Осторожно, Кейнс

Надежды представителей мирового истеблишмента на выход из кризиса с помощью «вечно зеленоватых» кейнсианских рецептов не реализуются уже 5 лет. Логично – практическая значимость многих кейнсианских советов со временем все наименее соответствует действительности и все более мифологизируется.

Основная книжка Дж.М.Кейнса «Общая теория занятости, процента и средств» увидела свет в 1936 г. в Лондоне, когда «Величавая депрессия» (1929-1933 гг.) уже завершилась. К тому времени были издавна реализованы антикризисные меры «Нового курса» Ф.Д.Рузвельта: так, еще в 1933 г. приняты Чрезвычайный закон о банках, Закон Гласса-Стиголла, Закон о ценных бумагах, а в 1934 г. – Государственный жилищный акт, регламентировавший ипотеку. На самом деле, «Общая теория» наукообразно выложила то, что правительство Рузвельта сделало несколькими годами ранее.

Принято считать, что южноамериканский кризис 30-х закончился в 1933 г. с окончанием «Величавой депрессии». Это не так: в 1938 г. Штаты понял 2-ой спад, а возвратиться к докризисным показателям экономика смогла только в 1940-41 гг. Невзирая на то, что еще конце 30-х опережающими темпами начали расти военные расходы – Америка спешно налаживала выпуск военных кораблей и другого вооружения, словом, готовилась к войне.

Оборонные программки повышали объем муниципальных инвестиций, делали рабочие места, содействовали росту употребления, а их финансирование производилось за счет увеличившихся налогов и правительственных займов. Непосредственно в военное время знаками мобилизационной экономики стали дополнительный рост налогов, регулирование цен, нормирование зарплаты. Кого благодарить? Неуж-то Кейнса?

То, что кейнсианское усиление муниципального присутствия в экономике было созвучно «Новенькому курсу» – безусловно. То, что Америка вышла из кризиса благодаря кейнсианским советам – в высшей степени непонятно. Хотя бы поэтому, что на признание новейшей теории необходимо было время, а в те годы ни Веба, ни мобильной связи, ни резвой полиграфии не было.

Кейнсианство как догма

Современные приверженцы кейнсианства (в Рф из сейчас здравствующих более известен Нобелевский лауреат П.Кругман) предпочитают цитировать только отдельные теоремы собственного гуру, но никак не целые причинно-следственные выражения. Красиво, к примеру, звучат такие тезисы как «Личная цель большинства обученных инвесторов сейчас – это «обогнать пулю», перехитрить массу и сплавить поддельную либо истертую монету ближнему» либо «Когда расширение производственного капитала в стране становится побочным продуктом деятельности игорного дома, тяжело ждать не плохих результатов».

Если же попробовать понять сущность кейнсианства (максимы представлены в заглавии головного труда), то придется продираться через такие частоколы условностей, допущений и оговорок, что не каждому спецу окажется по силам. Только один пример, натужьтесь: «Если исключить возможность огромных (тут и дальше выделено Н.К.) конфигураций в политике, касающейся установления контроля или над инвестициями, или над склонностью к потреблению, и представить, вообщем говоря, что имеющееся положение дел будет длиться, тогда, пожалуй, вправду можно утверждать, что в среднем догадки будут оправдываться в большей мере, если банки будут пресекать в корне начинающийся бум при помощи такой высочайшей нормы процента, которая отпугнет даже самых стойких заблуждающихся оптимистов». И дальше: «… регулирование объема текущих инвестиций оставлять в личных руках опасно».

Ну как? А вы говорите выход из «Величавой депрессии».

Кратко («сказать весь перечень» газеты не хватит) о ножницах выводов «Общей теории» и современной американской практики, хотя в целом обоснование необходимости муниципального воздействия на экономику безоговорочно. О 30-х вспоминать не будем. Во-1-х, в США, как уже говорилось, антикризисные меры были предприняты за пару лет до выхода книжки. Во-2-х, по Кейнсу предпосылкой Величавой депрессии был переизбыток инвестиций (хотя есть и другие версии), а раз диагноз спорный, лечение возможно окажется никчемным. В-3-х, вопрос, что для Америки послужило «палочкой-выручалочкой», до сего времени остается без точного ответа.

Кейнс определил количественную теорию средств так: «Пока имеется неполная занятость причин производства, степень их использования (выделено Кейнсом – Н.К.) будет изменяться в той же пропорции, что и количество средств; если же налицо полная их занятость, то цены будут изменяться в той же пропорции, что и количество средств».

Объясню: Кейнс обозначил прямую зависимость меж количеством средств в экономике и загрузкой промышленных мощностей. Но действительность опровергла теорию. За первую кризисную пятилетку (август 2008 г. к августу 2013 г.) валютная масса в США выросла с 7,7 трлн. до 10,8 трлн. долл. либо на 40,3%. По идее, пропорционально должна была возрости и «степень использования» мощностей. Но за 2008 г. загрузка составила 74,1%, в августе 2012 г. – 77,2%, а в августе 2013 г. – 77,8%, при средней за 1972-2012 гг. в 80,2%.

