Ноу-хау Могилевские устрицы фин де клер

Беларусь аплодирует российскому продовольственному эмбарго. «Для нас это клондайк, — сразу заявил 1-ый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонид Маринич. — Заменим голландскую картошку, заменим польские яблоки — у нас есть все».

Насчет того, что «все это есть», замминистра вообще-то несколько преувеличил. В белорусских магазинах, естественно, есть почти все. Но — за счет такого же импорта, который на прошлой неделе казнил Владимир Путин. Например, основной поставщик картофеля в Беларусь — как раз Голландия. А еще — Литва, Франция, Финляндия, Египет, Марокко. Только за 1-ый квартал сегодняшнего года Беларусь импортировала практически три миллиона тонн картофеля из государств Евросоюза — в два с половиной раза больше, чем за тот же период прошедшего года. Всего же, включая поставки из африканских государств, за 1-ый квартал Беларусь импортировала 5 с половиной миллионов тонн этого, казалось бы, головного белорусского продукта.

Что все-таки касается реализации картофеля за границу, то экспортный максимум Беларуси на сегодня — 250—270 тыщ тонн в год. Прямо скажем, не завалить Россию белорусской картошкой, как ни старайся. Даже для обеспечения внутренних потребностей местного картофеля не хватает.

(Если же говорить о ранешних овощах, в том числе о юный картошке, то белорусское сельское хозяйство еле-еле обеспечивает 55 процентов потребностей внутреннего рынка.) Специалисты-аграрии, правда, говорят, что на теоретическом уровне года за три можно прирастить урожайность и довести экспорт до 500 тыщ тонн в год. Но только за три года, при вложении больших средств, если очень поднатужиться. Так что говорить о нынешней полной готовности к заваливанию полок русских магазинов белорусской картошкой можно разве что в формате травли анекдотов.

Что касается фруктов, то за 1-ое полугодие Беларусь их закупила на 245 миллионов баксов, а продала только на 72 миллиона. А польские яблоки — и совсем основной продукт в белорусских магазинах. 90 процентов привезенных из других стран яблок в Беларуси — польские. Польша вообщем за последние годы стала наикрупнейшим поставщиком овощей и фруктов в Беларусь. По данным Государственного статистического комитета, за 1-ые 5 месяцев года импорт яблок, груш и айвы из Польши составил 190,4 тыщи тонн. Это на 67 процентов больше, чем за аналогичный прошлогодний период. А в общем объеме импорта яблок, груш и айвы в Беларусь толика Польши составляет 75 процентов. К слову, толика российских фруктов на белорусском рынке составляет только 11 процентов.

Понятное дело, не вырастают в Беларуси ананасы и апельсины, но ведь и товарных яблок тут нет. Их можно брать разве что как сырье для переработки — на спирт да на варенья-повидла. А для того, чтоб белорусские яблоки стали товарными, у Беларуси не хватает мощностей для хранения.

Так что подменять польские яблоки белорусскими ну никак не получится. Если только не переклеивать этикетки и не ввозить в Россию те же польские яблоки под видом белорусских.

Вот это — вправду клондайк.

Может быть, как раз жульнические схемы и имел в виду белорусский замминистра сельского хозяйства Леонид Маринич, когда потирал руки и гласил, что Беларусь все завезенные из других стран продукты для Рф может поменять своими. Естественно, есть гипотетичная возможность, что как раз белорусские, предназначавшиеся для внутреннего употребления продукты будут благополучно проданы в Россию, так как россияне могут заплатить больше. Тогда и Беларусь ожидает увеличение цен и недостаток. Но кто произнес, что в Россию пойдут белорусские продукты? Есть ведь и другие варианты.

На этих схемах белорусские власти зарабатывают уже издавна — с тех пор, как два страны в рамках союзных договоренностей отменили таможенные пошлины во обоюдной торговле. Именно тогда и пошли товарные поезда с бразильским и кубинским тростниковым сахаром в Россию под видом белорусского свекловичного. Исключительно в 2006 году афера вскрылась. Может быть, этот бизнес процветал бы еще много лет, если б не алчность белорусских чинуш: объемы поставок неоднократно превысили количество производимого в Беларуси свекловичного сахара, даже если представить, что весь этот сахар до последнего грамма уходит на экспорт, а белорусы пьют чай вприглядку. Понятно, что в мошенничестве главное — не наглеть. И это то самое правило, которое всегда нарушают белорусские власти. А позже, уже схваченные за руку, с сорванной пылающей шапкой, лихорадочно начинают поиски новых схем и каналов.

