Не можем собственных Протонов

 

РИА АнонсыВице-премьер Д. Рогозин попробовал снова изумить всех: инициативой по объединению галлактической индустрии с авиационной, которая на фоне бессчетных провалов в галлактической отрасли была воспринята профессионалами как еще одно заявление Д. Рогозина, рассчитанное сначала на личный пиар.

Оценивая данную инициативу, специалисты высказываются очень скептически. Научный управляющий Института галлактической политики Иван Моисеев отмечает, что эта мысль уже была реализована на рубеже нашего века. «Сделали Росавиакосмос по такому принципу объединения 2-ух систем. Пару лет это просуществовало, позже мысль стопроцентно себя дискредитировала. Это все равно что соединять воединыжды Роскосмос с стальными дорогами по принципу того, что и то и это — транспорт. По сути у их различные экономические системы воздействия, различная законодательная база воздействия, различные технические подходы, технические школы. И заместо того, чтоб решать трудности непосредственно галлактические и авиационные, получится какая-то окрошка, в какой все запутаются совсем».

Несколькими днями ранее, видимо, снова же в азарте собственного пиара, вице-премьер обвалился с образцово-показательной критикой на главу Роскосмоса Владимира Поповкина. Еще несколькими днями ранее тот же Поповкин получил серьезный выговор от премьера Дмитрия Медведева. Ну а сам Рогозин, в свою очередь, совершенно не так давно получал «на орешки» от президента Владимира Путина. Ситуация вокруг русского космоса больше припоминает перекидывание жаркого каштана из рук в руки по кругу: все друг дружку ругают, порицают и критикуют, а порядка как не было, так и нет.

«Дмитрий Рогозин не согласился с отчетом Роскосмоса о причинах аварии ракеты «Протон-М», рухнувшей сразу же после пуска с Байконура», — сказали намедни информагентства. Напомним, что, согласно озвученной еще месяц вспять официальной версии, к крушению ракеты привела неправильная установка 3-х датчиков угловой скорости. По мнению технических профессионалов, датчики были установлены ввысь ногами «с применением физической силы». Другими словами, просто говоря, были бы забиты молотком. Ознакомившись ранее с этим заключением, Дмитрий Рогозин обещал проверить на сенсоре ереси всех работников, участвовавших в сборке ракеты.

С той поры по данной теме не было никаких приметных новостей. Выводы междуведомственной комиссии за все это время так и не были никем оспорены. В качестве последующего шага разумно было бы ждать от вице-премьера Рогозина общественной порки тех «профессионалов» по забиванию датчиков ввысь ногами. Ну либо спускания всей этой противной истории на тормозах, что не раз уже бывало в подобных ситуациях. Но картину очень изменил неожиданный серьезный выговор, который премьер Дмитрий Медведев (очевидно по согласованию с президентом Владимиром Путиным) влепил 2 августа главе Роскосмоса Поповкину.

В окружении главы правительства, вобщем, здесь же обмолвились, это взыскание не было прямо связано с недавнешней катастрофой «Протона», а выносилось «по совокупы причин», которых в Роскосмосе накопилось вправду много.

На вчерашнем совещании Рогозина с Поповкиным не вспоминали про обещанную вице-премьером проверку сборщиков ракеты «Протон-М» на сенсоре ереси. Вообщем, более всего происходящее напоминало некоторый неотклонимый и противный обеим сторонам обряд — отлично известную чиновничью игру под заглавием «Я начальник — ты дурачина». Дмитрий Рогозин с суровым видом констатировал отсутствие «технологической дисциплины» в самом Роскосмосе и указал «на поверхностное отношение и иногда криминальную халатность» управления этой структуры. «Это штатная ракета, что там подобного нового? — возмущался вице-премьер на совещании по поводу ракеты. — Там же весь процесс регламентирован». Поповкин в ответ на это смиренно промолчал, что от него и требовалось по сценарию.

Очередной PR-спектакль разыгран, зрители могут расходиться. Вот только есть чувство, что удовлетворенных качеством актерской игры Дмитрия Рогозина становится меньше. А из ВИП-ложи все почаще доносятся сердитые комменты по ходу пьесы.

«По всем характеристикам идет сбой. Все распоряжения уходят в песок. Реального движения нет. А вы каждый день в телеке мелькаете. Конкурируете с ток-шоу», — такими словами одернул Владимир Путин Дмитрия Рогозина на недавнешнем совещании по дилеммам ОСК. Президент вообщем в тот день был настроен по отношению к вице-премьеру скептически. А именно, приглашая Рогозина выступить с докладом, Владимир Путин откомментировал: «Я понимаю, что не в окружении камер ему говорить тяжело. Но нужно когда-нибудь начинать». Говорят, что после его слов даже произнес: «В общем, как я сообразил, сказать нам вы ничего не сможете. А вы уже сколько на собственном посту работаете?» (Это пишет газета «Аргументы недели».Ред.)

Г-н Рогозин ответил, что с декабря 2011 года. В. Путин как и раньше агрессивно продолжил: «Дмитрий Олегович, за этот период времени пора бы уже что-то понимать и в чем либо разбираться. Проблем-то сильно много». И дальше Владимир Путин вновь сравнил манеру поведения Рогозина с ролью в ток-шоу. Экстраполируя эти совершенно недавнешние высказывания президента на вчерашний «образцово-показательный разнос» Дмитрия Рогозина в адресок Владимира Поповкина, приходится констатировать, что никаких приметных выводов вице-премьер себе так и не сделал.

Проблемка нашего «оборонного» и «галлактического» вице-премьера Дмитрия Рогозина видится в том, что он, судя по его манере поведения, до сего времени принимает себя как огромного начальника с очевидными политическими амбициями и общей склонностью к демонстративному поведению. В то время как и президент, и премьер ожидают от него сначала обмысленных практических шагов и суровых хозяйственных усилий.

Хмурить брови, травить байки, стучать кулаком по столу и устраивать демонстративные разносы подчиненным, не особо вникая в тонкости и аспекты вопроса, — все это уместная и понятная манера поведения для первых лиц страны, которые просто на физическом уровне не способны разбираться во всем сразу же. Для отраслевого вице-премьера подобная стратегия воспринимается как очевидное нарушение субординации и — что еще больше принципиально — как признак проф профнепригодности. «Скакать по головам» сколько угодно можно в большой политике. Должность же Дмитрия Рогозина является сначала хозяйственной — тут необходимо вникать, разбираться, принимать решения и брать на себя ответственность за их. Приходится констатировать, что за два года на собственном посту выпускник факультета журналистики МГУ Дмитрий Рогозин так и не сумел перековаться из проф пиарщика в компетентного хотя бы управленца.

Павел ОРЛОВ