Кто закручивает Вихрь

 

topwar.ru

Справка «Новейшей»

Противотанковые комплексы «Вихрь-1» стоят на вооружении штурмовых самолетов Су-25, также ударных вертолетов Ка-52, катеров и патрульных кораблей. Ракета комплекса способна поражать бронированные цели на дальности до 10 км. Длина боеприпаса составляет 2,75 метра, а поперечник — 0,24 метра. «Вихрь-1» оснащается тандемной кумулятивно-осколочной боеголовкой. Масса боевой части составляет около 12 кг.

На днях вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий ветвь ВПК, сказал журналистам, что в феврале следующего года правительством будут подведены итоги гос-оборонзаказа-2013.

Услышать беспристрастную информацию на этот счет вправду любопытно — хотя бы поэтому, что объем гособоронзаказа в уходящем году составил примерно 1,35 триллиона рублей, 85% от которых были переданы подрядчикам на закрытых торгах еще по состоянию на июль. В последние годы, когда военное ведомство возглавлял Анатолий Сердюков, дела с выполнением гособоронзаказа шли непринципиально — с 2008-го предприятия ОПК не выполнили 74 договора на поставку вооружения и военной техники, а за 2012 год министерство недополучило около 20% заказаной продукции.

Какие характеристики будут озвучены в конце зимы Рогозиным, представить тяжело, но нет колебаний, что у правительства возникнут претензии к ряду поставщиков военной индустрии.

Один из таких вопросов, как показало исследование «Новейшей газеты», может быть задан умеренной на 1-ый взгляд коммерческой компании.

 

Закрытый конкурс!

Сначала 2013 года Министерство обороны сказало о намерении закупить партию управляемых противотанковых ракетных комплексов класса «Вихрь-1» для нужд военной авиации и наземного боевого транспорта.

Заказ на приготовление и поставку ракет был подготовлен в июне этого года, исходная стоимость договора составила около 13 миллиардов рублей, сроки его выполнения — 2013—2015 годы.

На роль в закрытом конкурсе подали заявки три компании: ОАО «НПО «Курганприбор» бизнесмена Сергея Муратова, ОАО «НПО «Ижмаш» (управляется ОАО «Концерн «Калашников», входящим в госкорпорацию «Ростех»), также ЗАО «НПО «Высокоточные системы и технологии», основанное бывшими сотрудниками Ижевского машиностроительного завода.

По словам сотрудника Минобороны, в победе концерна «Калашников» тогда не достаточно кто колебался: «Его производственный потенциал несравним с способностями соперников — так как управляемый им завод долгие и длительные годы считается флагманом по изготовлению артиллерийских снарядов».

Но в процессе совещаний в министерстве, продолжает собеседник, суровые опаски стало вызывать ЗАО «НПО «Высокоточные системы и технологии» («ВСТ») — представитель компании убеждал, что «главные объемы» должна получить как раз его компания.

В процессе конкурсных процедур этому не судьба было реализоваться: сотрудники «ВСТ» при заполнении представленной в составе конкурсной документации формы заявки указали два предложения о стоимости (в одном пт — 12,8 миллиардов рублей, в другом — 12,5 миллиардов), что стало формальным основанием для снятия компании с торгов.

Победу одержал концерн «Калашников», предложивший сумму в размере 12,8 миллиардов рублей, договор был заключен 18 июня.

 

Ход трибуналом

Но управление «ВСТ» на этом не тормознуло — и развязало судебную тяжбу с Минобороны и «Калашниковым», настаивая, что конкурсная комиссия приняла нелегальное решение. В первой инстанции столичный арбитраж встал на сторону ответчиков — требования «ВСТ», заключавшиеся в признании результатов торгов нелегальными, а заключенного договора — недействительным, были отклонены.

По словам представителя «Калашникова», на предприятии никто не направлял внимания на спор в суде. К тому моменту Минобороны перевело первую часть средств в сумме более 2 миллиардов рублей, за счет которых концерн оплатил работу субподрядчиков и собственного трудового коллектива. Когда в декабре наступил период очередной выплаты средств заказчиком, жалоба «ВСТ» внезапно для служащих концерна была удовлетворена в 9-м апелляционном суде — прежний судебный акт был отменен, а договор дезавуирован.

Представитель концерна говорит, что управление эта новость повергла в шок: «Они («ВСТ») допустили тривиальные нарушения при формировании заявки, потому были сняты с торгов. Как можно отменять договор, когда он находится в стадии выполнения — и заказчик уже перевел 2 миллиардов рублей?»

