Кто спасет валютных должников

Кто выручит денежных должников?

50 тыщ россиян, оформивших денежную ипотеку, рискуют остаться без жилища и без средств к существованию. Поможет ли им правительство?

Из-за кризиса на денежном рынке 50 тыщ россиян, взявших ипотечные кредиты, рискуют лишиться жилища и оказаться на улице. 28 февраля в Москве и 20 других городках Рф прошли акции протеста, организованные Всероссийским движением денежных заемщиков. Движение соединяет воединыжды людей, пострадавших от денежных ипотечных кредитов. Выходя на улицы, люди пробовали привлечь внимание к безнадежной ситуации, в какой они оказались.

В правительство РФ уже внесен законопроект, предполагающий механизм помощи денежным заемщикам, решение по нему ожидается 2 марта. Что как раз могло бы сделать правительство, разбиралась корреспондент DW.

«Я не знаю, что делать далее!»

Рассказывая DW свою историю, Лола Юлдашова приметно беспокоится: «У меня уже трехмесячная просрочка. Платежи всегда вырастают, и я больше не могу собрать нужную сумму. Впереди, видимо, трибунал и выселение. А у меня на руках молодая дочь и мать-инвалид. Я не знаю, что делать!»

В обыкновенной ситуации Лолу навряд ли можно было бы отнести к социально незащищенным слоям населения. По профессии она юрист, хорошо зарабатывает и привыкла сама отвечать за свою семью. На грань выживания Лолу поставили происшествия. Сначала 2008 года она решила приобрести собственное жилище и обратилась в банк за кредитом. «Я уже была беременна и очень желала, чтоб ребенок родился в собственном своем доме», — вспоминает Лола.

Городской ипотечный банк отказал ей в выдаче рублевого кредита и здесь же предложил взять такой же, но в баксах. «Финансовая ситуация тогда была полностью размеренная. Потому я согласилась и заняла у банка 90 тыщ баксов под 11 процентов годичных. Никакой выгоды для меня в этой сделке не было — рублевая ипотека стоила всего на один процент дороже. Просто другого кредита мне не дали», — вспоминает Юлдашова. Поначалу каждомесячный взнос по кредиту Лолы составлял 20 тыщ рублей. Но позже случился кризис 2008 года.

А в 2014 году произошел обвал рубля на денежной бирже. В итоге сейчас Юлдашова должна каждый месяц отдавать банку 53 тыщи рублей. «Все это время я пробовала как-то решить с банком эту делему. Там меня знает уже любая собака. Но никакого ответа на мои просьбы провести реструктуризацию либо конвертацию кредита в рубли я не получила», — ведает Лола. За эти годы она заплатила банку в общей трудности 4 миллиона рублей. Но так как большая часть этой суммы ушла на погашение процентов, Лола как и раньше должна за свое жилище 83 тыщ баксов. «Если я даже продам квартиру, я все равно останусь должна практически 2 миллиона, — сокрушается Юлдашова, — ведь у меня малая однокомнатная квартира в Одинцово, красноватая стоимость ей 3,5 миллиона».

«Мы не просим никаких приемуществ»

«Это очень обычная ситуация», — ведает корреспонденту DW Ира Сафьянова, активист Всероссийского движения денежных заемщиков. По данным движения, в Рф насчитывается 50 тыщ семей, оформивших денежные кредиты на жилище. «80 процентов заемщиков имеют малышей. При этом практически 25 процентов уже не могут вносить платежи в полном объеме», — делится собранной информацией Сафьянова.

За прошедшие годы бакс подорожал в 2,5 раза. Во столько же раз возросли и каждомесячные платежи заемщиков, большая часть из которых получают доходы в рублях. «Но этого не достаточно, — уточняет Сафьянова, — в баксовом выражении приобретенное жилище очень подешевело. Потому, даже продав квартиру, люди не могут расплатиться по кредиту». Сафьянова уверена, что банки специально загоняли людей в денежные кредиты: «Очень нередко они отказывали заемщику в рублевом кредите и сразу предлагали взять кредит в валюте. Им это было выгодней. На международном рынке банки завлекали валюту под 2 процента годичных, а выдавали нам под 10-12 процентов».

Активисты Движения денежных заемщиков считают, что правительство и банки несут ответственность за эту ситуацию. По словам Сафьяновой, денежные заемщики не требуют для себя никаких приемуществ, а просто желают, чтоб их уравняли в правах с теми людьми, которые брали кредиты в рублях.

С ней согласен активист движения Виталий Суховских. В 2008 году он также оформил денежную ипотеку, на которую купил маленькую двухкомнатную квартиру в подмосковных Люберцах. Сейчас Виталий должен каждый месяц отдавать за нее 97 тыщ. «К марту платить будет нечем. Банк предлагает реализовать квартиру. Но даже в данном случае я останусь должен еще 4 миллиона», — вздыхает Суховских. За прошедшее время он выплатил банку 120 тыщ баксов, другими словами практически 80 процентов одолженной суммы. Но большая часть этих средств ушла на сервис долга.

Нужно ли им помогать?

Далеко не все в Рф убеждены, что денежным заемщикам нужно помогать. Узнаваемый журналист и публицист Дмитрий Соколов-Митрич сам побывал на их месте: в 2007 году он также оформил денежную ипотеку, которую с трудом сумел закрыть ранее срока, утратив огромную сумму средств. Все же, журналист убежден, что помогать заемщикам за счет средств страны не следует: «Если мы идем по пути экономического милосердия, то появляется вопрос, где его границы?»

Тогда нужно посодействовать и тем, кто растерял работу, либо тем, кто проиграл сбережения на рынке акций, фантазирует Дмитрий: «Как быть с разорившимся делом?» Журналист убежден, что помогать нужно только тем, кто по независимым от их причинам оказался в ситуации недееспособности. «Если вы добровольно и в трезвом уме заключаете крупную сделку, вы должны отдавать для себя отчет, что есть определенные опасности. Правительство не должно поощрять безответственное экономическое поведение», — считает Дмитрий.

Поможет ли правительство?

Депутат Госдумы Андрей Крутов, напротив, убежден, что посодействовать денежным заемщикам нужно и даже предлагает механизм такой помощи. В январе он с группой собственных коллег занес в парламент проект закона «О реструктуризации обязанностей людей по кредитным договорам и договорам займа, выраженных в зарубежной валюте, в валюту Русской Федерации».

Депутаты предлагают уравнять денежных заемщиков с остальными, позволив им перевести свои кредиты в рубли на справедливых условиях. «В законопроекте три главных пт: мораторий на штрафы и изъятие жилища; конвертация остатков задолженности в рубли по курсу на дату выдачи кредита и установление ставки 12,2% годичных для этих реструктурированных кредитов», — объяснил DW Андрей Крутов. Депутат допускает, что в итоге такой операции банки могут понести дополнительные издержки, которые, на взгляд Крутова, мог бы покрыть федеральный бюджет. Идет речь о сумме в 20 млрд рублей. На данный момент законопроект находится на рассмотрении в правительстве Рф, которое до 2 марта должно дать на него свое заключение.

Будет ли правительственный отзыв положительным? Пресс-секретарь министра экономического развития Лена Лашкина заявила DW, что, на взгляд ее ведомства, решение трудности денежных заемщиков должно опираться на три принципных положения: убытки от конвертации должны быть разбиты меж заемщиком и банком, люди не должны быть выселены из единственного жилища, а при проведении конвертации долга в рубли целенаправлено предугадать льготный курс и льготную процентную ставку.