О причинах российских ценовых лихорадок

О причинах русских ценовых лихорадок

Резкий рост инфляции, который в январе 2015 года (в годичном исчислении) достигнул 15%, значительно стукнул по всем категориям людей, в особенности малоимущим, в структуре употребления которых больший вес занимают продовольственные продукты (рис.1).

Рис.1. Структура расходов по группам людей с различным уровнем доходов, 2013 г. (по данным Росстата)

Мотивированной уровень инфляции, установленный планами правительства и ЦБ РФ  на прошедший год, составлял 4-5%, а фактический достигнул 11,4%, на продукты питания – 15,4%. Увеличение цен было вызвано девальвацией и ростом издержек по мере поочередного удорожания кредитов (на фоне увеличения главный ставки ЦБ), т.е. оно искусственно вызвано действиями Центробанка. В прошлом году более значительно  по популяции стукнуло удорожание товаров питания (гречка, макароны, сахар, мясо и др.) и медикаментов (до 80% их их завезенные из других стран).  Разобраться с ситуацией было доверено Федеральной антимонопольной службе. Хотя при чем здесь антимонопольная служба? Был бы орган по ценовому регулированию – тогда бы другое дело. Но, как досадно бы это не звучало, подобного органа нет уже издавна, так как либеральная доктрина на все времена обусловила, что цены регулирует рынок. Рост цен на медикаменты принудил власти отреагировать: заговорили о разработке муниципальных аптек, правительству было доверено каждый месяц замерять цены на лекарства.  Правительство в последний момент решило вмешаться в вопрос, который для 143 млн россиян остается более животрепещущим. Но что за содержание вмешательства? Определять цены – а что далее? Кто и как собирается их регулировать? Ответа нет. Все остается на уровне ля-ля. Поразмыслить о муниципальных аптеках. Класс!  Поразмыслить!1 Вот это способ муниципального управления. Кстати, а почему бы не поразмыслить о муниципальных продовольственных магазинах, муниципальных институтах, муниципальных школах и больницах, муниципальных бензоколонках? А заодно поразмыслить и о том, в какой кармашек и по каким таким высоконравственным канонам уходит в стране дополнительная цена, и о том,  что все это перераспределение благ устроено не то даже чтоб «социально», как того просит конституция, а просто как при одичавшем капитализме 19 века.  Будто бы век страна прожила кое-где на луне. 

Появляется системный вопрос об устройстве страны. Почему в стране не работает система, а работает механизм ручного управления? Почему причину не избавляют, а точечно настраивают и то только тогда, когда появляется острая необходимость.  Разберемся поочередно с вопросами ценового регулирования в Рф.

Кто отвечает за инфляцию?

Обычный либеральный подход к инфляции заключается в том, что она порождается излишком валютной массы. Такое предположение автоматом предназначает ответственность Центрального Банка за рост цен. Банк Рф обычно смотрит за инфляцией,  проводит денежно-кредитную политику, ориентируясь на мотивированные характеристики инфляции, не соотнося свои воздействия с задачей  экономического роста. Орган, который непосредственно решает задачки понижения инфляции, не подотчетен государству и проводит самостоятельную политику, которая не согласуется и с русскими  министерствами. Как в таких условиях можно говорить о обмысленной гос политике, когда тривиальная неточность курса ЦБ на сокращение средств в обращении и угнетение спроса как минимум порождает инфляцию предложения. Она также дополняется девальвационной инфляцией на фоне двукратного обесценения рубля, в итоге чего выросли цены на завезенные из других стран продукты, занимающие более 40% в розничной торговле, а в ряде отраслей превосходящие 90% от совокупного употребления. Как раз политика ЦБ привела к наблюдаемому в протяжении всего года скачку цен: девальвация привела к удорожанию импорта, а запредельный уровень ставки прирастил издержки российского производителя, функционирующего на кредитные средства. 

