Куриная слепота

Россияне слышат, что, вводя ответные санкции, управление страны отталкивается от «собственных интересов», от защиты нашей экономики и наших людей. С объявлением продуктового эмбарго много и просто излито слов о величавых шансах для нашего сельского хозяйства. Дескать, наконец нивы заколосятся, свиноматки принесут рекордные приплоды, петушки запоют, фермеры озолотятся, закрома родины наполнятся, и есть мы будем высококачественное и дешевое «своё».

Минул практически месяц. Нелегальные продукты как и раньше на прилавках. Наплыва товаров от российского производителя как и раньше не наблюдается. Торговцы убеждают: все продукты из государств санкционного перечня никуда и не денутся, были и будут, только — дороже, так как усложнилась логистика. Обещают, что больше будет овощей и фруктов из Китая. На рынках и отчасти в магазинах поднялись цены на сыр, рыбу, мясо, молоко.

Так кого наказал Кремль? Только русского покупателя? И могут ли посодействовать санкции российскому крестьянину и колбаснику, большим агропромышленным хозяйствам?

На земле

История «радостного молочника» Джастаса Уолкера, поддержавшего русские санкции против Запада, оказалась фейком. Госканал «Россия-1», если кто не в курсе, выдал в «Вестях» сюжет с заразным хохотом южноамериканского фермера-бородача: живет он в Богучанском районе Красноярского края, разводит коз и кур и радуется сейчас, точно ребенок, введенному Кремлем эмбарго. Мол, местные не понимают, для чего им брать фермерскую «моцареллу», если можно приобрести данный итальянский продукт. «Ну а на данный момент… Зачем-зачем? — и через торжествующий хохот: — Так как не будет его, вашего итальянского сыра!»

Кадры, попав в YouTube, стремительно набрали 1,5 миллиона просмотров. Ведущие информагентства страны сказали о поддержке санкций Путина русским крестьянином канзасского происхождения. В неустанной борьбе с Западом, проистекающей в русском вебе, проф патриоты записали Джастаса в народные герои и принялись им козырять.

Но здесь сам герой их и обломал, выложив в YouTube опровержение пропагандистской подделки: из огромного интервью, произнес Джастас, проявили всего семь вырванных из контекста секунд. В действительности он не поддерживает путинские санкции, он — против их. Уолкер считает, что русским фермерам не запреты на импорт необходимы, а земля.

— Те слова изъяты из 30-минутного разговора, где я кропотливо разъяснял, что я — против санкций, что они не в помощь российскому фермеру. Для развития нам нужна здоровая конкурентность с наружными игроками, — говорит Уолкер. — Что необходимо российскому фермеру? Нам нужна земля. Получить ее в долгосрочное использование, в собственность — это основная проблемка маленького производителя. Я понимаю, что мне, как иноземцу, навряд ли светит получить 12 либо 15 гектаров, чтоб развиваться, выстроить дом. Но есть много российских, которые желали бы заняться фермерством, вести мелкое хозяйство и… не могут! Так как не могут получить землю. Если мы желаем посодействовать российскому сельскому хозяйству, фермерам, то нам необходимы не санкции, не эмбарго, не тарифные планы какие-то. Нам нужна земля. В свое время я обратился в администрацию Богучанского района, спрашивал, как получить 12 га на легитимных основаниях. На меня смотрели, как на дурачины, как будто я оккупант и желаю захватить весь мир! Но 12 га, что такое для маленького производителя? Это ерунда. Тут, в поселке Токучет, мы смогли отвести для себя 180 соток земли, бывших помоек. И это именуется ферма? Большие просторы простаивают либо отдаются в аренду китайцам. Так дайте землю русским фермерам, я не говорю уж за себя, и это будет самая наилучшая помощь! И никакие санкции не необходимы!

Джастин заказывает и получает ферменты для сыров, закваску для кефира и йогурта по почте из США. Ничего подобного в Рф отыскать не удалось. Пока он запасся впрок, но что далее? Пропагандисты поют, что сейчас к «радостному молочнику» выстроится очередь. Но у него не товарное хозяйство, ему не надо ни рекламы, ни новых покупателей, он знает всех собственных заказчиков в лицо, весь его маркетинг — «из рук в руки». Благодаря русской бюрократии и коррупции он работает не больше 4 часов в день. Что это для него, протестанта? У него всего дюжина коз (с именами как южноамериканскими, так и русскими). Из 4 л. их молока выходит 450 граммов «моцареллы». Ребекка, его супруга, варит в среднем по 2 кило 2-ух видов сыра в день.