Сотрудник концерна говорит, что вокруг компании сложилась абсурдная ситуация — она имеет обязательства перед всеми, но не может их исполнять: «Договор признан недействительным, но наши договоры с субподрядчиками — нет». По его словам, компания будет обязана сама изыскивать деньги для расчета с контрагентами: «Этим судебным актом остановлено финансирование договора, а означает, его выполнение. У нас два варианта — оба ужаснее: или молчком ожидать решения суда — и даже в случае положительного решения утратить сроки и оказаться в реестре нерадивых поставщиков, или завлекать заемные средства и нести издержки в виде оплаты процентной ставки».

Кассационная жалоба, по данным сотрудника Минобороны, будет рассмотрена не ранее марта — к тому моменту Дмитрий Рогозин уже подытожит гособоронзаказа-2013.

 

Зеркальная история

Исследуя арбитражную практику, мы нашли ситуацию, зеркальную описанной чуть повыше: в мае 2012 года Министерство обороны расположило заказ на приготовление и поставку авиационных средств поражения (ракетные комплексы С-8ДФ, С-8ДФМ, С-13Б, С-13ДФ). В итоге четыре муниципальных договора были заключены с единственным участником аукциона — ООО «НПО «ВСТ».

Двое других — ОАО «Новосибирский завод искусственного волокна» и ОАО «Завод Пластмасс» — были сняты. 1-ый — в связи с отсутствием в составе прошитого и опечатанного тома заявки описи документов, 2-ой — из-за внесения различных сроков поставки изделий, страны — производителя продукта, также конфигурации гарантийного срока службы номенклатуры.

Обе компании обратились с иском к Минобороны — в первой инстанции воздействия аукционной комиссии были признаны легитимными. Что-то знакомое, не находите?

В апелляции судебный акт был отменен — трибунал установил в действиях Минобороны нарушения, сделавшие торги безальтернативными: «Не подшитая к заявке опись документов при ее фактическом наличии в комплекте документов не может служить формальным основанием для признания этих документов недостоверными. <…> Аукционной комиссией [при принятии решения о недопущении участников к торгам] не были приведены конкретные причины невозможности выполнить оценку представленных документов на предмет подлинности и достоверности».

У 2-ух этих историй, кажется, полностью однообразный сценарий — но не конец: трибунал не стал признавать контракт меж «ВСТ» и Минобороны недействительным. Другими словами трибунал признал нелегальными воздействия Минобороны в части недопущения участников к торгам, что сделало исключительные условия для «ВСТ», но на сам контракт никаких ограничений не наложил.

Вобщем, невзирая на такое решение, договор меж «ВСТ» и Минобороны не исполнен по сей день, говорит сотрудник военного ведомства: «Сроки пришлось сдвигать — так как в начальный срок (до 25 ноября 2012 года) подрядчик («ВСТ») не уложился. При всем этом средства министерство заплатило».

Это не единственный случай, когда предприятие затягивает сроки выполнения договора, продолжает он: «ВСТ» был задействован в качестве субподрядчика в договоре 2011 года на приготовление «Вихрь-1» меж Минобороны и ОАО «Кировский завод «Маяк» — они получили около 75% от общего объема [работ], им заплатили средства, но результата до сего времени нет».

 

Кто есть кто

Что все-таки собой представляет ООО «НПО «Высокоточные системы и технологии» — компания, которой удается встраиваться в кооперацию с муниципальными ведомствами и подрядчиками, получать экономные средства — и при всем этом никогда не оказаться в Реестре нерадивых поставщиков?

По данным ЕГРЮЛ, ООО «НПО «ВСТ» через ООО «НПП «Стрела» (на сегодняшний день находится в стадии ликвидации) принадлежит Андрею Гоголеву, Владимир Матюхину, Игорю Налетову, Владимиру Образумову и Сергею Титову. Невзирая на диверсифицированную базу собственников, «главных лиц трое», говорит сотрудник Минобороны — это Титов, Гоголев, также прошлый генеральный директор Владимир Бобровский. Последний покинул компанию в 2012 году, но «в Минобороны часто возникал». По данным ЕГРЮЛ, Бобровский — партнер Сергея Титова в ООО «Торговый дом «Нитротехойл», которое производит оптовую торговлю хим субстанциями.

По данным Федерального реестра госконтрактов, ООО «НПО «ВСТ» закончило получать договоры от Минобороны скоро после отставки Анатолия Сердюкова в ноябре 2012 года.