Наши снова в Давосе

В 2005 году неизменный создатель «Новой» Лилия Шевцова (Столичный центр Карнеги) искрометно выступила в роли спецкора газеты на Давосском форуме (вторым спецкором тогда был Владимир Рыжков). В последующем 2006 году этот смелый опыт был удачно продолжен. А вот в прошедшем году произошел облом: ни Шевцову, ни других профессионалов и политиков, плохо вписывавшихся в официальную версию «улучшения стиля России», в Давос не пригласили. И было понятно почему: на Давос-2007 выезжала одна из огромнейших официальных русских делегаций, которая аккомпанировала Дмитрия Медведева и обрамляла его смотрины. Независящие специалисты со своим нескончаемым брюзжанием могли только попортить обедню. В этом году справедливость восторжествовала: на фоне приближающейся смены караула в Кремле и готовящегося воцарения «либерального» преемника, настолько полюбившегося мировой бизнес-тусовке после прошлогоднего бенефиса в Давосе, Шевцова вновь смогла принять роль в давосских обсуждениях и, соответственно, поделиться впечатлениями от форума с читателями «Новой».

Чем по сути является форум?

Сначала это важнейшая тусовка глобального бизнеса. Неслучайно компании платят немалые средства за право быть «стратегическим партнером» Давоса. Каждогодний взнос таких партнеров составляет около 400 000 баксов, и таких компаний — партнеров Давоса — на данный момент около 75. Для того чтоб только находиться на каждогодних заседаниях форума, гости выкладывают по 30 000 баксов, не считая расходов на проживание и проезд. Каждогодние доходы компании «Давос» составляют около 84 миллионов баксов. Но более значительно другое — корпоративные спонсоры Давоса держут под контролем бизнес ценой около 12 триллионов баксов, что превосходит южноамериканский ВВП и составляет около четверти мирового ВВП. Так что мы имеем дело со типичным клубом высшего эшелона мирового бизнеса.

Гламур пришел и ушел

Для того чтоб клуб не преобразовывался в закрытую корпорацию и не становился профсоюзом бизнеса, величавый конструктор и дирижер форума Клаус Шваб смог в свое время перевоплотить его в полифонический оркестр, включив в состав участников и гостей политиков, профессионалов, представителей шоу-бизнеса. В некий момент, правда, стало казаться, что гламур начал перевешивать, — внимание форума стало уж очень концентрироваться на Шэрон Стоун, Майкле Дугласе, Анджелине Джоли и Брэде Пите, что навряд ли могло приглянуться ограниченным акулам мирового бизнеса, платившим средства совсем не за то, чтоб испить бокал вина с Шэрон. Шваб, почувствовав перегиб, немедля отказал практически всему гламуру. На прошедшем форуме остатки шоу-бизнеса представляла в одиночестве Клаудиа Шиффер. В этом году мне удалось увидеть только Боно, который, вобщем, издавна уже стал частью Давоса, но не как исполнитель, как человек, который собирает большие средства для благих целей — на лечение СПИДа или на борьбу с бедностью.

Чем Давос–2008 отличался от прошлых форумов

На сегодняшнем форуме практически не ощущалось антиамериканизма, который был очень силен в 2005—2006 гг. Америку закончили засыпать тумаками. За ней стали следить, ждя нового ее дыхания. Вобщем, на Давосе сейчас больше говорят не о странах, а о дилеммах и тенденциях глобального масштаба: о глобальном потеплении, распространении ядерного орудия и ядерных технологий, региональных конфликтах и их разрешении, о Дарфуре и неспособности ООН приостановить эту катастрофу, о дилемме бедности, компьютерных разработках, прогрессе генетики, дилеммах омоложения и здорового стиля жизни, политических и моральных табу, глобальных религиях… Сейчас важной темой стали мировые денежные трудности и угроза рецессии в США: ужас обвала глобальных рынков превзошел все другие волнения.

Что гласили о нас

Наша родина уже пару лет не является приоритетной для Давоса темой. В поле зрения мировой элиты сначала попадает: то, что страшит; то, что становится внезапным; то, что оказывается поразительным прорывом или фуррором. Наша родина в 90-е годы укладывалась в рамки и внезапного, и непонятного, и внушающего сразу и опаски, и надежды. К нынешнему дню мировое общество от Рф утомилось. Оно не вожделеет больше удивляться, и оно утомилось не понимать. Что касается мирового бизнеса, то он решил, что Россию в конце концов сообразил, знает ее линию движения и уверен, что такой является прогресс капитализма. А капитализм в какой-то момент принесет и демократию. А может, и не принесет — но так ли уж принципиальна демократия для Рф?! Такой приблизительно ход раздумий мирового бизнеса о Рф. Вобщем, он в особенности много о ней и не размышляет — бизнес больше очаровывается Китаем и Индией.

