Метры рантье

Интерпресс / ТАСС

Кажется, этот кризис поставит точку в целой главе в новой истории Москвы — и это глава про город рантье. Ренты в столице много и разной, но самый примечательный метод беспечного в финансовом плане существования — сдача в аренду недвижимости.

Пятнадцать лет экономического роста за вычетом легкого недоразумения на стыке восьмого и девятого годов в купе с централизацией в нашей стране всего, что только можно, обеспечили колоссальный приток в Москву людей и капиталов. «Однушка» в спальном районе превращала ее обладателя в человека, которому работать совсем необязательно. Работали как раз приезжие «покорители столицы», да к тому же платили за это право арендодателю.

В отдельные периоды времени, сочетающие высокий уровень зарплат и низкие ставки по ипотеке, реально было даже получать квартиру в кредит и не только лишь не платить банку из собственного кармашка, но к тому же оставаться в умеренной прибыли. Что уж говорить о счастливчиках, которым квадратные метры достались по наследию либо (и такое было) перепали в рамках соц программ.

Я, к примеру, два года оплачивал обучение в Германии не очень приятного типа, выставлявшего счет в евро. Русская в наихудшем смысле этого слова мебель, отсутствие балкона и МКАД в пешей доступности прилагались. А до того я разделял «двушку» с домашней парой, притом что парень сам был москвичом, но мать отдавала ему только половину суммы от сдачи в аренду собственной «наследной» квартиры. Знавал я и бывшего педагога арифметики, поменявшего Северное Измайлово на Гоа, где он не имел необходимости отказывать для себя в всех наслаждениях. За этот период времени в его квартире у дивной пары из Башкирии родилась и подросла дочка, которую сейчас ему, может быть, придется учить…

Придется — так как ножницы кризиса, не ужаснее бритвы Оккама, показывают ординарную вещь: халява не может продолжаться вечно. А ножницы вот в чем: сразу, в связи с инфляцией и девальвацией, падает покупательная способность средств, которые платят за квадратные метры «понаехавшие» в Москву, — и сокращается деловая активность, а совместно с ней количество рабочих мест и уровень зарплат.

Большая часть столичных рантье этого не поняло. Они пробуют решить свои трудности обыденным методом — за счет кошелька квартиросъемщиков. Повысить ставки и даже перевести расчеты в валюту. Моя сотрудник, столкнувшаяся с таким предложением, задала хозяйке резонный вопрос: «Вы и правда думаете, что вам будут платить за комнату 800 баксов?» Ответ покоряет: «Российские не сдаются!»

Но по сути на таких условиях не сдаются квартиры. Тем паче что на фоне зомбопропаганды резко подросло число тех, кто готов пустить к для себя только славянскую семью, исповедующую классические ценности. Но, видимо, по мере углубления кризиса обладателям недвижимости придется увеличивать уровень толерантности либо снижать собственные доходы.

Тем паче что покупательная способность средств понижается, даже если формально количество средств, передаваемых вам в определенное число месяца в конверте либо приходящее на карточный счет, остается постоянным. Естественно, доходы от сдачи недвижимости — отменная подушка безопасности, позволяющая переживать кризис легче, чем остальным. Но полной денежной свободы они уже не дают. Многим экс-рантье придется находить работу…

Здесь их будет ожидать противный сюрприз — жесткая конкурентность с теми, кто издавна привык работать с перерывами на обед в «Крошке-картошке» и на сон в съемной комнате. Тем паче что рынок труда в столице ожидают суровые тесты. Кризис больше всего ударяет по отраслям, связанным с проведением досуга, так как хлеб все таки важнее зрелищ. А значимая часть рабочих мест в столице создавалась как раз в промышленностях развлечений, туризма, моды и красы.

Естественно, рантье не повинны в том, что вели долгие и длительные годы праздный стиль жизни, ведь ровно этим же занималась сама наша страна — тот еще рантье. Но им, по совету такого же Медведева, придется поделить совместно со всеми бремя ответственности за принятые управлением Рф решения.