Кто был за рулем этого пылесоса

Фото: РИА Анонсы

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и временная администрация банка «Огни Москвы» в конце концов установили точную сумму средств, выведенных из банка под видом закрытия счетов личных клиентов: по данным АСВ, в автоматической банковской системе банка отсутствовали сведения о реальных обязанностях банка перед 2 тыщами вкладчиков на общую сумму 1 миллиардов рублей.

Агентство рекомендовало обманутым клиентам написать заявления о несогласии с размером страхового возмещения и обещало вернуть их требования в реестре обязанностей в течение 15 дней. Как заявили «Новейшей» в АСВ, на сегодняшний день заканчивается процедура включения в реестр первых 150 вкладчиков. Совместно с тем, по нашим сведениям, более 100 вкладчиков «Огней Москвы» уже обратились в правоохранительные органы с требованием принять меры к прежним собственникам и руководителям банка, но их заявления пока не получили ход — они все находятся в ОРЧ ОБЭП УВД по ЦАО г. Москвы.

Напомним: 16 мая в итоге отзыва лицензии Центробанком и следующего начала процедуры банкротства многие клиенты не смогли получить страховую выплату по достаточно примитивной, но в то же время беспримерной для кредитно-финансового рынка причине. При обращении в банк-агент (Сбербанк) для получения страхового возмещения выяснилось, что их договоры с «Огнями Москвы» оказались расторгнуты по их же инициативе, вклады — сняты, а счета — закрыты.

Выяснилось, что в протяжении полугода — начиная с сентября 2013 года и заканчивая февралем 2014-го, когда состоялись проверки Центробанка — в «Огнях Москвы» велась двойная бухгалтерия. В этот период банк вывел из пассивов средства клиентов без их ведома, представив это как естественный отток вкладчиков на фоне жесткой политики регулятора на финансовом рынке.

Как считают некоторые участники рынка, это позиция банка была приемущественно связана с осенним визитом рабочей комиссии Центробанка, когда «Огням Москвы» было предписано доначислить резервы под пассивы организации, другими словами под счета физических лиц. Но заместо поиска источников фондирования и доначисления резервов в банке, по всей видимости, на уровне управления, было принято решение ввести ЦБ в заблуждение — формально закончить дела с рядом собственных клиентов, а после повторной проверки и отказа регулятора от претензий возвратить их назад.

Для этого из автоматической системы банка, как потом установили временная администрация и АСВ, были изъяты сведения об обязанностях перед 2 тыщами клиентов на сумму 1 миллиардов рублей. Возможно, как раз эту сумму банку было предписано внести в Запасный фонд…

Но, закрыв счета на млрд, банк практически подписал для себя приговор: по результатам февральской проверки, ЦБ обязал «Огни Москвы» остановить прием вкладов, лишив того возможности привлечь новых клиентов и — главное — возвратить «старенькых».

Выявив этот факт (см. № 60 от 4 июня 2014 года), «Новенькая газета» объявила о поиске всех потерпевших от действий банка. С того времени к нам поступило более 100 обращений от вкладчиков, чьи требования пропали из реестра обязательства банка.

Истории наших читателей оказались однотипны: вклады большинства из их были списаны осенью-зимой прошедшего года. Но при проверке выписок вкладчиков выяснилась одна любознательная деталь: еще до первых предписаний регулятора, летом прошедшего года, администрация банка начала без помощи других управлять счетами собственных клиентов. Согласно выпискам, в июне банк создавал расходные операции по счетам в размере 75%, а время от времени и 100% от суммы вклада, притом что по условиям договоров неснижаемый остаток на счете был должен составлять 50% от суммы начального и следующего взносов.

При всем этом, сетуют вкладчики, согласно представленным им выпискам, проценты по депозитам начислялись по отношению к остаткам — это, как оказывается, уже тогда существенно снижало капитализацию открытых ими счетов.

Прошлый сотрудник ЦБ считает, что тогда банк уже ощутил 1-ые трудности и стал действовать по принципу «денежной пирамиды» — средствами одних клиентов запирались обязательства перед другими, предпочитающими избрать другое кредитное учреждение для хранения сбережений.

Не считая того, несколько человек сказали нам, что на их паспортные данные были открыты новые счета. «1 июня (2014 года) мы пошли с женой в Сбербанк по месту проживания с целью получить страховую выплату. Каково же было наше удивление, когда мне выплатили всю сумму, а ей — нет. Работник банка произнесла, что под паспортом супруги считается другое физлицо», — вспоминает вкладчик Андрей Гусев.