Добавим к этой умопомрачительной катавасии глупейшие самосанкции, добавляющие в перечень западных антироссийских санкций и собственные,  но настолько же  антироссийские санкции в виде эмбарго на ввоз потребительских продуктов. Их итог – недостаток продуктов и рост цен, т.е. та же инфляция.   А за эти ошибки, в конечном итоге, предложено отвечать Федеральной антимонопольной службе.

Почему доверено разбираться ФАС?

ЦБ – это орган, непосредственно отвечающий и отчасти определяющий собственной политикой уровень цен. Антимонопольная служба – это орган реагирования: она призвана обеспечивать контроль над соблюдением антимонопольного законодательства, над действиями субъектов оптового и розничных рынков электронной энергии в части манипулирования ценами и над соблюдением порядка ценообразования на продукцию, поставляемую по муниципальному оборонному заказу. ФАС практически регулирует рынок естественных монополий и рынок с отчасти ограниченной конкурентнстью. В силу этого ФАС может провести расследование при повышении роста цен на рынке олигополистического типа, но в условиях конкуренции с повсеместным ростом цен ФАС бессилен: тут не будет фактов сговора, манипулирования ценами, тут оказывают влияние принципно другие условия, определяемые политикой Центрального Банка. Тут ничто не регламентирует торговых наценок, банковского процента, цепочек перепродаж, уровня рентабельности.  Одно только либерально рыночное шаманство, но, как видно, от него толку не достаточно.

Что предложено и какова эффективность этих советов?

С 1992 года Наша родина отказалась от муниципального регулирования цен, проведя так именуемую либерализацию цен. Произошедшая либерализация привела к отказу страны от роли в ценообразовании. Согласно постановлению Правительства РФ от 7 марта 1995 г. N 239 «О мерах по упорядочению муниципального регулирования цен (тарифов)», правительство не прибегает к таким инструментам, как установление фиксированных цен, предельных цен, надбавок, предельных коэффициентов конфигурации цен, предельного уровня рентабельности, кроме узенького списка продуктов  и услуг, производимых в главном естественными монополиями. 

Вот в этом и есть причина того, что происходит в Рф.

Обострение трудности по мере повторяющихся ценовых скачков, в особенности в 2014 году, вынудило муниципальные органы отчасти пересмотреть подходы к муниципальному регулированию ценообразования.

Так, в 2015 г. правительству было доверено каждый месяц отчитываться о росте цен на фармацевтические препараты. Продовольственные продукты оказались за рамками этой инициативы. Также до 15 апреля, другими словами в течение 2-ух месяцев, правительство должно задуматься над необходимостью изготовления муниципальных аптек. За два месяца Правительство только разглядит вопрос о необходимости. Если оно придет к положительному решению, то еще через год оно разработает планы по созданию этих аптек. А когда они будут сделаны, уже и необходимость оперативного реагирования на возросшие цены на медикаменты свалится. 

Государственное регулирование цен сведено к нескольким механизмам.

Во-1-х, это правила в отношении социально-значимых продуктов, утвержденные постановлением правительства в 2010 г. В нем предвидено, что правительство может устанавливать предельный уровень торговой наценки в 30% на срок менее 3 месяцев на определенные продукты, исключительно в том случае, если цены на эти продукты в месяц возрастут на 30 и больше процентов. Например, ранее этот механизм правительство использовало во время роста  цен в 2007 году. Разумеется, что эта мера никак не затрагивает вопрос о том, что делать популяции, если цены вырастают на продукты на 40% и больше за год? Список продуктов также ограничен и содержит в себе 24 товарные группы:  мясо говядины, свинины, баранины, кур (не считая бескостного мяса), мороженая рыба, масло сливочное и подсолнечное, молоко, яичка, сахар-песок, соль, чай, мука, хлеб и булочные изделия (2 сорта муки), рис, пшено, гречка, вермишель, картофель, капуста, лук, морковь и яблоки. Ну и сам механизм в 2014 году уже не настолько эффективен, так как подразумевает контроль торговой наценки, в то время как в 2014 году основная причина роста цен заключалась в девальвации рубля, которая в условиях ввезенной экономики привела к увеличению цен как на импорт, так и на российские продукты, при изготовлении которых толика ввезенного компонента высочайшая.

