Очиститься от пылесосов

На прошлой неделе Агентство по страхованию вкладов (АСВ) поделилось с публикой любопытной информацией. Оказывается, даже на отзыве лицензий у банков можно сделать хороший бизнес, идиентично непыльный и нелегальный. Для этого довольно открыть фиктивный вклад и получить страховое возмещение. Правда, по данным АСВ, в 9 случаях из 10 фокус не проходит. Но это не отменяет необходимости пристально поглядеть на трудности системы страхования вкладов и вообщем на отношения банков с клиентами и с мегарегулятором.

Что собой представляют фиктивные вклады? Это депозиты, открытые в банке в момент образования картотеки. Картотека — предсмертное состояние: организация еще формально действует, но уже закончила проводить платежи. Доступная аналогия: покупка задним числом билета на автобус, который уже разбился, но сбор информации о пострадавших еще длится — в надежде нелегально получить страховку. По данным АСВ, с 2008 года фиктивных вкладов было открыто на 15 млрд рублей, практически третья часть этой суммы пришлась на 2013 год. Правда, АСВ такие «вклады» просто вычисляет, и в 90% случаев, по данным агентства, его позицию поддерживает трибунал.

Вобщем, фиктивные вклады — это капля в море осложнений АСВ. Реальная неудача — потоковый отзыв лицензий у банков, в том числе больших, имеющих огромную депозитную базу. Страховое возмещение только по Мастер-банку и Инвестбанку в каждом случае превышало 30 млрд рублей, по АКБ «Пушкино» — 20 млрд рублей. Всего же за прошедший год резервы АСВ, составлявшие в ноябре порядка 212 млрд рублей, сдулись чуть ли не наполовину. А ЦБ пока и не задумывается останавливать антилицензионный марафон. Уже в 1-ые дни нового года, например, была отозвана лицензия у Новокузнецкого городского банка.

При всем этом многие банки были выпотрошены намедни отзыва лицензии, другими словами их активов гарантированно не хватит для того, чтоб рассчитаться со всеми кредиторами. А означает, это опрятные утраты и для вкладчиков (в размере суммы вклада, превосходящей размеры страхового возмещения в 700 тыщ рублей), и для самого АСВ (про кредиторов 2-ой и третьей очереди и говорить не приходится). Здесь и появляется конфликт интересов: кто и в какой пропорции должен получить то, что осталось?

 

Вкладчики

Я тщательно говорил об одной из таких историй в № 55 «Новейшей» (21 мая 2012 года). Деятельная группа вкладчиков лишенного лицензии банка АМТ добивалась от АСВ практически устраниться из первой очереди кредиторов для того, чтоб свои средства могли получить те, кто держал в банке более миллиона рублей. Логика понятна: правительство должно сначала защищать права физических лиц, агентство же — лицо юридическое. АСВ, в свою очередь, настаивало, что оно, выплатив средства застрахованным вкладчикам, практически унаследовало их права, а означает, находится с «физиками» в равном положении и пропускать их вперед не должно. Закон (о страховании вкладов) в этом случае был на стороне АСВ.

Потому я не опешил, прочитав открытое письмо вкладчиков Мастер-банка, адресованное Владимиру Путину. Граждане требуют президента обеспечить изменение закона с тем, чтоб «требования АСВ удовлетворялись только после ублажения всех требований вкладчиков — физических лиц». Другими словами если человек держал в почившем банке миллион рублей, то он кроме 700 собственных застрахованных тыщ должен получить… нет, не 300 тыщ, а 300 тыщ плюс проценты, «накапавшие» на миллион. Представим, ставка была 12% годичных и вклад пролежал ровно год. Тогда выходит миллион 100 20 тыщ. Либо 420 тыщ сверх 700 страховых. Если вклад был 10 миллионов… считайте сами.

Структура депозитов зависимо от размера вкладов (в %). Источник: АСВ

 

Маржа

Как раз норма закона, позволяющая человеку получать не только лишь тело вклада, но так же и проценты, на мой взгляд — одна из основных обстоятельств, обеспечивающих колоритную, хотя и скоротечную карьеру банков-пылесосов. В худшем случае они глупо собирают вклады (которые выводятся на офшорные счета акционеров и топ-менеджеров), а позже «погибают» ко всеобщему наслаждению. Ко всеобщему — так как люди, которые принесли туда средства и не перескочили порог в 700 тыщ рублей, получают все, на что рассчитывали. И позже расслабленно несут средства в последующий «пылесос». За это платит АСВ, а точней, все другие вкладчики. Ведь резервы агентства формируются из платежей банков, это их расходы, которые они естественным образом перекладывают на потребителей. К примеру, на тех, кто берет у их кредит.

Кстати, нередко банки становятся «пылесосами» не по злому умыслу. Просто один из немногих методов заработать для их — жестко выдавать потребительские кредиты по высочайшим (время от времени — завышенным) ставкам. Для того чтоб интенсивно выдавать такие кредиты, необходимо завлекать средства. Сбережения населения тут — главный ресурс. Как их привлечь? Естественно, повышая ставку. Да, ты даешь на 5% больше, чем в среднем по рынку, но ты ведь зарабатываешь 30% по кредитам! Это схема, ростовщическая в чистом виде, при этом с обеих сторон. И банки-пылесосы, и их клиенты получают сверхприбыль — очевидно, за счет всех других участников системы.

Правда, длительно такая схема работать не может — и не работает. Безизбежно появляются ограничения со стороны как рынка, так и регулятора. Во-1-х, вырастает просрочка по потребительским кредитам, так как огромное количество заемщиков просто не могут их обслуживать из-за очень высочайшей ставки. Во-2-х, на эти кредиты необходимо сформировывать резервы. Чем больше рискованных займов ты выдаешь, тем больше размер резервов, которые ты должен сформировывать. Означает — завлекать еще более дорогих вкладов. И «пылесос» начинает работать не столько на собственное благополучие, сколько на соблюдение нормативов ЦБ.