Когда же было принято решение о массовом закрытии счетов, администрация действовала грубо: договоры расторгались даже с людьми, у каких на физическом уровне не было возможности придти в банк. «Мой рублевый вклад, по их документам, оказался закрыт 25 декабря 2013 года. В сей день я находилась в Эстонии, чему есть документальное доказательство скрещения границы», — ведает вкладчик Татьяна Земенецкая.

Но это далеко не все метаморфозы: администрация банка ухитрилась закрыть счет по инициативе клиентки, которая незадолго ранее погибла. Об этом поведал отпрыск вкладчицы, который вместе с мамой открывал вклад в «Огнях Москвы» и также пропал из реестра обязанностей банка.

Броско, что управление банка продолжало контактировать с вкладчиками, формально переставшими быть клиентами банка. К примеру, одну из «обнуленных» клиенток — Людмилу Иванову в мае официальным письмом успокаивала зампред правления банка Алла Вельмакина (копия ее письма от 2 мая 2013 года есть в редакции): «<…> банк работает над исправлением ситуации, проводит мероприятия, направленные на получение дополнительной ликвидности и планирует во 2-ой половине мая возвратиться в штатный режим; ведется работа по организации денежной поддержки собственниками банка; требования клиентов будут удовлетворены с 15 по 30 мая 2014 года».

Но, невзирая на увещевания первых лиц, 16 мая банк лишился лицензии, а клиенты оказались не только лишь без собственных средств, но так же и без права получить страховое возмещение.

Более 100 опрошенных нами вкладчиков после первых отказов в выплате страховки направили заявления в территориальные отделы милиции с требованием возбудить уголовное дело по факту хищения у их денег.

Сотрудник ГУ МВД РФ по Москве говорит, что все эти заявления по распоряжению главка были переданы районными отделами милиции в УВД по ЦАО Москвы. Это подтверждают несколько вкладчиков, которых в ОВД по Басманному району «выслали писать заявление на Калитниковскую ул., 31 (там находится УВД по ЦАО. — А.С.). Сотрудник УВД подтверждает, что «сильно много заявлений находится в управлении, в ОРЧ при ОБЭП УВД по ЦАО», но четкие сроки процессуальной проверки заявлений не именует. Не обусловились полицейские и с квалификацией злодеяния, продолжает собеседник: «Обвинять 159-ю статью (УК РФ, «Мошенничество».А.С.) тяжело, так как придется обосновывать, что криминальный умысел появился в момент открытия счетов клиентов, — а многие из их были вкладчиками длительное время и исправно получали в банке средства». В этой связи, считает оперативник, следствие, вероятнее всего, квалифицирует воздействия как кражу (ст. 158 УК РФ) либо присвоение (ст. 160 УК РФ), а за базу «может быть взято уголовное дело с ООО «Сибирско-Московский коммерческий банк», когда под видом оплаты векселя управлением банка было похищено более 300 млн рублей».

Для обычных же людей процессуальная оценка деяний управления банка не принципиальна. Говорит обманутая вкладчица «Огней Москвы» Ольга Хохлова: «После чего варианта пропало всякое желание нести средства в банк, а у моих знакомых, таких же обманутых банком «Огни Москвы», одна идея: забрать срочно вклад в другом банке. И такие мысли в массовом сознании могут привести к полному краху всей банковской системы, потому что не ощущаешь себя защищённым, невзирая на законы».

За последний год ЦБ под девизом противодействия криминальным явлениям в финансовом секторе отозвал лицензии у нескольких 10-ов банков, мотивировав это их рискованной кредитной политикой и ролью в операциях, которые могут иметь преступный характер. На днях обществу были представлены очередные жертвы — владикавказский «Диг-Банк» и столичный банк «Замоскворечье».

Но, невзирая на благие намерения, за последний год мы так и не узрели хотя бы 1-го звучного процесса с преследованием контролировавших эти банки лиц. И в этой ситуации задачки ЦБ, кажется, слабо коррелируются с основной целью — защитой интересов обычных людей.

Вобщем, в процессе банкротства банков возможности по вербованию виноватых лиц к ответственности возложены сначала на АСВ, которое выступает конкурсным управляющим и способно использовать весь инструментарий. Говорит Любомир Княгиницкий из НП СРО «Центральное агентство арбитражных управляющих»: «АСВ в принципе ведет жесткую политику, само может в рамках дела о банкротстве направлять исковые заявления с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. В то же время агентство вправе взыскивать убытки с контролирующих лиц и в судах общей юрисдикции безотносительно Закона «О банкротстве». Ну и в конце концов, АСВ в процессе конкурсного производства может обратиться в МВД по событиям злодеяний, найденным ранее».