмом, гуттаперчевым законодательством и правоприменением, релятивистской деловой этикой и повальной денежной неграмотностью — это дикое поле, с которого собирают уродливый урожай сломанных судеб.

Ставки, по которым выдают кредиты в Рф, варьируются в спектре от очень больших до сумасшедших. Кредитные учреждения разъясняют это высочайшим уровнем рисков. Ведь кредитная фабрика устроена по обычному принципу: честные заемщики платят и за себя, и за того парня, не вернувшего долг. Чем больше в системе «нехороших юношей», тем дороже средства для всех. Но в этой в принципе рациональной схеме есть два недостатка. Во-1-х, кредитные учреждения нередко завышают оценку рисков, так как это увеличивает их маржу. Во-2-х, сверхизбыточно высоки ставки сами по для себя делают риск невозвращения кредита, который, в свою очередь, должен отыгрываться увеличением ставки. Это даже не замкнутый круг, а гегелевская спираль, интегрированная в мясорубку. Ты выдаешь кредит под 100% годичных, выдираешь из клиента все, что он может заплатить, и отдаешь на растерзание коллекторам.

Естественно, наикрупнейшие игроки рынка для себя подобного уже издавна не позволяют, но деятельность, которую ведет передовой отряд ростовщиков, позволяет и им завышать стоимость на свои средства. На фоне сотен и даже тыщ процентов годичных ставка в 22% смотрится милосердной, но ведь по сути даже если понизить ее в два раза, все равно получится на 3% выше ставки рефинансирования ЦБ и на 4,5% выше инфляции. Полностью комфортабельный уровень по мировым меркам. Но философия русского бизнеса — это сверхприбыль.

А философия расплодившихся микрофинансовых контор, выдающих средства «до получки» по принципу «берешь три тыщи — возвращаешь 5», такая же, как у хозяев кодеиновых аптек: пусть несут нам средства, пока не сдохнут. Как и кодеиновые аптеки, такие конторы не делают никакой полезной функции, не считая обогащения собственников. Кредиты под 900% годичных не необходимы экономике, не необходимы потребителям.

Такие «кредиты» и «займы» должны быть запрещены, как были запрещены законные клубы игровых автоматов.

1-ый шаг в этом направлении уже изготовлен. Госдума приняла во 2-м чтении законопроект «О потребительском кредите», согласно которому наибольшая ставка по кредиту не должна превосходить среднерыночную более чем на 30%. Но так же и здесь есть аспект: средняя ставка будет рассчитываться для различных типов кредитных учреждений. Выходит, что если большая часть микрофинансовых учреждений выдают кредиты под 100% годичных, то самые нахальные из их числа могут «заряжать» и 130%.

Потому необходимо дополнить положительный в целом закон нормой прямого воздействия, прописав там, безо всяких высотных формул и математических моделей, очень вероятную ставку потребительского кредита. К примеру, 30% — но только для начала. А позже плавненько ее снижать. И там же, в законе, указать, что все займы гражданам, выданные по стоимости сверх этой нормы, признаются жалкими сделками.

Последующий шаг — проведение кредитной амнистии.

Во-1-х, обнулить все обязательства людей перед коллекторами. Коллекторам по такому случаю выплатить компенсацию, но не в размере требований к клиентам (ведь в их и заложены сумасшедшие проценты), а в размере средств, которые они реально издержали на выкуп этих требований у банков. Как правило это несколько процентов от суммы сделки. Кто должен выплатить компенсацию? Правительство, из средств Фонда государственного благосостояния. Пользы от подобного их расходования будет неизмеримо больше, чем от инвестиций $15 миллиардов в политический труп Януковича.

Во-2-х, действующие договоры клиентов с банками необходимо пересмотреть так, чтоб ставка не превосходила установленного законом уровня. В банковском секторе таких дорогих кредитов сравнимо немного. Не считая того, банкиры от этого быстрее выиграют, ведь если клиенты получат возможность платить вменяемые суммы, сократится уровень просрочки и количество нехороших кредитов в ранце.

Такие требования кажутся неосуществимыми, но ведь невозможны исходя из убеждений здравого смысла и трехзначные ставки по кредитам.

Алексей ПОЛУХИН


P.S. Ждем ваших мыслях и предложений.

