Круговорот Потока

Последние действия в жизни Сергея Полонского и его компании, вроде бы она ни называлась, делают чувство фантасмагории. Хотя, естественно, ничего случайного в борьбе за бизнес ценой в млрд баксов не происходит.

Восстановим хронику событий такой, какой ее представляют новостные ленты, и зададим нужные исходя из убеждений логики здравого смысла вопросы.

В июне-июле 2012 года Полонский заявляет о том, что самоустраняется от оперативного контроля над Potok8 («Поток бесконечность») для того, чтоб или купить блок-пакет у партнеров (Максим Темников, давнешний соратник Полонского по «Мираксу», Владимир Голубев, обладатель холдинга «Адамант», и Роман Троценко, экс-глава Объединенной судостроительной компании), или реализовать им свою долю. Полонский заявляет, что консолидировал 100% Potok8, партнеры это вяло опровергают.

В августе проходит реструктуризация корпоративной задолженности компании. Против всех ранее выпущенных долговых обязанностей объемом 12,8 миллиардов руб. (не путайте их с банковскими кредитами, идет речь о валютных заимствованиях с рынка) эмитируются долговые бумаги по британскому праву — номинальной ценой 14,5 миллиардов руб. Это суперуспешная для Potok8 сделка. Она снимает опасности по бессчетным дефолтам, срок расчета с кредиторами переносится на 2019 год. Необходимыми составляющими подобного фуррора стали два происшествия: под выпущенные ценные бумаги были заложены 8 девелоперских проектов, а Сергей Полонский отдал свое личное поручительство.

 

Принужденная эмиграция

Компания, которую многие хоронили, смотрится уже очень хорошо: конфликт меж акционерами улажен, дела с кредиторами урегулированы, башня «Федерация» строится, проекты генерируют выручку (около $200 млн по итогам 2012 года).

Но Полонский внезапно уезжает в Камбоджу на свой полуостров и оттуда начинает ругать через блог в ЖЖ Темникова, Троценко и Голубева, именуя их «ворами». А в конце сентября главное следственное управление ГУ МВД по Москве возбуждает уголовное дело в отношении неустановленных лиц в руководстве компании «Миракс-групп» (правопреемником которой и стал Potok8), подозреваемых в жульнических действиях при реализации проекта «Кутузовская миля». Дольщики этого долгостроя, длительное время добивавшиеся возбуждения подобного дела, разводили руками: почему как раз на данный момент, когда Полонский в Камбодже, и почему в отношении неустановленных лиц?

На 2-ой вопрос ответить проще. Это обычная уловка следствия: «неустановленное» лицо не может защищаться, даже если верно осознает, что расследование ведется в его отношении. А позже, когда это лицо завлекают в качестве обвиняемого, дело уже изготовлено, другими словами сшито. Что касается даты возбуждения, то или Полонского предупредили, или дело было послано ему вдогонку — чтоб не спешил с возвращением.

 

Алякин и Фукс

Так либо по другому, сработало: Полонский решил реализовать компанию. И покупателя избрал нетривиального: «серийного банкира» Алексея Алякина, который практикуется на купле-продаже проблемных активов, а не на управлении большим строительным делом (подробности см. в № 146 «Новейшей» за 2012 год).

Сделка свершилась в декабре 2012 года в Гонконге. Выяснилось, что Полонский сделал полностью детскую для русского предпринимателя ошибку: дал оперативный контроль над компанией покупателю до окончания расчетов. Даже если учитывать, что он уже не считает себя предпринимателем, все равно удивительно. Вот представьте: у вас есть квартира в Москве, а живете вы за границей. Вы решаете квартиру реализовать, клиент приезжает к вам, вы бьете по рукам и получаете аванс. Вы после чего отдадите покупателю на руки документы на квартиру и ключи от нее, беря во внимание, что там к тому же средства лежат?

Полонский — дал. И здесь же стал объектом уголовного преследования. Поначалу в отношении него возбудили уголовное дело в Рф за оскорбление полицейского (девелопер вправду крыл матом стражей порядка во время известной голодовки на «Кутузовской миле», но с того момента до возбуждения дела прошло 18 месяцев). А потом он был арестован уже в Камбодже по обвинению в применении насилия в отношении местных моряков во время празднования Нового года.

