На валютном рынке идеальный шторм


РИА Анонсы

Резкое падение курса рубля по отношению к баксу и евро — главное экономическое событие последних недель. Комментариям на данную тему несть числа. Кто-то из почетаемых профессионалов лицезреет за происходящим комплот либералов, окопавшихся в Центробанке и экономических ведомствах правительства, кто-то — потаенный план власти, решившей так поддержать бюджет, зависимый от нефтяных доходов и страдающий от падения цен на «темное золото». Нет недочета и в советах на тему, что делать далее: кто-то советует зафиксировать курс рубля, кто-то, напротив, отпустить его побыстрее в свободное плавание.

За экспертной оценкой сложившейся ситуации мы обратились к известному экономисту Сергею Алексашенко, который в 90-е занимал высоки должности в Минфине и Центробанке РФ, в последние годы был директором по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ, а с сентября этого года живет и работает в Вашингтоне.

Сергей Владимирович, падение курса рубля — это заблаговременно обмысленная операция по девальвации либо «невидимая рука рынка»?

— Естественно, это никакая не заблаговременно обмысленная операция властей. «Девальвация» — это одно из более постылых экономических слов Владимира Путина, которое вместе с «дефолтом» вызывает у него очень противные ассоциации и мемуары. Он прекрасно осознает, что девальвация — это ровная дорога к соц недовольству, к протестным выступлениям, и навряд ли готов осознанно на это идти. Именовать происшедшее «невидимой рукою рынка», пожалуй, вернее, но мне кажется, тут сложилась ситуация «безупречного шторма» — несколько важных событий совпали в одной точке. Каждое из которых не могло в одиночку спровоцировать такую бурю, а вот их сочетание…

Какие же как раз происшествия сложились совместно?

— Начиная с 2012-го русская экономика начала тормозить и к истинному времени совсем закончила расти. Это значит, что какие-либо возможности по наращиванию экспорта на данный момент отсутствуют. Потому количество валюты в стране не возрастает, а рост доходов населения длился до начала этого года: многие вкладывательные программки были запущены заблаговременно — другими словами рост спроса на валюту для целей импорта длился. В итоге с середины 2012 года на денежном рынке стало формироваться превышение спроса над предложением, и курс рубля с тех пор потихонечку поплыл вниз. Ведь чем меньше предложение валюты и чем выше спрос на нее, тем выше ее курс: бакс, в конце концов, такой же продукт.

Дальше. С середины этого года пошли вниз цены на нефть. А русский рубль — это валюта, зависимая от нефтяных цен, и эта зависимость проявлялась не один раз за последние 30 лет. Нефть и нефтепродукты — это половина русского экспорта (с газом, цены на который привязаны к нефтяным, — две третьих). Разумеется, что падение цены «темного золота» вызывает уменьшение поступления валюты в страну. Понижение нефтяных цен началось в августе, но на поступлении экспортной выручки оно отразилось исключительно в октябре.

Следующая причина — экономические санкции, которые были введены странами Запада, запрет на вербование средств на рынке капитала. Казалось бы, под санкции попало ограниченное число банков и компаний, но, по сути, сейчас фактически никто из русского корпоративного сектора не может ни кредит привлечь на наружном рынке, ни свои акции реализовать; а гасить долги (до конца будущего года — около 100 миллиардов баксов) нужно. И это тоже наращивает спрос на валюту: никому не хочется объявлять дефолт, и все понимают, что навряд ли в наиблежайшие месяцы политические дела с Западом значительно улучшатся. Стало быть, лучше запастись баксами либо евро сейчас, чем брать их по более высочайшей стоимости через полгода.

Действие всех этих причин сложилось в один миг времени, и сегодняшней осенью курс рубля стал стремительно падать.

К чисто экономическим причинам нужно добавить и еще психический момент. Он связан с общей неопределенностью перспектив экономического развития в условиях политического противоборства со странами Запада. Это приводит к полностью полному недопониманию мыслящей частью общества в целом и бизнеса а именно того, что будет в стране через месяц, через полгода либо через год. И в этой ситуации многие бизнесмены и обыденные граждане Рф предпочитают переводить свои сбережения в зарубежную валюту.

Как вы оцениваете последние воздействия Центробанка на денежном рынке? Чего он желает достигнуть и как удачно?

— Не могу поставить неплохую оценку нашему Центробанку. Мне кажется, что основная проблемка в том, что его управление и само не знает, чего желает достигнуть. На мой взгляд, ЦБ загнал себя в терминологическую ловушку, всегда говоря о том, что он вот-вот введет таргетирование инфляции, а для этого отпустит денежный курс в свободное плавание.

