Не в счет

Петр Саруханов — «Новая»

Правительство претендует на получение полного контроля над валютными потоками людей. Вступившие в силу поправки в КоАП воспрещают прямые операции с зарубежными счетами. Средства сейчас должны проходить непременно через русские банки, для которых понятие «банковская потаенна» иногда является формальностью. Специалисты говорят, что на сборочный поток такой контроль поставлен не будет. Зато есть красивая возможность для внедрения точечных санкций, к примеру, в отношении предпринимателей либо оппозиционеров.

На прошлой неделе вступили в силу поправки, согласно которым гражданин Рф не сумеет перевести средства на зарубежный счет либо снять их, не положив их за ранее в русский банк либо его «дочку». Штраф за прямые операции с зарубежными счетами составит от 75 до 100 процентов от задействованной суммы. Такая норма была в денежном законодательстве и ранее, но никто не присваивал ей значения: текст статьи не исключал ответственности за нарушения, но и прямо на их не указывал.

В предшествующей редакции части первой статьи 15.25 от 2004 года тот штраф до 100 процентов предполагался за нелегальные денежные операции – они прописаны в законе «О денежном регулировании и денежном контроле». Но при обращении непосредственно к закону, выходило, что нелегальные операции касались только действий меж резидентами Рф. Это, можно сказать, юридический казус, — запрета на совершение операций меж резидентами и нерезидентами в законе не было, потому они совершались в свободном порядке. И трибунал трактовал закон не в интересах Росфиннадзора.

Сейчас же формулировка поменялась: штрафовать будут не только лишь за нелегальные операции, перечисленные в денежном законе, но так же и за операции в общем «не надлежащие денежному законодательству».

«В новейшей редакции основная сущность не том, что в поправке указывают три личных варианта, за которые будут штрафовать, а в том, что квалификацию нелегальной денежной операции расширили, — разъясняет  директор, управляющий юридической практики в области банковского и денежного права компании PricewaterhouseCoopers Максим Кандыба. – Не только лишь нелегальные операции сейчас будут облагаться штрафом, но так же и не надлежащие денежному законодательству. Нарушения по статье 12 закона о денежном регулировании сейчас без всяких кривотолков будут впрямую попадать под применение этой санкции».

Предшествующая редакция от 2004 года ссылается на реалии, которых уже издавна не существует (особые счета, резервирование) и не учитывает возможности наличия у резидента счета за рубежом, объясняет старший юрист интернациональной рытье Roche & Duffay Сергей Будылин. Введение поправок инициировал Росфиннадзор, он же их прописал. Источник, близкий к ведомству, поведал «Новейшей», что оно и ранее пробовало использовать ответственность к тем, кто употребляет зарубежные счета в несоответствии со статьей 12 денежного законодательства. Были даже единичные удачные случаи, в том числе к «физикам» (физическим лицам). Но обосновать в суде обоснованность собственных претензий и необходимость внедрения санкций было тяжело.  

«На самом деле, любые операции с зарубежными счетами попадают под ответственность, — говорит Кандыба. — Ты уезжаешь заграницу и получаешь заработную плату, дивиденды, даже очевидные проценты, которые начисляются на твой депозит сразу же в зарубежный банк – это все нарушения. Еще, к примеру, некоторые расчеты меж резидентами и нерезидентами в наличной форме».

Право людей Рф открывать счет в забугорном банке было закреплено в 2003 году в законе «О денежном регулировании и денежном контроле». Но, сотрудничать можно было только с банками государств, входящих в Компанию экономического сотрудничества и развития (34 более индустриально продвинутые страны мира) и в международную компанию «Группа разработки денежных мер борьбы с отмыванием средств» (FATF). Ставить вопрос о том, прибыльно ли сейчас россиянам будет открывать зарубежные счета, — неправильно. Нужно идти от оборотного – в некоторых ситуациях нельзя не использовать их.

Практический пример приводит Максим Кандыба: гражданин РФ работает в компании, у которой есть филиал-представительство в Украине, его туда переводят. По украинским законам выплата зарплаты непременно должна осуществляться на счет в местном банке. Тут появляется проблема: если россиянин желает получать заработную плату, он должен открыть счет и получать средства там, формально нарушая русское денежное законодательство. Ему нужно либо отказаться от получения заработной платы, либо жить под ужасом внедрения санкций. Наверняка, большая часть изберет 2-ой вариант.

