Поправки в закон сохранения энергетики

В №13 «Новейшей» от 6 февраля 2013 года был размещен материал «Кто нарушил закон сохранения энергетики», речь в каком шла, а именно, о переформатировании роли страны в некоторых энергетических активах. На шаге подготовки публикации, 28 января 2013 года, мы направляли запрос вице-премьеру Аркадию Дворковичу, отвечающему за ТЭК, с просьбой прояснить позицию правительства. Остается сожалеть, что ответ был ориентирован только 22 февраля, уже после выхода материала — по другому удалось бы избежать некоторых некорректностей в публикации.

Анализируя решение совета директоров ОАО «Русгидро» о возможности использовать 40% акций «Иркутскэнерго» (в данный момент находятся на балансе ОАО «Интер РАО ЕЭС») в качестве 1-го из вариантов оплаты дополнительной эмиссии акций «Русгидро», мы направляли внимание на то, что указом президента РФ от 22 ноября 2012 года было определено: средства, приобретенные «Русгидро» от докапитализации, должны пойти на финансирование вкладывательной программки общества. Другими словами это должны быть как раз средства, а не ценные бумаги другой компании либо другие активы.

Вице-премьер же, как надо из ответа, подписанного его пресс-секретарем А. Самигуллиной, рассматривает пакет акций «Иркутскэнерго» как «дополнительное имущество», которым может быть оплачена допэмиссия. В письме «Новейшей газете» изготовлен акцент на том, что «принятые Правительством Русской Федерации решения в отношении голосования в органах управления ОАО «РусГидро» соответствуют действующему законодательству и не приводят к передаче 40% пакета акций ОАО «Иркутскэнерго» из ОАО «Интер РАО ЕЭС» в ОАО «РусГидро».

Вправду, впрямую — не приводят, речь в нашей публикации шла о возможной возможности такой сделки, и ответ вице-премьера этого не опровергает.

Пресс-секретарь Аркадия Дворковича А. Самигуллина направила наше внимание на то, что «директивы в отношении каких-то сделок с ОАО «ЕвроСибЭнерго» Правительством РФ не выдавались. Директивы Правительства РФ и Росимущества, выдаваемые представителям интересов Русской Федерации в советах директоров и собраниях акционеров, содержат определенные указания по голосованию. В согласовании со сложившейся практикой какие-либо объяснительные записки и другие материалы к директивам не прилагаются».

Вправду, в нашей публикации неверно упоминались «объяснительные записки к директивам, приготовленные Аркадием Дворковичем», — вместе с «письмами главы Минэкономразвития Андрея Белоусова и ответом замминистра энергетики Миши Курбатова, направленным в октябре на запрос из администрации президента».

Анализируя возможность объединения энергетических активов Сибири на базе «ЕвроСибЭнерго» Олега Дерипаски, мы опирались на документы, приготовленные Белоусовым и Курбатовым. А из-под пера вице-премьера вышло письмо от 5 сентября 2012 года, которое мы цитировали: «Стоит отметить, что реализацию мероприятий по докапитализации ОАО «РусГидро» может быть выполнить в кратчайшие сроки, до конца 2012 года, а реализацию сделки по консолидации сибирских гидроэнергетических активов — к III кварталу 2013 года».

В конце концов, мы были не полностью точны, утверждая, что директивы по продаже «Роснефтегазу» 40% акций «Иркутскэнерго» застряли на согласовании в Белоснежном доме — речь в реальности шла не о директивах, а о решении правительства, которое, как надо из ответа, было подписано 12 февраля 2013 года, уже после выхода нашей публикации.

Мы осознаем, что в материалах о деятельности Правительства РФ принципиальна точность, и будем работать в этом направлении — возлагаем надежды, в более тесноватом содействии Белоснежным домом.