Нет кредитов нет и флагов

В наиблежайшие дни правительство Кипра официально приступит к 30-процентной «стрижке» больших вкладов. Под опасностью 6 млрд «русских» евро — средств наших компаний, наших чиновников, их родни. Средств 47-летнего инвестбанкира Саши. Говорят, больше всего и даже больше жизни они (инвестбанкиры) страшатся утратить средства. Это-то меня на данный момент и волнует. Плевать на гребаные млрд, когда ты несешься в столб, пролетая на красноватый по «встречке». Какого-то черта эти киприоты сохранили у себя праворульное движение.

— Саша, блин, уйдите со встречной! — ору я Саше.

— Допустим, вы недооцениваете меня, — рассудительно перекрикивал мотор Саша. — Но глиняние тормоза с углепластиковым усилением…

— Что?!

— Вы очень нервничаете, — произнес Саша.

Наша матовая 911-я Porsche Carrera несется по набережной Георгиу. Одиннадцать вечера. Рев под капотом не может перебить даже грохочущая аудиосистема. Нескончаемым пятном расплываются вывески гостиниц, банков, ресторанов, казино. Carrera летит уже за 130. Мы собираем уже четыре-пять-шесть… собираем все «красноватые» светофоры, которые на пути. Киприоты на маленьких машинках безропотно теснятся к обочине. А я вжимаюсь в пассажирское кресло. Сам напросился. Хотя я не орал, высунувшись из лючка: «Как мне дороги  лимасольные вечера!» Это орали из заряженной «Хонды» с дочкой топа из «Ростелекома» за рулем. Они неслись следом за 911-й. Я не пил вино из гортани. Не демонстрировал средний палец полицейской машине. Я не делал ничего отвратительного! Я просто сел с опьяненным банкиром в чертову машину.

…Время от времени похожие случаи всплывают в СМИ Европы. Источники в милиции пичкают журналистов снимками с видеофиксаторов — и вот уже истории про голимые понты российских смакует вся Европа. Но сейчас ничего подобного не будет. Дочка топа из «Ростелекома» произнесла, что местная милиция пошеркает все записи по ее просьбе. «Чувак, — успокаивала меня позже Виктория*, — против российских они не пойдут!» — «Почему не пойдут?» — «За нас — Путин!» Наверняка, так и есть. Не стали же они преследовать, лицезрев факи из наших машин…

…Финансист Саша отдал, в конце концов, по тормозам. «Каррера» и скоро «Хонда» опять были у известного ресторана «Тарас Бульба»… По выходным тут собираются самые влиятельные российские в городке — предприниматели, банкиры, трейдеры, их супруги. Хотя последнюю «кризисную» неделю собираются практически каждый день — с размахом отмечают грядущий финал. Киприоты от беспокойной в эти дни «российской малины» держатся подальше. А я попал по адресу.

Лимасол — что-то вроде столицы российского Кипра. 2-ой по величине город острова. И главный денежный центр. Уже лет 10 тон тут задают российские средства и их бессчетная людская обслуга — клерки-экспаты (московские юристы, айтишники, аудиторы), русские заведения, СМИ, магазины, казино. Только по официальным данным, в 250-тысячном Лимасоле всегда живут 30 тыщ российских. Плюс еще 5—7 тыщ человек на полулегальном положении — это повара и гувернантки с истекшими визами, путаны, водители, вооруженные бодигарды. На верхушке общества — сплавленные на тихий неопасный полуостров детки и супруги огромнейших вкладчиков (чиновников и мультимиллионеров), сами вкладчики, приезжающие к семье на выходные и завязавшие с делом в Рф рантье. Со своими средствами они приручили полуостров и приучили его к своим манерам и потребностям.

С обидой посматривают на российских только англичане, оказавшиеся на вторых ролях. Когда-то они обладали полуостровом, даже прямо до нулевых пенсионеры-англичане массово переезжали сюда встречать старость по умеренным кипрским ценам. Но все попортили российские и их аппетиты. Заселяя полуостров и просто вкладывая сюда, они разогрели цены до южноевропейского максимума. По-московски труднодоступной стала недвижимость. И жизнь британского пенсионера с каждым годом становилась все такой же блеклой, как в родных Ливерпуле и Манчестере. Что здесь сказать? Сейчас у англичан появились отличные поводы для оптимизма.

Об финале с острова в российском обществе говорят как о деле 3—4 месяцев. Практически у всех вкладчиков в местных школах обучаются детки. Плюс будет нужно время, чтоб изъять со счетов сохранившиеся средства.