 

 

Как люди попадают в кабалу. Невымышленные истории от собкоров «Новейшей»

PhotoXPressКредитку — и в Сочи

Юноша Петр обучался на 5-ом курсе института, когда захворал — закончил принимать еду, выходить из собственной комнаты, где забаррикадировал дверь и справлял нужду хитро в окно. Захворал, перепугал семью, но семья совладала — крепкая, трудовая, старенькой закалки, и Петра обусловили на лечение в психоневрологический диспансер. На долгое лечение, с диагнозом «шизофрения», позже, фактически, из поликлиники Петра выписали, но, без присмотра не оставили: групповая психотерапия, персональная, прием, фармацевтических средств строго по часам, режим дня…

И здесь Петр на телефон получает SMS-сообщение от Банка № 1 (наименования банков, микрофинансовых организаций и коллекторских агентств имеются в распоряжении редакции), где банк нежно пишет, что вот, дорогой Петр, вам уже оформлен кредит, вы же мечтаете посреди зимы увидеть лето? Тогда вам впору брать кредитную карточку и лететь в Сочи, швырять в море камушки и пировать свежайшей рыбой. У Петра была банковская карта от Банка № 1, куда ему одно время переводили стипендию, но те времена прошли, а здесь такое. Петр очень возбудился и принял кредит — он решил, что эти средства ему подарили. Ну за то, что он подходящий мальчишка, работает в группах и пьет лекарства. Он сразу же как-то совсем глупо (а разве бывает по-другому?) растратил средства, вправду купил билеты на самолет, но не в Сочи, а несуразно в Иркутск и еще куда-то; в общем, издержал, а когда через пару месяцев стали поступать звонки от банка с напоминанием о наименьшем каждомесячном платеже, именно тогда Петр пробовал резать вены и опять загремел в психиатрическую лечебницу. На данный момент Петр еще прилежнее проходит сеансы групповой терапии, а его старые родители-пенсионеры живут от платежа до платежа, и все как-то еще много остается долга, еще никакого света, никакого конца, никакого тоннеля.

Потребительский кредит: 200 000.00 руб.
Cтавка: 20,5%
Мин. каждомесячный платеж: 10 228.08 руб.
Срок: 24 месяца

И да — родители Петра всё собираются оформить ему недееспособность юридически, через трибунал. Но как им дали подсказку, в случае уже взятого кредита данный факт автоматом не сработает, опять придется обращаться в трибунал; им жутко. В конце концов, лучше полторы пенсии сложить и заплатить, так они считают, и платят.

 

Цивилизованный долг

Антону 40 лет. Он разведен, перечисляет алименты дочери, живет один в квартире, доставшейся по наследию. На встречу приходит в пуховике Dolce&Gabbana, видавшем виды. Шнурок на неплохом башмаке порван и связан кривым неухоженным узлом. Антон много курит, а когда не курит, барабанит пальцами по столу, и его часы Baume&Mercier подпрыгивают на запястье.

В январе 2013 года Антон остался без работы, но унывать не стал. Он пошел в Банк № 2, даже не пошел, а заполнил на веб-сайте заявление на выдачу моментального кредита наличными. Попросил у банка 50 000 рублей. Этой суммы ему казалось довольно, чтоб перекантоваться месяц, за который он, очевидно, отыщет новейшую неплохую работу и рассчитается. Удобнее иметь цивилизованный долг перед кредитным учреждением, говорит Антон, чем массу каких-либо займов у друзей либо родственников.

Сумма кредита: 50 000 руб.
Ставка: 47%
Каждомесячный платеж: 9520 руб.

Но за пару месяцев новейшей хорошей работы Антон не отыскал. Он не отыскал вообщем никакой работы, хоть исправно прогуливался на собеседования. «Нельзя достойно трудоустроиться в насквозь коррумпированном городке, не нуждающемся в добросовестных специалистах», — говорит Антон. По профессии Антон — врач-хирург, и как бы должен уметь взвешивать опасности. Но чтоб совершать выплаты по кредиту, он в том же банке оформляет кредитную карту VISA Classic с лимитом 150 000 рублей.

Ставка: 39,9%
Малый каждомесячный платеж: 10 242 руб.

