Национальный парк звучит гордо

Публичный совет Минприроды обсудил проект поправок в закон «Об охраняемых природных территориях» и выступил против преобразования заповедника «Утриш» в государственный парк. Совет согласился с преобразованием 4 заповедников в национальные парки, а после провозгласил разбирательство, связанное с смешным предложением сделать нацпарком заповедник «Керженский» в Камско-Бакалдинском болотном массиве Нижегородчины. Другие проблемные нюансы законопроекта вынесены на обсуждение особых рабочих групп. На веб-сайте Гринпис управляющий заповедной программки Миша Крейндлин поблагодарил 43 тыщи неравнодушных людей, написавших письма в защиту «Утриша» и об усовершенствовании законопроекта.

Чтобы не вводить читателей в заблуждение, нужно объяснить, что государственный парк все таки не только лишь «звучит гордо», но так же и, невзирая на усугубляющееся несовершенство российского заповедного законодательства, это важный метод охранять природу и развивать экологический туризм не только лишь в США и Австралии, но так же и у нас. И создание каждого государственного парка – это целая сага. Последним в Рф уже в 2013 году был рожден в муках государственный парк «Чикой» на юго-западе Забайкальского края снутри Байкальской природной местности.

Верховья реки Чикой на юго-западе Забайкальского края. Фото: Олег Корсун

Территория уникальной забайкальской тайги получила шанс на сохранение, казалось бы, совершенно уже упущенный, за более чем полста лет борьбы за создание тут парка. Староверы получили надежду на сохранение обычного стиля жизни, здоровой сферы обитания и защиту от окончательного разграбления местности по указке сверху.

Государственный парк общей хорошей площадью 666 468 гектар создаётся в Красночикойском районе на землях лесного фонда, в том числе в границах ликвидируемых муниципального природного заказника федерального значения «Буркальский» и муниципального природного заказника регионального значения «Ацинский». Постановление, подписанное Медведевым «создаёт правовые основания для обеспечения режима особенной охраны природных комплексов и объектов на землях, включённых в границы государственного парка «Чикой». Отлично, что главный юрист страны делает такие правовые основания, а то бывало и напротив.

Парк включает уникальные природные комплексы в верховьях реки Чикой: эталонные экосистемы горных степей, кедровых лесов и южно-сибирской тайги. Тут живет много видов животных и птиц, занесенных в Красноватую книжку Русской Федерации (манул, темный аист, скопа, беркут, орлан-белохвост, балобан, сапсан, дрофа, сухонос и др.), также ценных в хозяйственном отношении животные (лось, кабан, косуля, изюбрь, кабарга, бурый медведь, соболь).

Создание парка – тут совсем не скороспелое решение, к нему шли длительно и тяжело целые поколения чикоян и ученых-экологов, преодолевая бюрократическую машину поочередно сменявших друг дружку правительств СССР и РФ. 1-ое предложение о заповедной зоне в Чикое было изготовлено в 1948 году комиссией охраны природы Академии СССР. Предлагалось взять под охрану 218 тыщ га в междуречье реки Буркал и верховье реки Чикой.

Отчасти эти советы выполнены всего через 40 лет созданием на местности 2-ух заказников – регионального Ацинского и федерального Буркальского (1988 год). Тогда же был образован муниципальный Сохондинский биосферный заповедник, отчасти взявший под охрану верховья Чикоя.

Ведает координатор Бурятской региональной организации по Байкалу Сергей Шапхаев. «Для меня нацпарк «Чикойский» начался с российско-американской программки «Всеохватывающая программка политики землепользования на русской местности озера Байкал» (1993), сделанной в сотрудничестве с Дж. Дэвисом – создателем методик всеохватывающего природоохранного планирования землепользования. Я был координатором этого проекта с русской стороны. В рамках этой программки АМР США выделило грант на поддержку серии модельных проектов, в множестве которых был модельный проект изготовления государственного парка «Чикой» в бассейне реки Буркал площадью 300 тыщ га. За базу был взят заказник федерального значения «Буркальский», площадь которого планировалась расширить. Директором проекта был Агафонов Геннадий Максимович, охотовед из села Менза Красночикойского района, в проекте также участвовали Ира Петровна Глазырина, Татьяна Алексеевна Стрижова и другие сотрудники ЧИПР СО РАН из Читы. Проектирование парка было завершено в 1998 году, но документ не прошел все нужные согласования: 30 июня 1998 года Красночикойский сельсовет, ранее согласовавший проект, внезапно принял решение не создавать нацпарк….