«Примеров таких море. К примеру, открываешь депозит. Какой банк будет начислять проценты на депозит и перечислять их прямиком в Россию. Это некоторый нонсенс, даже исходя из убеждений базисных банковских законов – проценты начисляются по счету, зачисления идут как раз на счет. Наверняка, можно будет как-то на техническом уровне сделать, чтоб перечисления шли впрямую в Россию, но это очень искусственно, я не знаю, все ли банки пойдут на это», — добавляет Кандыба.

 

Универсального метода у правоохранительных органов выяснить, что у россиянина есть счет в зарубежном банке, нет. Естественно, в наилучшем случае при открытии и закрытии счета либо вклада за рубежом законопослушный гражданин оповестит налоговую. По другому угрожает штраф – для людей в размере от одной тыщи до одной тыщи пятисот рублей, для должностных лиц — от 5 тыщ до 10 тыщ рублей, для юридических лиц — от пятидесяти тыщ до 100 тыщ рублей.

Но встречаются и ситуации, когда физики, открывая счета за рубежом, не уведомляют налоговые органы. В таком случае, чтоб вычислить наличие счетов, Росфиннадзору придется приложить неописуемые усилия. Банк не держит информацию о вкладчиках в открытом доступе и не предоставляет ее по первому требованию. Законодательства некоторых государств предугадывает случаи, когда информация раскрывается. «На практике это возбуждение в Рф уголовного дела об отмывании и оформленный подабающим образом запрос. По делу об отмывании информация будет открыта фактически в обсолютно любой стране. Если идет речь о налоговых правонарушениях, вероятны варианты – информация будет открыта в странах, которые связаны с Россией налоговыми соглашениями», — ведает Сергей Будылин.

У правоохранительных органов нет возможности веером рассылать запросы в зарубежные банки: «Нет ли у вас русских счетов, мы желаем оштрафовать их по КоАП?». Проблемка тут не только лишь в законе, но так же и в очевидной «нехватке рук». «Не надо скидывать со счетов аспект технического направления, имеющий огромное практическое значение, — недочет персонала на уровне Росфиннадзора, — разъясняет источник, отлично знакомый с функционированием этой структуры. — Тому штату, который на данный момент работает, хватает обязательств по установлению других правонарушений: по репатриации выручки, по несвоевременной сдаче денежной отчетности. Если глядеть на статистику, эти правонарушения составляют 99 процентов от деятельности Росфиннадзора. Такое чувство, если ничего не поменяется с совершенствованием технической базы, неясно, откуда они могут взять ресурсы. Это наталкивает на идея о точечных применениях этой санкции, по отдельным субъектам они могут работать – может быть, так и будет развиваться практика внедрения этой санкции».

С этим согласен Сергей Будылин, который считает, что поправки будут действовать, если в процессе следственных мероприятий выплывут бумажки, подтверждающие наличие у человека счета за рубежом.

Сами банки от введения поправок не пострадают: ни зарубежные, ни, тем паче, наши. Нововведения им даже прибыльны считает партнер компании «Налоговик» Дмитрий Липатов: больше операций будет проходить по счетам, больше будут обороты, больше получится заработать на комиссиях и процентах. «Навряд ли россияне поторопятся закрывать зарубежные счета — во-1-х, о счетах в оффшорах и вообщем за рубежом ФНС и ЦБ РФ могут никогда и не выяснить, — считает Липатов. — Во-2-х, нередко пользующиеся средствами за рубежом граждане понимают, что на неизменных обменах валюты на рубли и назад много пропадает в виде курсовых различий и комиссий, потому удобнее всегда иметь какие-то остатки в различных валютах. Дополнительных проблем в открытии счетов к уже имеющимся наш закон не делает». Не считая того, могут начать распространяться «сероватые» схемы. К примеру, оформление счетов на другое лицо.

Это закон по собственной сущности более жесткий, чем обсуждающийся на данный момент запрет на зарубежные счета для госслужащих. Он касается и чиновников, и тех, кто встроен в «вертикаль» по неформальным признакам, — к примеру, «решал», и обыденных предпринимателей, и публичных деятелей, и оппозиционных политиков. Навряд ли этот закон облегчит борьбу с отмыванием средств и серьезно поставит заслон бегству капитала за границу, так как — и это самое принципиальное — он может быть использован исключительно в режиме «ручного управления», другими словами как дополнительная угроза тем, кто не играет «по понятиям».