Лобби-бар

17 ноября депутаты одобрили во 2-м чтении поправки в закон о госзакупках, разрешающие внедрение конкурса вровень с электрическим аукционом в сфере строительного заказа. Сейчас третье — техническое — чтение.

 

Условия задачки: в 2012 году на строительный госзаказ будет выделено около 3 трлн рублей, в том числе 1 трлн на дороги.

Вопрос: как «освоить» средства, если электрический аукцион, к которому обязали прибегать во всех случаях, не считая размещения заказа на особо опасное строительство, препятствует «действенному» воровству?

Ответ: до пришествия 2012 года и до смены нижней палаты парламента принять закон, разрешающий проводить тендеры на строительный заказ в форме конкурсов.

 

Бэкграунд

За последние годы на госзакупки тратилось в среднем около 5 трлн рублей, из их приблизительно половина — на «стройку», другими словами на строительство, реконструкцию и полный ремонт объектов серьезного строительства, в том числе автодорог. Годом ранее глава Контрольного управления президента Константин Чуйченко озвучил цифру по откатам в системе госзаказа — около 1-го триллиона раз в год (1/5 всех затраченных на госзакупки средств), либо 1/10 всей расходной части бюджета. Даже если представить, что размеры откатов распределялись умеренно, означает, только через стройку в год утекало по 500 миллиардов рублей, что составляло 1/20 всех государтвенных трат. Так было прямо до пришествия сегодняшнего года.

С 1 января 2011 года весь строительный заказ, кроме особо небезопасных объектов, торгуется только через электрический аукцион, который пришел на замену конкурсу. Чем принципно отличаются эти процедуры? В случае конкурса заказчик лицезреет, какие как раз компании готовы выступить поставщиками, и сам оценивает заявки по ряду критериев, в том числе личных (к примеру, опыт, квалифицированность и пр.). Завысить исходную стоимость, избрать «собственного» поставщика — и заказчик, и поставщик в плюсе.

Электрический аукцион очень исключает роль заказчика из процесса выбора поставщика, так как выбор осуществляется по одному-единственному аспекту — стоимости. Компании, готовые выполнить заказ, анонимно торгуются на одной из 5 законом определенных электрических торговых площадок, фаворит определяется автоматом. И это оказалось очень неловким и для многих больших компаний, издавна вовлеченных в систему госзаказа, которые обязали на равных торговаться с «живопырками» (и в ряде всевозможных случаев проигрывать «живопыркам»), и для самих заказчиков — так как шансы получения маржи очень уменьшились.

Электрический аукцион не лишен недочетов. И то, что собственной процедурной сложностью серьезно лупит в том числе по честным заказчикам и поставщикам, — незапятнанная правда. Очень трудно высчитать точную цена стройки; нельзя так детально проработать техническое задание, учитывать все аспекты; нельзя, в конце концов, выбирать стройку только по стоимости, ведь цель — сделать не недорого, а отменно, говорят противники электрического аукциона.

Но ведь в случае строительного заказа речь далеко не всегда идет об уникальных проектах, а если строят типовое — то почему процедура должна принципно отличаться от закупки других продуктов и услуг? Что все-таки касается свойства, то оно определяется не формой тендера, а техническим заданием и проектной документацией. И да, для того чтоб отменно приготовить техзадание, заказчик должен быть грамотным. Так как к растрате экономных средств вообщем должны быть допущены только грамотные люди.

Выбирая меж электрическим аукционом и конкурсом, мы, на самом деле, определяем, как готовы доверять заказчикам. Степень доверия бюрократу — ключевое отличие проекта Федеральной контрактной системы (ФКС), приготовленного Минэкономразвития, и концепции реформирования госзаказа от ФАС. По ФКС, применение электрических аукционов необходимо ограничить закупкой типовых и дешевых продуктов и услуг, другими словами использовать его как раз так, как это делается в большинстве государств. А ФАС настаивает на наивысшем использовании этого вида торгов.

Электрический аукцион — это презумпция виновности для чиновников. Беря во внимание триллион рублей, раз в год уходящий на откаты, нельзя сказать, что они этого не заслужили. Но как устроены сами электрические площадки, получающие «залоги» от участников торгов? Об этом — в ближайших номерах.