Всю неделю это основная тема в «Тарасе Бульбе». Хотя многие рестораны закрыты из-за перебоев с продуктами и наличными, тут необычным образом все есть, правда, не считая десертов. Со всей окрестности рантье стекаются в ресторан. Тут же ошиваются агенты с материковых европейских банков — люксембургских и швейцарских. Как очевидцы Иеговы, они подсаживались за каждый столик, шепотом предлагая побеседовать о спасении — о переводе депозитов в свои банки. А в Москве активировались мошенники. За один вечер Саше позвонили несколько «решал со связями в ФСБ», за 2—3% они предлагали вынуть средства из Кипра, минуя 30-процентную стрижку.

— Желают кинуть кидал, — злился за нашим столиком Саша. — И это все, чем может посодействовать Родина?

— Путин нас не бросит! — все повторяла Виктория.

— Да ты уже расслабься со своим Путиным, — вздыхал Саша.

Похоже, только расслабиться и остается. На помощь Кипру, а означает, большим русским вкладчикам  Москва в конечном итоге так и не отважилась. И это невзирая на истеричные комменты первых лиц, следовавшие вначале. Вялость Рф оскорбила даже киприотов. На последнем митинге в столице Никосии я лицезрел несколько плакатов, где в обнимку с Ангелой Меркель (обычно ее тут изображают со свастикой и усиками Гитлера) был уже Владимир Путин — тоже с усами, также с трубкой, в мундире генералиссимуса. На плакатах они опять разделяли Европу. А ведь еще пару дней вспять киприоты вывешивали со собственных балконов русские флаги. Но, выходит, раз нет кредитов — нет и флагов.

— Мы возлагали надежды на братскую помощь, — гласил мне митингующий юрист Laiki Bank Андреас Демидос с плакатом. — Это было бы спасение, но сейчас по каверзному плану Меркель Кипр будет разрушен. Тыщи банкиров лишатся работы, растеряют много средств и уйдут в другие офшоры российские. Как Путин мог допустить это? Тут 20 млрд средств его людей! Я не понимаю.

А в «Тарасе Бульбе» негодует отставной офицер ВМФ, а сейчас обладатель винзавода Сергей Ниточкин.

— Это предательство! Убийство во мне патриота, — говорит Ниточкин.

В проблемном Laiki Bank у него зависло 6 миллионов евро. И практически два из их мореплаватель Ниточкин растеряет навечно.

— О чем там они задумываются? Эти оба, с…ный тандем, — звучно возмущается Ниточкин за стойкой. — Кипр предлагал им фактически все: военные базы, газ, лояльность, — а они крутили носом, не защитили меня, вообщем никого!

— Не стали защищать грязные средства.

— А какие им еще защищать? На Кипре других российских средств нет. Даю вам слово мореплавателя!

А вот самый узнаваемый российский на Кипре — Алексей Волобоев. «Генсек российской общины», «кипрская матушка Медоуз», как его нежно именуют в Лимасоле. Ему тут принадлежат несколько ресторанов (в т.ч. «Тарас Бульба»), винзавод, большой портфель недвижимости, радиостанция «Российская волна». За 10 лет Волобоев вложил в полуостров 15 миллионов евро, получил гражданство, но так и не выучил — ни греческого, ни даже британского. «Главное — детки говорят! Я вывез их из Рф и сейчас могу успокоиться». Он утверждает, что заработал состояние в Рф честно — вел торговлю недвижимостью, нефтью и акциями. А переехал на Кипр «из-за неплохого предпринимательского климата и прозрачных критерий». Хотя, как злословят в общине, Волобоев уехал под давлением, отдав гонителям часть бизнеса.

Волобоев ходит меж столов и подливает гостям водки. Заказывает оливье и жареную картошку. «Налетай, пока я хороший!» — приговаривает предприниматель.

— Леша, куда ты поедешь, когда Кипр схлопнется? — спрашивают его.

— Уеду в Великобританию! — орет на весь зал Волобоев. — Великобритания — судьба приличных бизнесменов из Рф. Нигде нам больше не рады! В Великобританию!

На обращение ресторан ответил рукоплесканиями. За Великобританию гласили тосты (кто-то, вобщем, гласил за Канаду и США), Волобоев сказал, что имеет в царстве недвижимость…

«Чемоданные дискуссии» богачей утихли через полчаса. Один за одним на мобильные гостей шли звонки о погибели Березовского. Вкладчики, оставив столики, отчаливали на свежайший воздух. В Лимасоле по вечерам совершенно тепло.

 

Лимасол — Никосия

*Имена некоторых действующих лиц изменены.