Лучше бы взял деньгами

 

Алексей КомаровВо вторник «Газпром» сказал, что готов заплатить до 119,748 млн рублей за разработку планшетного компьютера для главы холдинга Алексея Миллера. С этой сделкой ведущий российский нефтегазовый бренд имеет все шансы войти в Книжку рекордов Гиннеса как создатель самой глупой растраты средств в области компьютерных технологий

Ни сам поступок, ни нареченная сумма не должны поражать — одна из огромнейших компаний мира может, в конце концов, и не то для себя позволить. А сейчас перейдем к практической стороне дела.

Экономика изделий, в базе которых лежат заслуги микроэлектроники, разительно отличается от классической. Дом либо автомобиль не построишь дешевле, чем стоят материалы, из которых они состоят, и трудозатратность их изготовления достаточно велика. Невзирая на механизированные производства и промышленные технологии, практически такие вещи собираются все равно вручную поштучно. Данный факт дает пространное поле для индивидуализации схожих продуктов: до боли просто заказать дом по эксклюзивному проекту, и даже авто выпускаются в особых разновидностях для обеспеченного класса и просто подгоняются под требования обладателя.

Для изделий на базе микроэлектроники, в цены которых толика материалов и сборки исчезающе мала, такой подход исключен. Стоимость микросхем либо мониторов практически вся складывается из издержек на их проектирование и пуск в создание (ну, и из отчислений за «умственную собственность», как без этого). Значительную часть цены таких изделий составляет вообщем нематериальная суть — программное обеспечение (софт), которое не может быть эксклюзивным в принципе: по другому оно не будет стыковаться с окружением и эталонами. Кому нужен, к примеру, особый текстовый редактор, если на нем придется поновой обучаться работать?

Поэтому руководители обсолютно любой компании мира, специализирующейся на товарах класса «лакшери», дали бы для себя отрезать левое ухо, если б им кто-либо выдумал метод преодоления ситуации, когда некоторый условный Абрамович обязан работать на серийном ноутбуке либо телефоне. Но все такие компании совместно взятые до сего времени не смогли придумать ничего лучше, чем поместить серийное изделие в платиновый корпус, увенчанный бриллиантами. При этом по не очень понятной причине все подобные устройства имеют не самые передовые технические свойства — возможно, так как предусмотрены не для работы, а только для раскидывания пальцев.

И вот, кажется, «Газпром» изобрел собственный метод обеспечить управляющего компании эксклюзивным продуктом, не опускаясь до бриллиантов на корпусе. Представители компании на голубом глазу пустились в объяснения, что цена практически в 4 миллиона баксов оправдана завышенной секретностью и функциональностью устройства. Что вызывает усмешку на устах фактически всех людей, хоть немного разбирающихся в сущности вопроса.

Аппаратная часть любого устройства на базе одной из самых закрытых операционных систем (iOS компании Apple) не подлежит модернизации — такая политика производителя. Означает, это будет обыденный серийный планшет и, судя по условиям задания, даже не очень накрученный — требуется всего только поддержка беспроводных технологий не самой последней модификации 3G. Отметим, что даже если б подчиненные захотели обеспечить собственного начальника самым дорогим планшетом из выпускающихся в мире, они бы не смогли выйти из суммы в несколько тыщ баксов — как раз столько стоят высокозащищенные планшеты компаний Panasonic либо Getac, специализирующихся на выпуске схожей продукции для военных, геологов либо промышленных рабочих.

Но в этом случае, по словам представителей «Газпрома», идет речь чисто о «софтверной» внутренности. И что все-таки подобного могут измыслить заказчики, что должно обойтись им в 120 миллионов рублей? Они объясняют, что это будет «программно-аппаратный комплекс, созданный для обеспечения информационной поддержки принятия управленческих решений по увеличению эффективности деятельности», при этом независимо от наличия доступа к стационарному рабочему месту. Рассмотрим, что можно сделать на предложенных условиях.

Представитель одной из ведущих российских компаний — производителей корпоративного софта, поведал мне, что в сумму подобного порядка либо немного больше (кое-где 150–200 млн рублей) большой компании уровня «Газпрома» либо Сбербанка обойдется внедрение для нее полной системы документооборота, с поддержкой статистики и аналитики. Другими словами, на самом деле дела, как раз системы «информационной поддержки принятия решений» (еще не управления предприятием, заметим!). Только вот такая система просит как минимум отдельной сильной информационной инфраструктуры: она не сумеет работать не только лишь на планшете (представляющем из себя достаточно слабый вычислитель), но так же и даже на самой сильной настольной машине, без поддержки остальной сети.

И если идет речь как раз о таком решении, то это совершенно другая задачка, в рамках которой создание планшета для Алексея Миллера — только очень маленький кусок целой работы по созданию программной системы, и, соответственно, формулировалась бы она по другому. Не получится напихать в один раздельно взятый планшет и средств безопасности на такую сумму. Безопасность, как никогда не утомлялись подчеркивать спецы, — это сначала комплекс организационных мер, в каких фактически программная часть занимает только маленькую долю. И даже в этой маленький части безопасность все равно тоже представляет собой целую систему, инфраструктуру, а не набор софта для 1-го раздельно взятого планшета.

Так, пред нами одно из 2-ух — или компетентность тех, кто составлял задание, оставляет вожделеть. Или пред нами акт все такого же раскидывания пальцев, с подменой бриллиантов на платиновом корпусе на «эксклюзивный софт», который «нет, вы только представьте для себя, обошелся в целых четыре миллиона зелененьких!». А вероятнее всего, и то и это совместно (ну, и что-то третье: к примеру, чье-то желание заработать).