С безработицей тоже как-то не очень: в августе 2013 г., невзирая на шквал новых средств, она составила 7,3% (год назад – 8,1%), хотя «обычный» для американской экономики уровень колеблется, по расчетам ФРС США, в спектре 5-6%. Что касается цен, то в США в последние годы они вправду практически не росли (инфляция в 2012 г. составила 2,1%). Но происходило это не из-за «неполной занятости» мощностей, а вследствие недочета спроса. В кризис люди предпочитают беречь, а не растрачивать.

«В условиях бума нужна менее высочайшая, а более низкая норма процента. Последняя дает возможность поддерживать состояние так именуемого бума».

Очередной горе-рецепт. Что, спрашивается, делал посреди нулевых прошлый глава ФРС США А.Гринспен, когда снижал формирующую «норму процента» учетную ставку с 6,5% (май 2000 г.) до 1,0% (январь 2003 г.)? Разве не то, что постулировал Кейнс? Привело это поначалу к локальному кризису на рынке американской ипотеки в 2006-2007 гг., а позже и к глобальному кризису после банкротства Lehman Brothers 15 сентября 2008 г.

«Для публики с «биржевой психологией», как, к примеру, в наше время в Соединенных Штатах, увеличение на бирже может явиться практически нужным условием появления достаточной склонности к потреблению».

И здесь мимо. Биржевые рекорды 2013 г. дополнительной склонности к потреблению, стимулирующей по аккуратному Кейнсу («практически нужное условие») рост экономики, не прибавили. Не посодействовали ни увещевания главы ФРС Б.Бернанке в 2009-м («я вижу 1-ые зеленоватые ростки»), ни заклинания президента Б.Обамы в 2010-м («лето восстановления»). Разве можно ассоциировать эти всхлипы с победным «утро в Америке» Р.Рейгана в 1984-м? (В 1983-1984 гг. экономика США росла на 7% в год, к тому же вся цивилизация была воодушевлена триумфом американских спортсменов на летней Олимпиаде-84 в Лос-Анджелесе).

Вобщем, о склонности к потреблению Кейнс упоминал всегда, но относил эту категорию к психическим, другими словами, к иррациональным факторам. (По Кейнсу сбалансированный уровень занятости находится в зависимости от функции совокупного предложения, склонности к потреблению и объема инвестиций). Правда, ответа на вопрос «как понять непостижимое» он нам не оставил. «Фея убежденности» (выражение Кругмана) как и раньше дремлет.

За перемычку

К слову, о стагфляции 1979-1982 гг., наподобие кризиса 30-х состоявшей из 2-ух вялотекущих шагов с промежным провалом в 1980 г. Рейган, увлеченно боровшийся и победивший «империю зла», также убеждавший и убедивший Саудовскую Аравию нарастить нефтедобычу и тем обрушить цены на нефть, катастрофически проспал начало современного шага глобализации, проще говоря, старт экономического возрождения Китая.

Если в 1985 г. торговый оборот меж США и Китаем составлял 3,9 миллиардов. долл. и был равновесным, то в 2009 г. китайский экспорт в США вырос до 296,1 миллиардов. долл., а южноамериканский в Поднебесную – всего до 69,1 миллиардов. долл. По итогам 2012 г. китайская продукция была фаворитом южноамериканского импорта (19,0%), тогда как поставки в Китай занимали только третью позицию в экспортной табели о рангах (7,2%). Вследствие расширения китайского импорта экономика США согласно данным Бюро трудовой статистики США растеряла в 1998-2008 гг. около 2 млн. рабочих мест. И все это на фоне искусственно (внерыночно) заниженного курса юаня.

Старина Кейнс по этому поводу гласил, что «равновесие с остальным миром можно обеспечить средством колеблющихся денежных курсов». Но никаких «денежных колебаний» в паре доллар-юань нет и в помине! Если уж апологетам кейнсианства и предлагать варианты «свежайшие» выхода из кризиса, то это должны быть не нескончаемая накачка валютной массы либо экономное финансирование новых рабочих мест (к тому же госдолг США вновь достигнул разрешенного потолка), а тарифно-торговая война с Китаем с сопутствующей приостановкой членства в ВТО. Вот он, наружный раздражитель, которого сегодня так не хватает американской экономике.

Нечто схожее в истории США уже было (Закон о тарифах Смута-Хоули 1930 г., вводивший завышенные ввозные пошлины более чем на 20 тыс. продуктов), но тогда речь шла о продукции, а не государствах. Сегодня другая история – если Китай может играть не по правилам, то почему всесильной Америке нельзя?

Скептики сделают возражение: Китай может предъявить к погашению южноамериканские казначейские облигации (на июль 2013 г. – 1277,3 миллиардов. долл.). Но, во-1-х, обязательства выданы на определенный срок, «досрочно» – это большой дисконт, что американцам и необходимо. А во-2-х, печатный станок в США в последние 5 лет работает как часы.  

Что для Обамы первично – благополучие 10-ов миллионов избирателей либо слепое потакание неверным теоретическим выкладкам? «Люди практики, которые считают себя совсем неподверженными умственным воздействиям, обычно являются рабами какого-либо экономиста прошедшего». В чем в чем, а в здравомыслии Кейнсу не откажешь.