Пеший маршрут по Кодексу

Петр Саруханов — «Новая»Нет, воздействия власти русской очевидно рассогласованы: если одна ее ветвь (законодательная) интенсивно борется с ненормативной лексикой, другая ее ветвь (исполнительная) часто подает поводы для использования оной. Вот один из последних — родившийся в недрах Минтруда документ, имеющий длинноватое бюрократическое название: «Типовой кодекс этики и служебного поведения работников органов социальной защиты населения и учреждений общественного обслуживания субъектов Русской Федерации, также учреждений общественного обслуживания федерального подчинения». Не утвержденный пока, но нет сомнения, что утвержден он будет. Ибо разработан в согласовании с пт «З» прошлогоднего Указа президента страны «О мероприятиях по реализации гос социальной политики».

Понимаете ли вы, что после принятия кодекса работники органов социальной защиты населения будут призваны исполнять массу его требований — от «а» до «с», исключая проштрафившиеся перед чиновниками «й» и «ё». Примеры — пожалуйста: «исполнять должностные обязанности радиво и на высочайшем проф уровне», «соблюдать социальную справедливость и равноправно распределять социальные ресурсы», «соблюдать нормы служебной и проф этики», «проявлять правильность и бдительность к гражданам», «защищать и поддерживать человеческое достоинство клиентов»… Стоит продолжать? Единственное, что цепляет глаз, — это рвение страны организовать и возглавить: последний пункт так и сформулирован: «развивать роль добровольцев». Но мы-то отлично знаем, что вправду добровольческие движения зарождаются никак не в госструктурах, которые потом стремятся канализовать их. А вот в статье о служебном поведении воспрещается курить «во время служебных совещаний, бесед, другого служебного общения с гражданами».

Никак не бросаю камень в огород бессчетных соц работников. Ибо данный соц работник — это почти во всем состояние души, призвание, а не бумажные формулировки тривиального. Но вот что гнусно: чиновники подстраховались и придавили их к ногтю: оказывается, «познание и соблюдение положений кодекса» становится с этого момента одним из критериев оценки свойства его «проф деятельности». Желаю спросить: где кодекс, а где настоящая жизнь? Клиенты общественного работника довольны, а он приходит к ним на дом в футболке, к которой (жутко сказать!) приколота белоснежная ленточка, а не в одежде «принятого делового стиля, который отличают официальность, сдержанность, традиционность, аккуратность» (как раз так!). А если пол нужно промыть? Промыл, а позже на аттестацию, не успев переодеться. И не зная вечное положение кодекса, что он «служит основой для формирования подабающей морали в сфере социальной защиты и общественного обслуживания населения». Заключение комиссии: «Не достоин!» Утрирую, естественно, но все таки…

Разработчики отлично подстраховались, по-видимому, и сами осознавая бесполезность результата собственной работы. Практически страничку кодекса занимает перечень документов, на базе которых он был разработан. Кроме упомянутого указа президента там перечислены, не считая «других», 9 определенных документов — от Конституции Русской Федерации и федеральных законов до Интернационального кодекса поведения муниципальных должностных лиц — документа Генеральной ассамблеи ООН, меж иным. Часть из их, естественно, притянуты «за уши», но тут появляется глобальный вопрос: а что, международные университеты сами не являются частью мировой бюрократии и тотчас оправдывают свое существование подготовкой безвыходно отставших от века сегодняшнего энциклик?

А вот Владимир Владимирович полностью мог бы скорректировать собственный указ, лицезрев, к какому грустному результату привела реализация несчастного пт «З». И востребовать от собственных подчиненных выполнения тех его пт, которые вправду могут воздействовать на уровень и состояние жизни вверенного народа. Ну сначала прирастить к 2018 году размер реальной зарплаты в 1,4—1,5 раза. Критики моей позиции произнесут, естественно: «Не хлебом единым!» А я отвечу: «Ну уж точно, не кодексом!»