 

Решение задачки от Мартина Шаккума

Решению этой сложной и принципиальной антикоррупционной задачки, естественно, очень поспособствовало бы принятие Федеральной контрактной системы (см. справку «Новейшей»). Но ФКС еще не принята. У лоббистов нет сил ожидать. Означает, необходимо оперативно поменять действующий закон.

Как это сделать? К примеру, так: приготовить один малозначительный пакет поправок и одну значительную, но совершенно маленькую поправочку, малозначительный провести через 1-ые чтения, а далее подгадать так, чтоб рассмотрение обоих законопроектов совпало. И когда малозначительный пакет будет приниматься во 2-м чтении, приплюсовать к нему в форме «малеханькой» поправки значимый. Удачно пройти 2-ое чтение. Получить наслаждение.

* * *

17 ноября депутаты Госдумы во 2-м чтении воспринимали «3-ий антимонопольный пакет», над которым ФАС работала последние два года. На тот же день было запланировано рассмотрение 3-х законопроектов, касающихся 94-ФЗ о госзакупках: два — о стройке и о размещении заказов у единственного поставщика — в первом чтении, и один — о НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки) — во 2-м чтении. В перечне создателей всех 3-х находится председатель думского Комитета по строительству и земляным отношениям Мартин Шаккум («Единая Наша родина»).

Проекты, касающиеся размещения заказов у единственного поставщика и НИОКР, были объединены, и на заседании Совета Госдумы, который состоялся днем, было решено рассмотреть их на заседаниях в течение дня. Рассмотрение же законопроекта о стройке было решено отложить (что зафиксировано в протоколе № 313 заседания Совета Госдумы).

Но поправки о методах размещения строительного заказа, не прошедшие даже первого чтения и не утвержденные на рассмотрение 17 ноября, были приняты в четверг сразу же во 2-м чтении.

Ни слова о стройке не было ни в тексте объединенного законопроекта, ни в таблице поправок, рекомендованной к принятию думским Комитетом по строительству. Стройка появилась в виде перечня поправок к законопроекту, инициированных Мартином Шаккумом и Александром Хинштейном, при этом ровно в тех же формулировках, что присутствовали в отдельном законопроекте о стройке, приготовленном этими же создателями.

Комментируя для «Новейшей» дискуссию вокруг строительного госзаказа в июне этого года, государь Шаккум гласил о необходимости использования конкурса и о его большей эффективности — но исключительно в том случае, если конкурсные процедуры и аспекты отбора будут очень кропотливо проработаны, что позволит уйти от проведения этой формы торгов в «ручном» режиме. Но сегодняшние поправки говорят только саму возможность проведения конкурсов — без всяких деталей и проработок. Председатель профильного думского комитета тогда гласил и об эффективности госзаказа на стройку: «По понижению цены нынешние аукционы очень проигрывают тем конкурсам, что были ранее. Если же говорить как раз об эффективности использования средств, то в 90-е, когда не было никаких конкурсов, она вообщем была еще выше. В конце 90-х строили 6—7 тыщ км региональных дорог в год, а на данный момент скатились до 2 тыщ. Рынок строительного подряда относительно конкурентноспособный. Далее не буду продолжать — по другому вам покажется, что я возвожу крамолу…»

 

Статистики, подтверждающей более высшую эффективность электрического аукциона в стройке по сопоставлению с конкурсом, но нет.

Возвратит ли нас возрождение конкурсов в прошлые годы, когда на 5 трлн госзакупок приходился 1 трлн откатов? Значит ли это, что из запланированных на стройку в 2012 году 3 трлн рублей уже сейчас можно вычеркнуть 600 миллиардов, которые лягут в чей-то глубочайший кармашек? В течение наиблежайшего года мы увидим реальное соревнование 2-ух принципов: электрического аукциона и конкурса… Смотрим.

 

Справка «новейшей»

Федеральная контрактная система (ФКС) — проект реформирования системы муниципального заказа, разработка которого была инициирована осенью прошедшего года президентом Дмитрием Медведевым и поручена Министерству экономического развития. ФКС — полный проект, который содержит в себе не только лишь регулирование размещения госзаказа (определяемое на данный момент нормами 94-ФЗ о госзакупках), но также его среднесрочное и короткосрочное планирование и настоящий контроль за реализацией. Существующая на сегодня концепция ФКС предполагает уход от масштабного внедрения электрических аукционов в пользу других методов размещения заказа, в том числе конкурсов.