«В следующие годы проект интенсивно пробовал возродить прошлый глава Красночикойского района, биолог-охотовед Жора Александрович Негодяев. Благодаря его усилиям и помощи ЧИПР (ИПРЭК) СО РАН границы проектируемого парка улучшали», – ведает Сергей Шапхаев.

Всего же за 65 лет энтузиастами было совершено 5 полномасштабных попыток пройти всю бюрократическую лестницу ради того, чтоб сохранить уникальный уголок тайги. Было принято до 10 областных, а потом краевых решений о разработке парка, но дело буксовало, а позже приняло и совсем гнусный оборот.

16 февраля 2005 года законом Читинской области «Об областной мотивированной программке «Охрана озера Байкал и байкальской природной местности на 2004-2010 годы» было предвидено создание и поддержка деятельности Чикойского государственного парка. Но 7 июля 2005 года состоялся аукцион на право использования с целью исследования и добычи россыпного золота в бассейне реки Чикокон. Это практически в центре предполагаемой местности грядущего парка. Площадь горного отвода составляла 190 квадратных км, участок находится в 75-95 км от впадения Чикокона в Чикой. Лицензия сроком на 15 лет с уточнением срока после утверждения проекта. Региональная власть, будто бы не ведая об областной программке, отдала согласие на проведение конкурса. Старательская артель «Слюдянка» получила лицензию до июня 2020 года. Более того, власти района дали согласие на исследование и добычу урана в 18 километрах от границы грядущего парка. Решающую подпись, без ведома депутатов, поставил Н. В. Алтынников – 1-й зам главы администрации района. В довершение бед лес-кормилец для чикоян стали раздавать в аренды пришлым фирмам. На 2012 год по периметру Красночикойского района было разбросано 12 китайских лесопилок. В лесу и на пилорамах трудились 400 людей Поднебесной. За год две китайские компании — «Транссибирская лесная компания» и ООО «Транслес» — вывезли в Китай 250 тыщ кубометров древесной породы.

Но сторонники парка не сдавались и число их росло. Сейчас за парк стояли не только лишь ученые экологи и охотоведы, но так же и весь район. Уникальность же Красночикойского района в большой сохранности культуры природопользования староверов — «семейских», составляющих костяк местной общины и задающих высоки эталоны местного самоуправления, с которыми приходится считаться и краевым властям, и федеральным ведомствам. Обитатели длительно взвешивали и колебались, но, в конце концов, решили, что нет другого метода защитить свою среду обитания от китайского дровосека, русского золотодобытчика и концерна Росатом. В процессе социологических исследовательских работ и публичных слушаний в марте-апреле 2008 года, 75% обитателей Чикоя высказались за расширение особо охраняемой местности и создание государственного парка. А потом чуть не единственные в Рф провели в октябре 2008 года районный референдум по вопросу разработки уранового месторождения «Горное» и получили 80% голосов против, а позже еще три года судились с прокуратурой, которая пробовала оговаривать результаты волеизъявления обитателей района. Прокуратура трижды отменяла решение главы района, а на 4-ый отступила — упертых семейских не переспоришь. Уран остался в земле. (см. Уран не пустили в орбиту Байкала )

Все научные обоснования и местные согласования проекта государственного парка были обновлены, и он снова стал годами карабкаться ввысь по вертикали власти. В декабре 2011 создание государственного парка «Чикой» вошло в план мероприятий по реализации Концепции развития системы особо охраняемых природных территорий федерального значения на период до 2020 года. Губернатор Гениатулин, ранее управляющий краем десятилетиями, видя, что рутина близится к окончанию, торжественно заявил в декабре 2012 «желаю подарить чикоянам государственный парк к новенькому 2013 году, со мной согласился и федеральный министр Донской». Но, как понятно уже сначала 2013 года этот боярин ушел на заслуженный отдых в собственном умеренном поместье на Арахлейских озерах. К счастью, новый губернатор Ильковский сделал повышение количества и площади заповедных территорий ценностью политики края и уместно не отменил «подарок предшественника».

Есть сдвиг, но ликовать пока рано — реальный государственный парк еще предстоит сделать, а его новенькому управлению захватить авторитет и осознание у населения, которое, то со ужасом, то с надеждой, а то и совсем с глубочайшим скептицизмом ждало этого действия 65 лет.