Как это вообщем может быть — не допускать фермеров к земле?! У нас что, ее не достаточно? В Сибири, на Ангаре? Почему топтать землю у нас можно, а обрабатывать — нельзя?!

Но, может, так не везет только лапотным мужчинам в медвежьих углах, может, санкции Путина дают шанс большим агрохозяйствам?

Вот мнение 2-ух ярчайших представителей земельного лобби, 2-ух депутатов Заксобрания Красноярского края, знающих все входы и выходы в кафкианском бюрократическом замке.

Роман Гольдман

Роман Гольдман, генеральный директор агрохолдинга «Сангилен +», строит на данный момент, а именно, свинокомплекс по мировым эталонам:

— От правительства ожидали постановки задач: что мы желаем? Мы желаем, чтоб крестьяне временно прирастили создание продукции, пока мы договариваемся с Египтом, или мы говорим: ребята, разворачивайтесь, мы временно условились с Египтом, а вы будете работать и далее. Высвобождение полок нам на сей день ничего не дает. Если мы на данный момент вложимся в новые проекты, а позже правительство снова со всеми помирится, — мы что будем делать с этой продукцией? Санкции введены на год. Чтоб выстроить свинокомплекс, необходимо 2 года. Чтоб родились поросята, которых можно будет далее забивать, нужен еще год. Итого: 3… Да, временное устранение соперников мы рассматриваем как некоторую возможность. Но еще есть один небольшой фактор — это цена средств. На сей день все банки подняли процентные ставки на 2-3 пт. 2-ое. Взять кредит фактически нельзя. Чтоб взять кредит, необходимо иметь 30% собственных средств. А мы, крестьяне, уже перекредитованы. Потому мы готовы использовать эту возможность и готовы накормить свою страну, помогите с средствами! Кстати, на сей день федеральные власти должны нам более одного года проценты по кредиту. Другими словами год мне Москва не платит. Край платит, Москва — нет. Возможности для нашего русского бизнеса эти санкции дают большие. Но не считая трепотни об этом необходимы еще реальные поступки. Пока их нет.

Эту теорему — инвестиции в сельское хозяйство окупаются с трудом, за год уж точно средства не возвратить — подтверждает и Борис Мельниченко, директор большого крестьянского ЗАО «Солгонское»:

— Прирастить выпуск продукции сейчас нельзя. По итогам прошедшего года, к примеру, создание свинины было убыточным. Ранее животноводство вытаскивала рентабельность зерна, но сейчас себестоимость его производства будет выше рыночной цены — из-за двукратного, по сопоставлению с прошедшим годом, роста цен на ГСМ. Чтоб завлекать ресурсы, необходимы гарантии, что мы их окупим. Но, как говорит премьер-министр, санкции вводятся на короткий срок. Если появятся договоры с новыми иностранными поставщиками, а позже и с Европой все уладится, и плюс ко всему мы увеличим создание, — сельское хозяйство ожидает очередной удар.

Председатель Союза промышленников и бизнесменов Красноярского края Миша Васильев:

— Мы не можем начать создание говядины на 6 месяцев либо прирастить надои молока на 3 месяца. Финансовая политика должна быть понятна на тот период, в течение которого имеет смысл делать инвестиции в создание. В неприятном случае — это разговор ни о чём!

Так обстоят дела у тех, кто работает на земле. Дальше в цепочке к конечному покупателю значатся перекупщики и переработчики сельхозпродукции. Что дали санкции им?

Перекупы

Александр К. закрывает собственный бизнес. Он перепродавал курятину. Маленький оптовик, посредник меж большими акулами оптового бизнеса и общепитом. Говорит, рад был бы поддерживать российских производителей, но качество предлагаемого ими мяса вынуждало вновь и вновь отказываться от него и ехать за южноамериканскими окорочками. Они выручали всегда. Появилась омская кура. И сначала шла прекрасно — очень вкусные, «не накачанные». Но, как это обычно и бывает, завоевав свою нишу на красноярском рынке, пошла никуда не пригодная:

— На данный момент их курицу, в действительности весившую 1,5 кило, мне отдают в весе 2,2—2,4 килограмма. Ее просто накачали водой. И стоила она 92 рубля, после введения санкций — 142. А «ножки Буша» до эмбарго шли в опте по 76—80 рэ. Звоню днем: 110. В обед уже 120—125. Сообразил: бизнес завершился. Так ужасное качество у нашей курятины, и при всем этом она рублей на 20 дороже американской, что мне на данный момент просто нечего предложить своим покупателям — ресторанам, кафе.