Последующую карту Антон оформил в Банке № 3. Это была American Express. Малый каждомесячный платеж 9432 рубля, говорит Антон с ненавистью. С каждой новейшей картой его рассказ делается все более сбивчивым. За 10 месяцев года его суммарный долг значительно превысил полмиллиона. Антон не может непосредственно именовать статьи собственных расходов, не считая, очевидно, цифр в клеточках графика погашения кредитов. Барабанит пальцами по столу. Вдруг обширно улыбается: послезавтра получаю World MasterCard в Банке № 4. Всего 29% годичных, говорит Антон, льготный период и гибкий график погашения кредита: в полном объеме, наименьшими платежами либо фиксированными суммами. «Что с работой?» — спрашиваю я. Антон молчит. Никаких фиксированных сумм для погашения кредита, разумеется, не имеет. «Тут хороший коньяк», — ни к кому не обращаясь, говорит Антон и заказывает 100 50 граммов.

 

«Ты глаза-то разуй, убогая!»

Микрокредитная организация № 1 — два процента в день, «займи средства до заработной платы», за пятнадцать минут оформляется контракт, Микрокредитная организация № 2 выдает займы до 20 000 рублей по паспорту, без залога и поручителей. Ведает Анна, торговец в отделе дамского платьица. «Совершенно свежайшая история, — говорит Анна, — две недели вспять мать поскользнулась, свалилась и сломала ногу. «Многооскольчатый перелом диафиза ноги с распространением на подвертельную область», — Анна помнит назубок. Старенькую женщину приняла городская поликлиника, потребовалась операция по установке бедренного штифта, и необходимы были средства. «Никто ничего не вытягивал, — отклоняет Анна подозрения, — даже и сразу же сказали, что страховой полис покроет обычный штифт, но перелом очень непростой, и чтоб не делать огромного разреза, лучше поставить другой, который предстоит приобрести черт-те знает где, в Тольятти». До нужной суммы недоставало шестнадцати тыщ, и прямо на данный момент, — операцию лучше сделать в 1-ые часы после перелома, произнесли Анне. Она побежала в Микрокредитную компанию № 1, около поликлиники имелось отделение, и получила 16 000 рублей на 10 дней. Отдавать полагалось 19 200. Через 10 дней.

«Далее просто начался цирк с жеребцами», — говорит Анна. Управление Анниной компании вошло в ее положение и выплатило аванс. Удовлетворенная, что получится в три раза уменьшить комиссионный сбор, Анна пошла в контору Микрокредитной организации № 1, где у нее отказались досрочно принять наименьшую сумму. «Эти сотрудники — просто трамвайные нахалы, — говорит Анна, краснея, — одна там женщина, «Светлана» на бейдже написано, просто скомкала контракт и кинула мне в лицо. Орала: «Ты глаза-то разуй, убогая! С тебя 19 200, и ни копейкой меньше, хоть бы ты на последующее утро замыслила возвращать, бомжиха!»

«Главное, мать поправляется, — успокаивается Анна, — лежит на вытяжке, это навечно, ей на данный момент нужен покой и кальций». Кальций и покой звучит успокаивающе, практически как молоко и мед.

 

«У тебя дочка ходит в детский сад»

Владиславу Короткову 23 года. Он — отец-одиночка, супруга Марина погибла через год после родов — онкология. Дочери Даше 4 года. Она не больна, болезнь мамы ей не передалась.

Владислав работает в автосервисе. Механик. Заработная плата маленькая — 20 000 рублей. Но для Кирова — приемлемо. Два месяца вспять у Владислава погиб отец. Средств на похороны не было, и пришлось занять 17 000 рублей в Микрокредитной организации № 3. В банке средства давать отказались: заработная плата малая и дочь на иждивении.

— Подписали контракт, — говорит Владислав. — Два процента в день. Задумывался, верну со последующей заработной платы, через неделю должны были выплатить. Условился с шефом, что выдадут заработную плату стопроцентно. Но средства пришли с запозданием — только через две недели и всего 14 000. Выручить меня и доплатить из собственного кошелька начальник отказался.

— Долг я не выплатил до сего времени, — говорит Владислав. На данный момент должен уже 31 000 рублей. Где их взять — не знаю.

Две недели вспять история получила новый виток. Осознав, что Владислав не совладевает с выплатой займа, сотрудники микрокредитной организации передали его дело Коллекторскому агентству № 1.

Владислав достает диктофон: «А на днях был вот такой звонок».

Коллектор: Алло, привет. Ну что, ты сообразил, как средства возвращать будешь?

Владислав: Нет, необходимо еще немного времени. Я подумаю. Найду…

К. (неразборчиво): А у тебя ведь дочка в детский садик ходит. Тут, на Октябрьском…

В.: И что?