Во-2-х, индексация тарифов естественных монополий, по этому рост цен на более чувствительные составляющие сейчас проводится раз в год (в январе) и ограничен уровнем мотивированной инфляции. 

В-3-х, осуществляется государственное регулирование цен на актуально нужные фармацевтические препараты: устанавливается предельная отпускная стоимость на ограниченный список продуктов (около 500), которая не может превосходить средневзвешенную фактическую стоимость отпуска за предшествующий год. Каждый субъект устанавливает свою торговую наценку как для оптовой, так и розничной торговли, которая значительно колеблется зависимо от региона. Так, самые высоки наценки установлены в северных и сибирских регионах в 70% и больше. В среднем в центральной Рф наценки в розничной торговле для фармацевтических средств ценой наименее 50 р. составляют 30%, для фармацевтических средств до 500 р – 25-27%  , выше 500 р – 10-20%. 

Длительное бездействие страны в 2014-2015 гг уже не только лишь озадачило  население, темп роста заработных плат которых не успевает за приростом цен, но даже сами торговые сети, которые стали бояться, что схожее бездействие может окончиться трагической мерой. Так, Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) выступила с инициативой фиксации цен на социально важные продовольственные продукты. К проекту присоединились 12 ритейлеров: «Магнит», X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), «Ашан», группа «Дикси», Metro Cash & Carry, «Лента», «О`кей», Globus, «Билла», «Зельгрос», «Вестер» и интернет-гипермаркет «Утконос». Сети при этом без помощи других изберут продукты, на которые будут зафиксированы цены и возьмут на себя обязательства снижать цены при снижении закупочной цены.  Инициатива получила одобрение у ФАС, которая заявила, что фиксация цен не будет рассматриваться как ценовой сговор. Кажется очень странноватым, что даже торговые сети стали испытывать больше беспокойства о росте цен, чем органы гос власти.

Как ограничивается торговая наценка?

Практически торговые сети устанавливают свои цены: и ФАС, и другие органы не могут этому противодействовать, так как никакого требования к торговой наценке не существует (кроме социально-значимых продуктов и то в исключительных случаях). Правительство не устанавливает предел допустимого уровня цен при продаже, считая это нерыночными способами. Но даже правила наценки на социально-значимые продукты обосновывают, что правительство без охоты вмешивается в рынок даже тогда, когда должно исполнять свои функции социальной защиты менее обеспеченных групп людей. 

Но предложения о внедрении такой наценки временами вносятся в Муниципальную Думу. Так, еще в 2011 году КПРФ выступала с предложением установить предельные значения торговых наценок для оптовиков в размере 10% от отпускной цены производителя продовольственных продуктов и для розницы в объемах менее 15% от цены оптовиков. В 2014 году в связи  с ростом цен это предложение повторно было передано в Муниципальную Думу, но в феврале этого года было отклонено. Правительство продолжает бездействовать, более того включает ритейлеров, у каких рентабельность бизнеса выше любого промышленного предприятия, в перечень компаний, которым может быть оказана муниципальная поддержка.

Разумеется, что вопрос ценообразования и механизма муниципального регулирования должны носить полный характер: государству стоит выступать не последней инстанцией, редактирующей стихию рынка, а трепетно планировать политику, с тем, чтоб политические решения (вроде таргетирования инфляции и свободного плавания рубля) не приводили к последствиям, плохо влияющим на состояние экономики. 

Причины русских ценовых лихорадок в своей политике страны. В либеральной русской модели  уничтожаются традиционные методы муниципального регулирования, подменяясь  малоэффективным ручным управлением.