Кстати, это заявление ЦБ прибавило непостоянности на денежном рынке, потому что было изготовлено не в самый успешный момент, когда на рынке началось больное оживление. А если говорить не о словах, а о действиях Центрального банка, то необходимо выделить, что уже не впервой он делает безупречную ситуацию для банкиров, желающих заработать на девальвации рубля. Население до недавнешнего времени вело себя довольно расслабленно. Предприятия тоже как-то не конвертировали свои рублевые депозиты в денежные. Потому рубли у банков для покупки валюты берутся у Центробанка — он дает им кредиты. Для чего он это делает и почему он не желает это приостановить? У меня нет ответа.

В феврале 2009 года была вточности такая же ситуация, и там все давление на рубль кончилось через два дня, после того как ЦБ закончил выдавать кредиты банкам.

Банк Рф дает рубли в кредит: до недавнешнего времени под 8% годичных, на данный момент (после недавнешнего подъема главный ставки) под 9,5%. Ну и, соответственно, реализует валюту, равномерно сдвигая курс рубля вниз. В итоге за октябрь бивалютная корзина подорожала на 15%, а это в пересчете — более 400% годичных. Потому много раз гласил и готов повторить: Центробанк проводит полностью некорректную политику, на самом деле, финансируя давление на рубль. Центральный банк для начала должен понятно сконструировать, чего он желает достигнуть в сегодняшней ситуации. Но пока с Неглинной улицы (главный кабинет ЦБ РФ.Ред.) доносятся или полное молчание, или наукообразные рассуждения, которые к жизни имеют не достаточно дела. Выбираются инструменты типа денежного РЕПО, которые очевидно не снимают давления спроса на валюту, а только дают временную отсрочку для ЦБ.

Советник президента РФ Сергей Глазьев предлагает зафиксировать курс рубля, а прошлый глава Минфина Алексей Кудрин — отменить любое регулирование курса как можно быстрее. Чья позиция вам поближе?

— Мне поближе позиция Кудрина, хотя я думаю, Наша родина еще не скоро сумеет попасть в ситуацию, когда она вообщем любое регулирование курса рубля готова будет отменить. У нас страна, очень зависимая от цены нефти и потоков капитала, также от политических решений. Экономика Рф довольно неуравновешенная. Думаю, еще долгие и длительные годы Центральному банку необходимо будет стоять наготове — с тем, чтоб или продавать, или брать валюту в каких-либо ситуациях. Но в принципе чем меньше ЦБ будет сдерживать курс рубля, тем лучше и для самого Центрального банка, и для экономики в целом.

Есть суровые опаски, что если рубль стопроцентно отпустить в свободное плавание, то очень скоро мы увидим не только лишь 45, но так же и 100 рублей за бакс. Есть ли причины, способные развернуть движение курса назад?

— Естественно, 100 рублей за бакс на данный момент не стоит ждать — это полностью завышенная оценка американской валюты. А то, что мы лицезреем на данный момент, — это эффект психического нездоровья нашей денежной системы, которая считает, что можно курс бакса гнать ввысь до бесконечности. Думаю, что уже даже при 45—50 рублях за бакс значимая часть импорта остановится, и в стране будет столько валюты, что банки просто в ней утонут. В какой-то момент движение курса валюты развернется в оборотную сторону, упав процентов на 10. Если говорить о длительной тенденции, то при той инфляции, которая есть в Рф, и при той экономической политике, которая проводится, — рубль навряд ли сумеет укрепляться в длительной перспективе. Но то, что он должен укрепиться в короткосрочной перспективе, — это однозначно. То, что мы на данный момент смотрим, — это паника на рынке, а она в какой-то момент завершается, и ситуация безизбежно разворачивается в оборотную сторону.

Что делать в условиях падения рубля обыденным гражданам, чьи скопления и сбережения практически тают каждый день?

— Скопления и сбережения — это все-же средства не «до получки» и не на подарки к Новенькому году. Если у вас есть скопления, рассчитанные на пару лет, то в сегодняшней ситуации, естественно, их лучше хранить в валюте. Процентные ставки по валюте на данный момент 3—4% годичных; и при годичный инфляции 10% —  это значит, что удачная для населения ставка по рублевым вкладам должна быть 13—14%. А если учитывать, что девальвация рубля с начала года превысила 30%, то хранить средства в рублях на данный момент, очевидно, нерентабельно. Но снова подчеркну: это не относится к длительным решениям, потому если вы желаете заработать на девальвации рубля в течение месяца-другого, то вы полностью сможете попасть на то самое падение курса бакса, которое в какой-то момент безизбежно случится. Словом, если ваши сбережения рассчитаны навечно, то, мне кажется, сейчас хранить их в зарубежной валюте — более правильное решение.

Каковой ваш прогноз: как будет изменяться курс в наиблежайшей перспективе?

— Если б я умел предсказывать курс, то был бы, наверняка, очень богатым человеком. Но пока мне это не удается, да я, фактически говоря, и не пробую. Могу сказать одно: в длительной перспективе — скажем, 3 года — курс рубля будет ослабевать. С какой скоростью? За 3 года, думаю, процентов 20—25 рубль может еще утратить.