К.: Не, ничего. Думай, Вася, думай.

Владислав отнес эту аудиозапись в районный отдел милиции. Но там, послушав ее, никакой опасности в адресок мужчины и его родственников не увидели. Владислав же за свою дочь боится — в детский сад ходить воспретил, пока долг не оплачен. Девченка даже из дома не выходит — посиживает с бабушкой в квартире. А сам Владислав дома не живет — ночует у друзей: опасается, что его выследят.

В этой истории 23-летнему юному папе подфартило исключительно в одном: он живет не по прописке — истенного адреса Владислава коллекторы не знают.

 

Забрали паспорт

Катя обучается в Нижегородском муниципальном институте им. Лобачевского. Желает стать филологом. Кате 19, она отличница. 23 ноября на одном из форумов появилось ее письмо последующего содержания: «Помогите! В сентябре взяла займ — 12 000 рублей — на оплату обучения. Возвратить не могу, на работу не берут — в займовой конторе забрали паспорт. На данный момент уже должна 26 360 рублей. Признаться родителям — постыдно».

— Мать с отцом сразу же произнесли — за обучение платить не будут. У нас с ними прохладные дела, — признается Катя по телефону. — В кредитной конторе, когда давали средства, ксерокопию паспорта не взяли — затребовали оригинал. Я, дурочка, дала. Поразмыслила: на работу устроюсь — верну долг. А сейчас устроиться не могу — паспорта-то нет.

Устроиться на работу неофициально Кате предлагали, но заработная плата — менее 7000 рублей — не поможет ей возвратить растущий долг. В полицию по поводу заложенного паспорта женщина обращаться опасается — вдруг родители выяснят.

— Вроде бы ни хотелось девице скрыть данный факт от родителей, другого пути, не считая  как пойти в полицию, у нее нет, — говорит консультант нижегородского юридического агентства «Андреев и партнеры» Николай Завзин. — Согласно ст. 16 ФЗ «О паспорте гражданина РФ», паспорт может быть временно изъят исключительно в случае заключения его обладателя под стражу. В других случаях это совсем нелегально. Сотрудники микрокредитной конторы допустили административное правонарушение: статья 19.17 КоАП РФ воспрещает принимать паспорт в залог. Другое дело, что все завершится малозначительным штрафом — менее 100 рублей. А долг никуда не пропадет. Зато можно будет трудоустроиться.

Катя, правда, лицезреет другой «выход» из сложившейся ситуации — она задумывается о самоубийстве.

Наталья ФОМИНА, 
Иван ЖИЛИН


P.S. Наименования банков и коллекторских агентств известны редакции. В их адресок будут ориентированы официальные запросы.

 

Под текст

Совершенно не «микро»

Микрокредитные организации — явление для русской провинции новое. В Поволжье же, к примеру, экспансия этого вида денежных услуг началась только два года вспять. Люди с низким доходом занимают средства на подарки близким и на бытовые нужды.

— Берут обычно немного, тыщи по две, — говорит сотрудница микрокредитной организации Ольга Березина. — Большая часть возвращает в течение недели, процент должников — 3—4%. На данный момент большая задолженность у 12 клиентов.

В кредитной организации, где работает Ольга, 340 неизменных клиентов, и около 500 человек берут средства каждый месяц по одному разу.

— Деятельность микрофинансовых организаций в Рф очень слабо регулируется, — говорит юрист Леонид Конев, специализирующийся на защите заемщиков по микрокредитам. — Федеральный закон № 151 не определяет наибольший процент по кредиту. Из-за этого в договорах возникают 732% годичных. В США процентный потолок по микрозайму составляет 200%, но большая часть МФО останавливается на 150% годичных. Практика по таким делам, к огорчению, нехорошая: большая часть клиентов, попадающих в долги, подписывают договоры, не рассчитав собственных сил. Финансовая грамотность населения очень низкая. Выиграть дело и заморозить долг удается, только если кредитная организация сама нарушает условия контракта: меняет их без извещения заемщика либо, к примеру, передает информацию третьим лицам.

По словам Конева, за месяц ему приходится защищать в суде от 5 до 7 человек, задолжавших по микрозайму. В Самарской области, где практикует юрист, более 20 000 человек раз в год пользуются услугами микрофинансирования. Согласно данным Муниципального реестра микрофинансовых организаций, в Рф существует 4327 МФО.