Правозащитная тема и рвение развить демократию сейчас не в моде. В моде — прагматичный анализ, основанный на экономических аспектах, а это очень комфортно для Рф, в особенности если эти аспекты отобрать соответствующим образом. Давос верует ведущим мировым изданиям, которые временами критикуют Путина и Кремль, но в то же время все как один отмечают Russia Success Story («российскую историю успеха») в экономике. Тем паче что этот вывод подтверждают — снова же на страничках ведущих изданий — суровые и почетаемые специалисты и представители самого бизнес-сообщества.

Оптимизм бизнеса, работающего в Рф, еще можно понять — приходится усердствовать в демонстрации лояльности к власти. Сложнее понять суровых аналитиков, которые обосновывают успехи путинской Рф. Кстати, один из самых тонких профессионалов по Рф, Томас Грэхэм, не так давно опубликовал в Wall Street Journal удивившую многих статью, в какой издержал много усилий для того, чтоб перечислить успехи Путина. «Путин может быть горд тем наследием, которое он оставляет собственному преемнику»(!). И еще: «Многие могут отыскать способы президента Путина не совершенно применимыми и новое лицо Рф внушающим опаски. Но мы должны дать ему подабающее, ибо на пути его фуррора были суровые препятствия». Правда, окончил он свою статью тем, что признал, что новенькому управлению страны необходимо еще провести модернизацию. Подобные оценки оказывают влияние на умонастроения мирового бизнеса, который закончил считать Россию неприятностью. А коль скоро Наша родина — не проблемка, то для чего ее дискуссировать?

Страна второго эшелона

На этом Давосе не было ни 1-го заседания, на котором, как это бывало ранее, Наша родина фигурировала бы как страна со своими вызовами. Сейчас о Рф шла речь в связи с другими странами или неуввязками как об объекте второго эшелона. Правда, таких дискуссий было много: Наша родина и соседи, Иран и политика других государств (включая и Россию), геополитические вызовы, арктические трудности, наследство Буша и Путина, энерго вызовы и т.д. Я лично участвовала в 4 секциях, на которых дискуссировались трудности Рф в увязке с более общими и больше наточенными вызовами. Кстати, сам факт подобного подхода к Рф не может не вызвать ухмылки: в период, когда русская элита начала рассматривать себя как глобального игрока («Мы возвратились!»), глобальная тусовка закончила рассматривать Россию как правительство, заслуживающее особенного внимания и отдельного обсуждения.

Что смогла предложить Наша родина

Признаю, что русский бизнес, который ездит на эту тусовку раз в год, смотрится там полностью благопристойно. Наш бизнес научился не только лишь британскому, но так же и обосновал свою способность вести игру и за пределами страны. А некоторые из наших оставшихся у дел олигархов, к примеру Дерипаска, очевидно вызывали особенное внимание давосской публики и даже некий нервный ажиотаж. По мнению экспертов, хорошо смотрелись на экономических заседаниях и фавориты русской команды — Кудрин, Греф и Чубайс. Но все это была экономика и снова экономика. Тяжело было удержаться от воспоминания, что наши экономисты походят на не плохих стоматологов, которые могут поставить доброкачественный мост, но не могут — не желают, не осмеливаются — диагностировать более суровые заболевания. Как и на прошедших Давосах, на которых я присутствовала, с русской стороны некоторому было участвовать в дискуссиях осложнений грядущего, в прогнозировании глобальных трендов и глобальных перемен. На этих заседаниях поражала активность не только лишь «малых» европейских государств, но так же и представителей Латинской Америки, Африки и сначала Индии. По собственному умственному напору индийским участникам Давоса нет равных. Русские же участники дебатировали на 10 панелях из 228 — достаточно умеренный итог, достойный маленький провинциальной страны. Из всех апробированных на Давосе мыслях ни одна не принадлежала нашим… Самым смешным было то, что ни один россиянин не пришел на обсуждение наследства Путина и Буша, так закрыв путинскую главу. Нашим это было неинтересно. Вот и пришлось путинское наследство дискуссировать германцам, французам, полякам, индусам, азербайджанцам.

Вобщем, мы находим другие поводы вынудить говорить о Рф — если нет оснований изумить мир достижениями мысли, то почему бы не сделать это другим методом! Каждый Давос запоминается русским вечерком: то российские привезут балет, то каждому подарят по ушанке. На этот раз «Тройка — Диалог» привезла в Давос наших наилучших фигуристов — вечер прошел на славу. Без этого не было бы повода даже вспомнить о Рф. Вобщем… Нет, был очередной повод ощутить гордость — правда, только за русскую культуру. Это когда на гала-концерте швейцарский оркестр исполнил Мусоргского.