Под волнами Каспия

Под волнами Каспия

Дискуссии о том, что Туркмения хочет без помощи других пичкать газом европейский рынок, прогуливаются уже не один десяток лет. На решительность местных властей суровое воздействие оказывала позиция Рф, которая имела обыкновение скупать весь туркменский газ «на корню» для перепродажи. Но сейчас в Ашхабаде, похоже, хотят претворить звучные обещания в дело. По заказу Глобального банка компанией RSK Environment Ltd были проведены подготовительные экологические исследования строительства газопровода, по итогам которых были выданы положительные заключения: экосистеме наикрупнейшго в мире озера стройка не навредит. За строительство выступает и заинтересованный в новеньком газопроводе Азербайджан.

Как заявили в Министерстве нефтегазовой индустрии и минеральных ресурсов Туркмении, республика рассчитывает поставлять на европейский рынок от 10 до 30 млрд кубических метров газа в год. Переговоры по реализации этого проекта, как говорят в Ашхабаде, интенсивно ведутся на разных уровнях как с Европейским союзом и Еврокомиссией, так и с определенными странами и компаниями.

Заполнять газопровод на начальном шаге планируется за счет месторождений туркменской части Каспийского моря — наличие уже разведанных и доказанных припасов природного газа в туркменской части моря дает возможность качать на запад 16 млрд кубометров в год. Потом к Транскаспийскому газопроводу планируется подключить ресурсы газовых месторождений в восточной части республики. Как раз в этом году планируется ввод в строй газопровода «Восток-Запад» мощностью прокачки 30 млрд кубометров в год.

Тут стоит напомнить, что Туркмения является четвертой государством в мире по припасам природного газа. В свое время республика получила официальное доказательство, что ее газовое месторождение Южный Иолотань — 2-ое в мире после иранско-катарского Парса. Аудитор пересмотрел оценку припасов Южного Иолотаня, увеличив их до 21 триллиона кубометров. Это более 40 процентов от доказанных припасов газа Рф.

Побережье Каспийского моря, в 60 километрах от городка Туркменбаши

Побережье Каспийского моря, в 60 километрах от городка Туркменбаши Фото: AFP

Длительное время в Туркмении рассчитывали на строительство газопровода Nabucco, по которому местный газ через Азербайджан и Турцию поступал бы в Европу, но в 2013 году этот проект был аннулирован. Одной из обстоятельств стал неурегулированный статус Каспия, права на который имеют сразу же 5 государств: кроме Туркмении и Азербайджана еще Иран, который также интенсивно скупает туркменский газ для перепродажи (7 млрд кубометров), Наша родина и Казахстан.

В ближайшее время ожила дискуссия вокруг проекта газопровода ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия). Общая протяженность газопровода должна составить 1735 км. По местности Туркменистана — 200 км, по местности Афганистана — 735 км, по местности Пакистана — 800 км. Планируется, что газопровод достигнет конечной собственной точки — населенного пт Фазилка на границе Пакистана с Индией, а для обеспечения мощности газопровода было предложено туркменское месторождение «Галкыныш». Подразумевается, что к 2018 году по этому газопроводу будет поставляться 90 миллионов кубометров газа в день, из которых 38 миллионов пойдет в Индию.

Критики проекта указывают, что часть маршрута ТАПИ пройдет через самые небезопасные провинции Афганистана — такие, как Герат и Кандагар. Но газопровод получил сильную поддержку со стороны США в рамках вашингтонской стратегии «Новый Шелковый путь». Также индийская компания Gas Authority of India будет нести ответственность за обеспечение безопасности трубопровода, начиная от туркменской границы до индийских потребителей. Невзирая на это, вопрос безопасности остается основным фактором риска в протяжении всего строительства и функционирования трубопровода.