Тому есть хорошее статистическое доказательство. В прошедшем году операционный доход банковской системы (до вычета всех расходов, включая резервы) вырос на 21%, а вот чистый денежный итог, судя по всему, окажется на несколько процентов меньше, чем годом ранее. Другими словами банки завлекают больше средств во вклады, используя высоки ставки, выдают больше дорогих кредитов — и начинают меньше зарабатывать?

Более нелогично и поведение вкладчиков. Согласно данным АСВ, по состоянию на I квартал 2013 года сумма вкладов выше порогового значения в 700 тыщ рублей составляла 48% от общей суммы вкладов в банках. Другими словами половина от всех вкладов в случае появления осложнений в системе так либо по другому оказывается в зоне риска, хотя ничто не мешает их дробить и гарантированно получать через АСВ даже при нехорошем сценарии.

 

Сумрачные перспективы

Здесь самое время вспомнить материал доктора Никиты Кричевского «Пороемся в мусорных банках» (см. № 116 «Новейшей» за 2013 год). Речь в нем шла о том, что Наша родина, как член G20, обязалась исполнить советы имеющегося при этой организации Совета денежной стабильности. Самая необыкновенная и пугающая посреди их для вкладчиков звучит так: «Преобразовать в капитал либо другие инструменты владения компанией, находящейся в процессе урегулирования несостоятельности…, все либо части необеспеченных и незастрахованных требований кредиторов». Проще говоря, заместо средств вкладчики должны получать сверх застрахованной суммы не средства, а толики в капитале (другими словами акции) банков. Сами эти банки будут самооздоравливаться в рамках процедуры «управляемой ликвидации». При этом это правило будет работать в отношении не всех попорядку, а только системно важных банков.

Кстати, Наша родина официально присоединилась к инициативе Совета по денежной стабильности в октябре, а в конце декабря прошедшего года Центробанк опубликовал перечень системно важных банков, который потом был расширен.

Другими словами пока все идет в полном согласовании с планом. Никаких сведений о том, что разрабатывается нормативная база, создающая институт «управляемой ликвидации» и механизм конвертации вкладов в акции, с Неглинной пока не утекло. Но если прополка банковской системы продолжится и резервы АСВ сократятся до критичного уровня, то эту непопулярную реформу можно будет подать под соусом борьбы с негативными явлениями. Да еще сдобренную специей социальной розни. Дескать, для чего это правительство должно защищать интересы миллионеров, да к тому же неразумных, ленящихся разбить большой вклад на несколько вкладов гораздо меньше?

В такой ситуации и с учетом русской специфичности может сложиться практика, при которой АСВ как собственного рода представитель застрахованных «физиков» в рамках «управляемой ликвидации» будет забирать фактически все ликвидные активы. А остальные кредиторы, в том числе первой очереди, получат на руки «фантики» и застенчивую надежду, что их когда-либо получится перевоплотить хоть в какие-то средства.

Естественно, сценарий смотрится если не умопомрачительным, то маловероятным. Но я готов поверить быстрее в это, чем в то, что правительство пойдет навстречу вкладчикам и пропустит их вперед себя в очереди. Времена сегодня грозные, и средства необходимы всем.

 

В поисках выхода

Можно ли предложить другой вариант решения трудности, отдавая для себя отчет в том, что такие принципиальные ее составляющие, как качество банковского надзора и работы правоохранительных органов, если и обменяются в наилучшую сторону, то в отдаленной перспективе? Мне кажется, можно.

1-ое, что в таком случае необходимо сделать, — поменять логику системы. Признать, что неважно какая ставка по депозиту, превосходящая среднерыночное значение, — это рыночный риск как для банка, так и для его клиента. Банковский вклад — это средство сохранения и приумножения сбережений, но не извлечения сверхприбыли.

Если принять этот тезис, станет понятно, как поменять регулирование. Не так давно был принят закон «О потребительском кредите», запрещающий увеличивать ставку по кредитам более чем на 30% сверх среднерыночной. Среднерыночная ставка — официальный показатель, который будет рассчитывать ЦБ. Означает, нужен его аналог в отношении рынка депозитов. К примеру, по данным АСВ, средний уровень ставок в первом полугодии 2013 года составил 8,1% годичных в рублях. Но пока эта информация имеет быстрее справочно-познавательное значение, а обязана иметь — нормативное.

А как раз, АСВ должно выплачивать средства исходя из суммы вклада и среднерыночной ставки, а не ставки банка, как происходит на данный момент. Это поможет вкладчикам правильно оценивать опасности и не рассчитывать на то, что они получат свою сверхприбыль даже в случае отзыва лицензии. Ведь для чего нести средства в банк, дающий 50%-ную премию к рынку, если в час «х» ты получишь то, что получил бы в кредитном учреждении, ведущем наименее брутальную политику? Да к тому же потратишь время, силы и нервишки в очередях обманутых вкладчиков. Не логичнее ли сразу же отнести средства в банк, который не предлагает журавля в небе (вариант — небо в алмазах)?

И тогда у банков будет меньше мотивации вести рискованную политику по вербованию средств «физиков» обсолютно любой ценой. Ограничит ли это их конкурентноспособные возможности? Быстрее возвратит в рамки здравого смысла и принудит обращать больше внимания на качество обслуживания, маркетинг, программки лояльности.

Тогда брутальным банкам, кстати, будет проще пережить понижение маржи по потребительским кредитам, которое безизбежно произойдет в итоге новейшей политики ЦБ, увеличивающего норму резервирования по необеспеченным кредитам. Топор денежной войны всех против всех пора закопать.