Вот один из итогов продуктового эмбарго. Безальтернативные нашприцованные куры с фирменным запахом тухляка, да к тому же растущие в стоимости.

В региональном УФАС подтверждают: прослойка посредников меж производителями, большими оптовиками и конечным потребителем — в панике. В особенности те, кто поставлял продукты в муниципальные и городские учреждения, в детсады и школы. Договоры с этими заведениями заключили еще сначала лета, при других ценах. На данный момент кура в опте подорожала на 30%.

Обстоятельств подорожания несколько. Сети Европейской Рф бросились за птицей на восток, и сибирские охлажденные куры полетели в Москву и Питер. Не считая того, курятина пока остается самым дешевеньким мясом, и производители колбас и полуфабрикатов перебегают как раз на него заместо свинины: люд желает дешевенькой колбасы, дорогую не покупает. Появился недостаток. Как следствие, рост цен. Может, в крае и хватило бы на всех, и соседям бы осталось, но агрохолдинг «Сибирская губерния», наикрупнейший красноярский производитель курятины, проиграл в жесткой конкурентноспособной борьбе, с продолжительными периодами демпинга, когда бройлерные тушки продавались ниже себестоимости. На местный рынок залетели куры из Омска, Томска, Новосибирска, с Алтая, даже из Челябинска и Белгорода.

Большой холдинг сдулся почти во всем из-за осложнений с качеством продукции. Алексей Подсохин, обладатель этого бизнеса, тем временем продюсировал бестселлер, на данный момент вот на землях одной из птицефабрик строит «Сибирскую Венецию» — город-спутник Красноярска с аква каналами и ведет переговоры с полусотней итальянских семей о переезде их сюда: «У их там кризис». Цитата: «Вода, гондолы, архитектура, площади, голуби, счастье, цветочки, любовь — все это будет». Пока же агрохолдинг должен выплатить в бюджет Березовского района практически 130 млн за загрязнение этих 16 га сельхозземель куриным пометом.

Вызванный русскими санкциями вопрос о качестве кур, и не только лишь их, будет сильнее, чем про геополитику. Этот вопрос касается глубинных потребностей и инстинктов человека. Красноярский ученый-биохимик и проф дегустатор Игорь Шеин в собственном блоге заявил, что запрет на ввоз иностранного мяса чреват «белковой катастрофой». Ведает, что загоны для лошадок, выращиваемых на мясо, принято у нас городить из горбыля. При этом корой не наружу, а вовнутрь, к лошадкам. Потом, чтоб, когда конюхи уйдут в запой, животные с голодухи хоть кору поглодали. Что в коровниках густо рассыпаны шприцы и пузырьки из-под пенициллина: проще его колоть зимой, чтоб коровки не болели, и подвешивать их на цепи, чтоб они не падали от голода, — чем обычные коровники строить и подкармливать животных. О гормонах же вообщем отдельный разговор.

«Наша родина никогда не задумывалась о пищевой безопасности, — говорит Шеин. — Более того, она всегда старалась делать напротив. Когда вели скотину на забой по коридорам мясокомбинатов, она ощущала запах неубранной крови, разлагающихся белковых миазмов, и до конца накачивала своё «мясо» множеством стрессовых гормонов, которые, из той же колбасы, усваиваются нами сначала, даже лучше, чем углеводы. В этой ситуации организм человека воспринимает чужой гормональный стресс стопроцентно, мы его, может, не ощущаем, но наш метаболизм — совершенно точно».

Введение продуктового эмбарго снова обозначило застарелые трудности. Они не решались в нулевые годы, когда страна купалась в нефтяных деньгах. Неуж-то их решат на данный момент, за год, с такими дырами в региональных бюджетах, каких не было еще никогда?

Вот и рестораторы говорят, что всегда предпочитали российскему иностранное мясо: оно «совершенно другое».

Рестораторы

Красноярцы обожают общепит: растраты на кафе и кофейни, по данным местных статистиков, всегда вырастают. По количеству ресторанов на душу населения Красноярск — 2-ой в стране после Питера и намного опередил Москву.

80% опрошенных заявили, что сейчас посещать общепит будут пореже: цены вырастают.