Газовое месторождение «Галкыныш», 4 сентября 2013 года

Газовое месторождение «Галкыныш», 4 сентября 2013 года Фото: Марат Гурт / Reuters

Еще одним приоритетным направлением экспорта туркменского газа остается Китай. Открытие первого участка новейшей газовой магистрали состоялось в конце 2009 года на месторождении Самандепе, откуда берет начало транснациональный газопровод. Данное месторождение по соглашению о разделе продукции на правом берегу Амударьи разрабатывает Китайская государственная нефтяная компания (CNPC). Она же занималась разработкой нового газопровода. 3-я ветка газопровода общей протяженностью 1830 км и пропускной способностью 25 млрд кубометров газа в год была запущена в мае 2014 года. По ней в Китай будут поступать из Туркмении и Узбекистана по 10 млрд кубометров газа (в перспективе Китай собирается закупать у Туркмении порядка 65 млрд кубометров газа в год), из Казахстана — 5 млрд кубометров газа.

На все эти начинания Наша родина взирала косо, но ничего толком сделать не могла. В случае же с транскаспийским газопроводом и в Москве, и в Тегеране считают, что вопросы прокладки трубопроводов по дну Каспийского моря должны решаться при согласии всех прикаспийских государств, тогда как Ашхабад и Баку предпочитают устроить «междусобойчик». Комментируя в 2012 году позицию президента РФ и отношение Евросоюза к инициативе Баку и Ашхабада, ассистент Владимира Путина Юрий Ушаков заявил, что «в связи с напористыми попытками ЕС по продвижению Транскаспийского газопровода Путин тщательно растолковал правовую ситуацию вокруг Каспия. Любые решения в отношении Каспийского моря могут быть приняты лишь на базе консенсуса каспийской «пятерки». В неприятном случае они нелегитимны. Не учесть этот момент ЕС не может».

Естественно, юридически позиции Туркмении и Азербайджана уязвимы, но рычагов воздействия на их у Рф не так много. В свое время РФ заключила соглашения с Азербайджаном и Казахстаном о делимитации каспийского шельфа, что позволило приступить к разработке месторождений в северной части моря. Похожим образом могут поступить Баку и Ашхабад, хотя и меж ними на сегодня имеются трения по поводу принадлежности нефтяных месторождений «Осман» («Чираг»), «Хазар» («Азери») и «Алтын Асыр» («Шарг»). Вобщем, солидарная позиция Запада и будущие барыши еще могут сказать свое веское слово.

Буровые установки в нефтяном месторождении Котур-Тепе

Буровые установки в нефтяном месторождении Котур-Тепе Фото: Александр Туманов / ТАСС

В сентябре прошедшего года на Каспийском саммите стороны также не смогли добиться консенсуса по этому вопросу. «Что касается режима строительства транскаспийской системы трубопроводов, то к одному мнению стороны пока не пришли», — констатировал Ушаков. Все же инициативы Туркмении демонстрируют, что позиция Москвы в этом случае не является для Ашхабада определяющей. Власти республики пристально прислушиваются к заявлениям Запада, где после отмены «Южного потока» под эгидой Рф все почаще говорят о необходимости строительства нового газового коридора на юге, зачем нужно активировать контакты с Азербайджаном и Туркменией.

«Необходимо гарантировать безопасность снабжения (газом) Евро союза. Но при этом мы остаемся в тесноватом контакте со всеми нашими поставщиками. Все, чего мы желаем, — это расширить и диверсифицировать пути доставки», — заявил в феврале член Еврокомиссии по энергетике Мигель Ариас Каньете на пресс-конференции в Брюсселе. По словам его коллеги, зампреда Еврокомиссии по энергетическому союзу Мароша Шефчовича, для Евросоюза «принципиальна диверсификация путей, но также источников энергии». Бюрократ напомнил, что не так давно эти вопросы дискуссировались на заседании группы высочайшего уровня в Софии и на встрече по проекту «Южный газовый коридор» в Баку. По его словам, к 2019-2020 году газ подойдет к границе ЕС. Это подразумевает также компанию системы локальных газопроводов — таких, как Трансадриатический газопровод, задачей которых является обеспечение поставки энергоэлементов из региона Каспийского моря в страны Евросоюза в обход Рф.