Находясь в кутузке, Полонский как и раньше вел блог и до конца января 2013 года выражал в нем полную поддержку Алякину, высоко оценивая его людские и проф свойства. Но уже 18 февраля подписал приказ об увольнении напарника со всех постов в компании и отзыве всех ранее выданных ему и его команде доверенностей. А 6 марта опубликовал заявление о противоправных действиях, в каком, а именно, речь шла о том, что под управлением Алякина Potok8 утратил три из восьми главных проектов: «Мякинино», земли в Химкинском районе и «Литературную газету» (историческое здание в центре Москвы).

Алякинцы вяло отбивались от обвинений, но оперативный контроль уступили без особенной борьбы: председателем совета директоров Potok8 стал юрист Полонского Александр Добровинский. Тоже — более чем странноватая история: если идет речь о таком ужасном «рейдере», то почему он послушался приказа, отданного из камбоджийской кутузки по электрической почте? У нас людей с какой-либо нефтебазы под Елабугой танками не вышибешь, а здесь целую башню «Федерация» одним полицейским нарядом зачистили.

Новый менеджмент сделал ряд звучных заявлений. В компании начата аудиторская проверка деятельности команды Алякина. Об главных направлениях можно судить из заявления Полонского, который утверждает, а именно, что земли в Химкинском районе были реализованы в пользу банка «Пушкино», толика в каком ранее принадлежала Алякину (он продал ее скоро после выхода из Potok8). А «Литературная газета» «ушла» при участии Совкомбанка, акционером которого был давнешний партнер Алякина Павел Фукс (на данный момент, по данным, расположенным на веб-сайте Центробанка, толика в капитале банка уже принадлежит Роману Фуксу — брату Павла).

 

Дольщики

Но сперва Александр Добровинский пообещал условиться с дольщиками проекта «Кутузовская миля». Дольщики восприняли эти заявления скептически, более того, считают историю с повторяющейся сменой управления компании постановочной. «Добровинский с нами в переговоры не вступал, — заявил «Новейшей» член правления НП «Содействие защите прав дольщиков строительства ЖК «Форт Кутузов» Сергей Лабутьев. — Алякин, на мой взгляд, это спонтанно родившаяся композиция, призванная увести последние активы. Выполнив свою функцию, он был объявлен человеком, который дограбил Полонского».

Дольщиков на данный момент больше тревожит не смена Алякина на Добровинского, а то, что скоро после чего действия была признана нулем «МГ-групп». Это один из учредителей «Аванты» — структуры, с которой дольщики заключали подготовительные договоры купли-продажи будущих квартир и которая выступает соинвестором проекта «Кутузовская миля». 2-ой учредитель, офшорная компания «Хиротин Лимитед», тоже проиграл иск Промсвязьбанку, и в качестве обеспечительной меры может быть применен арест счетов. Лабутьев уделяет свое внимание на то, что счета «Аванты» тоже открыты в Промсвязьбанке, и если их арестуют, то любые переговоры станут никчемными.

Скептицизм Лабутьева заразен. Вправду, та легкость, с которой Полонский поначалу дал контроль Алякину, а потом возвратил его, принуждает задуматься — а был ли у него этот самый контроль?

Как выяснилось, ни летом, ни позже состав акционеров Potok8 не поменялся: 75% у Полонского, а блок-пакет — у Темникова, Голубева и Троценко. Самый сильный участник этого трио, пожалуй, Троценко. Оставив Объединенную судостроительную корпорацию, он отыскал более увлекательную работу: стал советником Игоря Сечина в «Роснефти». В его компетенцию, а именно, заходит развитие шельфовых проектов, а шельф для «Роснефти» на данный момент главное, за него она готова вести войну даже с «Газпромом».

Так что пока Полонский в кутузке, за его наследие (а это не только лишь Potok8, но так же и ряд трудно структурированных активов по всему миру) уже идет суровая борьба. И мы наверное увидим в ней еще массу сюжетов, постмодернистских по форме и полностью логичных по внутреннему содержанию.