Из записей в «Фейсбуке» депутата горсовета и ресторатора Владимира Владимирова: «В МETRO сейчас разделяли последние 70 кг мяса (свиную шейку). Выдают определенное количество и семги — менее одной рыбины, дошло до драки. Наши на троих взяли три рыбины. Придется поменять меню и блюда. Выручка, вероятнее всего, свалится в почти всех заведениях, прямо до закрытия».

Местные издания полны пессимистическими комментами. Сергей Кудреватых, директор ресторана «Фон Барон»: «Все будет плохо. Не желаю даже говорить на данную тему». Любовь Макова, директор ресторана Mama Roma: «Так как мы хотим предложить блюда итальянской кухни, для которых необходимы истинные итальянские ингредиенты, запрет отразится на нашей работе: других товаров для таких блюд не существует. Будем мыслить, что делать далее». Алексей Нейман, соучредитель ресторанной группы BerryWood Family: «Мы пересмотрели меню и отказались от товаров, которые попадают в группы риска. Есть проблемка по морепродуктам, цены на их выросли в разы».

Ресторатор Анатолий Ващенко, Bellini Group, считает, что качество свалится, а цены подымутся:

— Не на все продукты есть российские аналоги, но даже на аналоги поставщики сначала повысили цены на 20—30%. Где-то на все 100% — в Москве, где наши поставщики берут рыбу и морепродукты. Позже, видимо, ужаснувшись угроз премьер-министра, они снизили цена продукта. Не считая того, мы сами предъявили ультиматум, так как со всеми ранее были подписаны договоры, согласно которым цены нельзя подымать в один момент. Так либо по другому, ресторанам придется пересматривать политику цен. Еще одним последствием запрета станет то, что мы потеряем в свежести блюд: к примеру, из Испании к нам поступала охлажденная рыба, а из Бангладеш можно привезти только замороженную… Наше сельское хозяйство и перерабатывающая ветвь издавна уже не создают в достаточном количестве даже главных товаров питания. В связи с этим трудно сказать, чего ожидать на данный момент: может быть, ввезенным продуктам и найдется подмена, но как стремительно это произойдет, не знаю: все это политика. Естественно, ворачиваться вспять в СССР особенного желания нет».

Путин заявил, что все физические и юридические лица, пострадавшие от санкций США, должны быть защищены правительством. ЦБ и Минэкономразвития поддержат кредитные учреждения, в отношении которых США ввели санкции. И, очевидно, подконтрольные братьям Ротенбергам банки помощь получат. Кто и как поможет тем в Рф, кто пострадает от русских санкций, нам не говорят. Но что-то мне дает подсказку, что маленькому оптовику Саше К. либо рестораторам ничего не светит ни от Путина, ни от ЦБ, ни от Минэкономразвития.

Котлеты из нефти

Красноярский край, как понятно, являет собой уменьшенную копию Рф. Во всех смыслах, в том числе и в методе существования в мире, в нахождении собственной ниши в мировом разделении труда. Мы давным-давно живем по принципу «Сырье в обмен на пищу, ширпотреб, машины и оборудование». Это было договоренностью. И Наша родина эту договоренность нарушила сама. Но скотин, пущенных под ножик уже десятилетия вспять, не оживить, новые мгновенно не родятся. По щелчку пальцев из Кремля поля не освободятся от выросших на их осин да елок. Вот вам числа, как в действительности сокращается в Красноярском крае создание пищи. Данные — официальные, Красстата.

Объём производства за январь—июль 2014 года, по сопоставлению с тем же периодом прошедшего года, в процентах:

— мясо и субпродукты домашней птицы — минус 52,7;

— мясо и субпродукты убойных животных — минус 4;

— комбикорма — минус 34,6;

— мука из зерновых культур, овощных и других растительных культур, консистенции из их — минус 23,2;

— сыры и продукты сырные — минус 1,4;

— цельномолочная продукция — минус 10,7;

— рыба и продукты рыбные, переработанные и консервированные — минус 2,4.

В целом создание сельскохозяйственной продукции в хозяйствах всех категорий в крае в первом полугодии 2014-го свалилось, по сопоставлению с этим же периодом 2013-го, практически на 8%. Скота и птицы на убой произведено меньше на 19,6%. Поголовье на конец июля резко свалилось. Овец и коз, к примеру, — на 76,1%, птицы — на 46,8.

Чем замещать ввезенную пищу? Добыча нужных ископаемых в крае выросла на 18,4%. Нефти — практически на 4%. Газа — аж в 2,4 раза.

Нефть и газ будем пить и нефть и газ будем есть?..