Нефрит, не бойся, не проси

popsy.ruЕвгений ЛОМАКИН

 

Наша родина — сырьевой придаток не только лишь Запада, но так же и Китая. Раз уж поделать с этим мы пока ничего не можем, то нужно, по последней мере, хлопотать о том, чтоб перемещение ресурсов из Богоспасаемой в Поднебесную помогало наполнить не только лишь чей-то кармашек, но так же и муниципальный бюджет.

В рамках этой логики, похоже, не так давно начали работать правоохранительные органы в таком удаленном от столиц регионе, как Бурятия. Осенью местное УМВД провело несколько показательных мероприятий, направленных, по версии следствия, на закупоривание канала нелегальной добычи и экспорта в Китай нефрита.

Обыски, выемки и остальные следственные воздействия шли по местам дислокации организации с экзотичным заглавием: семейно-родовая эвенкийская община (СРЭО) «Дылача». Вобщем, заглавием экзотика и ограничивается. Исходя из убеждений русского законодательства семейно-родовая община — всего только разновидность некоммерческой организации, как, к примеру, госкорпорация «Олимпстрой». НКО создаются для реализации всех проектов, не направленных на получение прибыли, но могут заниматься предпринимательством. Такие аспекты законодательства позволяют многим деятельным гражданам маскировать бизнес, не всегда легитимный, под некоммерческую деятельность.

Если почитать утомившись «Дылачи», то на 1-ые позиции там выдвинуты такие направления работы, которые не должны оставлять колебаний в том, что это и по правде организация, сделанная на благо эвенкийского народа. Это, к примеру, оленеводство, разведение ездовых собак и народные промыслы. Но есть и перечень «дополнительных» видов деятельности, куда входят в том числе добыча руд и песков драгоценных металлов, также драгоценных и полудрагоценных камешков (не считая алмазов) — и оптовая торговля ими. Это очень далеко от обычных занятий эвенков, но зато куда поближе к настоящим целям, которые ставят впереди себя учредители «Дылачи». И если нелегальную добычу в Рф держут под контролем представители других коренных народов, но не северных, а южных, то полудрагоценные камешки длительное время оставались полусвободной нишей. Кто смог занять ее в 90-х (как — разговор отдельный), тот получает прибыль и до нынешнего дня.

 

Бурятия тут — Клондайк. Ее недра богаты нефритом, который, исходя из убеждений русского законодательства, является полудрагоценным камнем, и его нелегальный оборот в уголовном порядке не преследуется. Зато, исходя из убеждений китайцев, камушек этот дороже золота. В Китае за него дают $15 000 за килограмм!

В Бурятии, где сконцентириовано 90% припасов нефрита в Рф, а граница с Китаем — под боком, 17 разведанных месторождений, но только 8 из их разрабатываются законно. Другие тоже не простаивают, но нефрит там практически похищается.

Вобщем, и с законными процедурами, если они касаются добычи нефрита, не все легитимно. Так, в 2011 году были проведены аукционы на право разработки «ничьих» месторождений. Но фаворит, предложивший 26 миллиардов рублей, потом пропал, не заплатив. Аукцион был признан несостоявшимся. Эта нехитрая схема повторялась не раз. Ситуация серьезно заинтриговала правоохранительные органы, и, как докладывает веб-сайт Генеральной прокуратуры РФ, были «выявлены признаки нарушения ст. 11 Федерального закона «О защите конкуренции», которые выразились в согласованных действиях, направленных на завышение размера разового платежа за использование недрами и создание ситуации, влекущей аннулирование результатов торгов».

 

Вот и община «Дылача» не один раз получала выгоду от срыва торгов. Так, не так давно случился скандал с лицензией на разработку участка «Баунтовский». После того как Роснедра объявили о конкурсе, в бурятский филиал федерального агентства поступило письмо от Татьяны Туракиной, 1-го из 3-х учредителей «Дылачи». Она заявляла о наличии на «Баунтовском» «значимой части родовых угодий эвенков». Управляющий Бурятнедр Жора Яловик с этим согласился, хотя, по данным администрации Баунтовского района, «родовые угодья» на участке отсутствуют.

В 90-е годы, кстати, «Дылача» лицензию на добычу нефрита продлила вообщем без какого-нибудь конкурса. Любопытно, что случилось это тогда, когда Баунтовским районом управлял прошлый геолог, а сейчас советник главы ФА «Роснедра» Владимир Бавлов. Потом на посту главы администрации его сменил Андрей Туракин, один из учредителей «Дылачи».

Полезно привести еще одну цитату из официального сообщения Генпрокуратуры: «По выявленному факту хищения управлением СРЭО «Дылача»… нефритового камня весом более 20 т, причинившего вещественный вред РФ в размере более 600 млн рублей, следственным управлением МВД по республике возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст.158 УК РФ (кража, совершенная в особо большом размере)… на складах СРЭО «Дылача», найдено выше 1500 т нефритового камня, цена которого составляет более 3 миллиардов рублей».

Конечно, нельзя говорить, что эти 1,5 тыщи тонн — нелегальные, ну и эпизод с 20-тонным «камешком» пока не подтвержден. Но порядок цифр принуждает задуматься: а куда уходят млрд рублей, которые зарабатывает «Дылача»? По закону некоммерческие организации могут использовать полученную от предпринимательства прибыль лишь на уставные цели. Другими словами в нашем случае на заботу о благе бурятских эвенков. Почему же при миллиардных оборотах община так и не смогла, к примеру, довести поголовье оленей в стадах бурятских эвенков хотя бы до 500 голов? (В 70-х их было 3 тыщи— и без всякой «Дылачи»). Почему каждый эвенк республики не получает благотворительную помощь, хотя бы 100 тыщ рублей?

 

Наверняка, на эти вопросы мог бы ответить учредитель СРЭО Андрей Туракин, но связаться с ним фактически нельзя. Многие обитатели республики убеждены, что он всегда живет в Китае, куда экспортируется львиная толика бурятского нефрита.

Вобщем, пусть для себя живет. Не так давно уголовное дело СРЭО «Дылача» было передано из МВД Бурятии в Следственный департамент МВД РФ. Не считая того, Генпрокуратура взяла его на контроль. Это может означать, что дело стало из регионального федеральным. А если так, то нельзя исключать, что фигурантами его могут стать фигуры уже не республиканского уровня.