 

Комменты

Антон Емельянов

директор ОАО «Электрическая торговая площадка»:

— Инициатива по ограничению размещения заказов через электрический аукцион нам кажется очень необычной. Электрические торги зарекомендовали себя как очень действенная процедура, с чем соглашался Дмитрий Медведев в собственных последних выступлениях. Потому я могу представить, что отмена электрических аукционов может быть прибыльна только коррумпированным бюрократам.

Электрические торги практикуются в Рф уже более 3-х лет, за этот период времени система очень видоизменилась и заполучила много принципиальных характеристик, характеризующих ее положительно: прозрачность информации, анонимность участников, также конкурентность самой процедуры. Но если сам шаг торгов проработан довольно отлично, то этапы формирования заказа и контроля его выполнения пока практически никак не регулируются.

 

Кирилл Кузнецов 
управляющий центра действенных закупок Тендеры.ру:

— Необходимо понимать, что есть теоретическая модель, а есть настоящая практика. Для того чтоб проводить закупки электрическим аукционом так, как об этом говорят, к примеру, коллеги из ФАС, требуется высочайшая квалификация заказчика, ведь необходимо очень кропотливо прописать все требования к закупаемой продукции.

Обсолютно любой строительный проект связан с тем, что могут показаться какие-то неожиданные работы, которые нельзя было учитывать на стадии планирования. Длительные процедура также может привести к тому, что появится необходимость пересмотреть цена в связи с ростом цены на материалы, а в сегодняшних условиях сделать это нельзя. В мире для стройки и инноваторских продуктов обычно употребляют конкурсную функцию. Но при всем этом всегда сохраняется риск того, что заказчик сумеет воздействовать на итог тендера. Но это не значит, что от конкурсов стоит стопроцентно отказаться, ведь если нормально на уровне законодательства прописать правила, с ними связанные, опасности можно свести к минимуму.

 

Екатерина Лезина 
управляющий Партнерства экспертов госзаказа:

— Законодательных осложнений в сфере размещения строй заказов сейчас нет. Но подрядные торги были, есть и будут самой трудно размещаемой продукцией, так как найти ее качество на шаге размещения нельзя. Собственной сложностью электрический аукцион дисциплинирует заказчика — сейчас он хотя бы заблаговременно определяет, что как раз он строит, в отличие от того, что было ранее, когда публиковались абстрактные технические задания, а позже строилось совершенно не то, что предполагалось вначале.

Муниципальный заказчик по собственному статусу обязан иметь достаточные возможности для того, чтоб реализовывать основную задачку, которая перед ним стоит, и это никак не размещение заказа, а выполнение гос задачки. К огорчению, на практике наш заказчик часто недостаточно квалифицирован и не готов нести ответственность за результаты собственных трудов. Это целый класс, давать которому больше прав — означает, прирастить поле для коррупции.

Строй компании в аукционах смущает то, что они не знают, кто с ними борется. Они привыкли получать заказы определенным порядком — договариваясь о подрядах с заказчиком. И на данный момент вся эта система, долгие-долгие годы формировавшаяся и работавшая, упала. А так как идет речь об очень большом бизнесе, лобби у их колоссальное.

Реальные трудности строительного заказа — это поручительство (уж вот где мошенничество), которое имеет смысл поменять банковской гарантией, и малый уровень профессионалов, которые занимаются размещением заказа на стройку. А профессионалов, владеющих сразу познаниями и в области градостроительной политики, и  госзаказа, у нас нет совершенно.

 

Мартин Шаккум 
управляющий Комитета Гос думы по строительству и земляным отношениям:

— Было три отдельных законопроекта, касающихся 1-го и такого же действующего закона — 94-ФЗ, внесенных различными субъектами законотворческой деятельности. Для того чтоб сберечь время, мы соединили их в один законопроект, за ранее согласовав это с правительством, которое отдало добро на объединение. Непосредственно решение об объединении было принято на заседании Совета Госдумы, которое состоялось днем 17 ноября. Никаких регламентных процедур и этических норм при всем этом нарушено не было.