Поэтому и гласил Александр Лукашенко во время «молочной войны» с Россией в 2009 году: «Не выходит в Рф — не нужно кланяться, не нужно ныть и рыдать. Нужно находить собственного счастья в другой части планеты. Необходимо идти в другие места, где нас не знают. Вести торговлю 10 тракторами, одним комбайном, по чайной ложке возить сахар». В одной фразе — аж несколько оговорок по Фрейду. Главные — «необходимо идти туда, где нас не знают», другими словами не в курсе нашего муниципального мошенничества, и «по чайной ложке возить сахар», другими словами не наглеть с объемами ради моментальной сверхприбыли, а гнать чужой продукт под видом собственного понемногу, прилично выглядящими партиями, тогда и лавочка не закроется долгие и длительные годы.

После сахарной аферы и ее разоблачения началась более масштабная афера с растворителями. После того как Наша родина, Беларусь и Казахстан подписали соглашение о сотрудничестве в рамках Одного экономического места, Беларусь начала беспошлинно закупать российскую нефть. Экспорт нефтепродуктов, сделанных на белорусских предприятиях из русского сырья, был главной статьей экспорта страны. (До 2013 года он составлял около 70 процентов всего белорусского экспорта.) При всем этом Беларусь была должна перечислять в бюджет Рф 100 процентов экспортных пошлин на нефтепродукты из русского сырья, продаваемые за границы Таможенного союза.

Схема нашлась стремительно: в список нефтепродуктов, при экспорте которых уплачивается вывозная пошлина, не были внесены сложные растворители и разбавители. Тут-то «карта и пошла». А солярка щедро полилась в Европу под видом растворителей и разбавителей.

Исключительно в 2012 году русские официальные лица забили тревогу: Минск практически не ведет торговлю нефтепродуктами, зато растворителей продается в Европу столько, сколько при всем желании не произвести из покупаемого сырья. Оказалось, что по документам Беларусь в 2011 году произвела более 2 миллионов тонн растворителей и разбавителей — притом что объем мирового рынка этого продукта не превосходит полутора миллионов тонн. А в 2012 году только за 1-ое полугодие в Европу было продано 3 миллиона тонн разбавителей и растворителей. В итоге Москва оценила собственный вред в 2,5—3 млрд баксов, вице-премьер Аркадий Дворкович, курирующий топливно-энергетический комплекс, добивался уголовного дела и наказания виноватых в мошенничестве независимо от их гражданства и должностей. Но потом, как обычно, братские объятия Лукашенко с Путиным, обещания нескончаемой любви и непременное «мы больше не будем» оставили Москву с носом и без возмещения вреда. Управляющий белорусского правительства Миша Мясникович тогда клялся братьям-россиянам, что последний состав с соляркой, на котором написано «растворитель», ушел из Беларуси на Запад 4 августа 2012 года. Стройную схему союзного воровства опять загубила чиновничья алчность. Если б количество липовых растворителей не превысило их мировую потребность, глядишь, по зернышку до сего времени клевали бы, по миллиардику от русского бюджета расслабленно подворовывали.

Но как одна схема накрывается медным тазом, все наилучшие муниципальные разумы Беларуси выдумывают последующую. Белорусская сенсация последних дней — неожиданное повышение экспорта битумных консистенций в страны Евросоюза в 2500 раз по сопоставлению с аналогичным периодом прошедшего года:

если за 1-ые 5 месяцев 2013 года Беларусь продавала в Европу битумные консистенции на 64 тыщи баксов, то за эти же месяцы года сегодняшнего — на 178 миллионов. Наикрупнейшими покупателями белорусского битума стали Англия, Литва и Польша. Похоже, сейчас солярка в Европу идет не под видом растворителя, а с ярлычком «битум».

Так что за Беларусью не заржавеет: если необходимо будет для союзника, то и польские яблоки, и голландская картошка, и французский сыр благополучно будут поступать в Россию с пометкой «Мейд in Belarus». Естественно, страны-производители охотно на это согласятся. Ведь брали же европейские партнеры нефтепродукты под видом растворителя, подписывали все документы, подтверждали, что это растворитель, а не солярка. У белорусских жуликов были и остаются вточности такие же партнеры на Западе. Так почему бы и не продолжить? Так что будут, обязательно будут в русских магазинах и могилевские устрицы фин де клер, и шкловский голубой тунец. Голубой, как ильфопетровский воришка.