Правительство клеит бюджетную модель

В Госдуме начался экономный процесс. На 19 октября намечено 1-ое чтение федерального бюджета на 2013 – 2015 годы. С одной стороны,  мероприятие – рутинное, и при наличии депутатского большинства у партии власти не таящее особенной интриги. С другой, – презентация головного денежного документа проходит в очень нервной обстановке. Еще во 2-ой половине сентября президент устроил министрам разнос за то, что они вовремя не представили ему предложений по реализации его «соц» указов от 7 мая. Главам Минрегиона, Минтруда и Минобрнауки были объявлены выговоры с занесением в трудовую книгу. Следом был выслан в отставку глава Росреестра Сергей Васильев – как говорят, ему поставили в вину неподготовленность кадастра, из-за чего введение налога на недвижимость перенесено с 2013 на 2014 год. Не случаем, обсуждая на правительстве проект бюджета, Дмитрий Медведев был мрачен: «Бюджет — такая штука, которая никогда никому не нравится. Я когда работал президентом, он мне тоже не нравился. Но я всегда осознавал, как тяжело его склеивать».

Глава Минфина Антон Силуанов. Фото РИА «Анонсы»

Тот продукт, который удалось склеить сейчас, отличается последней противоречивостью. С одной стороны, он составлен уже  в согласовании с новым экономным правилом. Среднегодовую стоимость на нефть, от которой обычно танцуют при верстке русского бюджета, сейчас необходимо рассчитывать не от балды, как ранее, а по средним значениям за 5-летний период (после 2015 года он станет 10-летним). В итоге на следующие 3 года в бюджет заложена стоимость нефти в 91-93 бакса за баррель. Тогда как текущая стоимость нефти – порядка 110 баксов за баррель, и по прогнозу Минэкономразвития в следующие годы будет варьироваться в спектре  от 97 до 104 баксов за баррель. Ясно, что схожее нововведение, пролоббированное Минфином, резко уменьшает размер пирога, который можно разделять при планировании расходов. Ну и сама эта толика расходов должна сократиться с сегодняшних 24 процентов ВВП до 20 процентов ВВП: по другому, считает Минфин, свести экономный недостаток к нулю за три года не получится.

Что все-таки, если поглядеть на опыт некоторых наших соседей по материку, страдающих от безмерного экономного недостатка, твердость экономной конструкции представляется очень хвалебной. Но в русском варианте она каким-то странноватым образом соседствует с необыкновенной лихостью по части соц расходов. Благодарить за это следует действующего президента, который в предвыборную пору пораздавал кучу «сладких» соц обещаний. Специалисты уже издавна подсчитали, что для реализации только тех из их, что были оформлены в указы после инаугурации 7 мая, нужно изыскать в бюджете около 1,5 трлн руб. Выходит, что одной рукою власть борется за сокращение экономных расходов, другой — принуждает их увеличивать.

Минфин в этой ситуации крутится как уж на сковородке и его глава Антон Силуанов с гордостью отчитывается, что изыскал суммы на выполнение президентских указов. Но их очевидно недостаточно: чуток более 1 трлн — при этом не за год, а за три.  Естественно, при таких «вводных» некоторые социальные задачки будут решены не в полном объеме, а другие – и совсем отложены. К примеру, в 2013 году заработной платы всем бюджетникам будут повышены не до уровня 100% от среднерегиональных, как обещал президент, а только на 6%. Это в наилучшем случае компенсация инфляции, но никак не озвученный президентом опережающий рост.

При всем этом часть соц обязанностей, финансирование которых не влезло в рамки федерального бюджета, просто решено переложить на плечи регионов. К примеру, сокращение толики расходов на здравоохранение с 4,6% до 3,2% в бюджете министр денег РФ Антон Силуанов растолковал тем, что платить будет не федеральный центр, а система неотклонимого медицинского страхования — ФОМС. Минфин считает, что в предстоящем на региональные бюджеты будет переложена также и часть расходов на образование (толика которого в федеральном бюджете тоже сокращается с 5,1% до 3,4%). При том, что подавляющее большая часть посткризисных региональных бюджетов – и без того дефицитны. Скажем, недостаток бюджета Москвы в 2013 году — 200 миллиардов руб., и он не сократился по сопоставлению с текущим годом. При всем этом никаких трансфертов из центра на сокращение недостатков региональных бюджетов в 2013 году не предвидено.

Есть у бюджета к тому же 3-я сторона – военная. И она очень очевидно выпирает из «склеенной» конструкции. К примеру, в следующем году расходы на национальную оборону составят 16% от всех федеральных экономных расходов (в этом — 14,6%). Это, меж иным, 3,2% ВВП. А в 2015-м — соответственно, 19,7% и 3,7%. К этим показателям нужно еще добавить огромную часть расходов по статье «Государственная безопасность и правоохранительная деятельность». В 2015 году на нее уйдет 13,6% всех расходов, либо 2,6% ВВП. Так, через три года бюджет будет растрачивать на нужды силовиков практически 6% ВВП. Это, само мало вдвое больше того, что принято по интернациональным меркам расходовать на оборону в невоюющей стране.

В итоге бюджет никак не ориентирован на инновационное развитие. О масштабной модернизации, и связанной с ней мыслью «налогового маневра» бюджет предлагает просто запамятовать – по последней мере, на три ближайших года. В бюджете-2013 заложен рост ВВП на умеренные 3,7%, но министр денег, похоже, не очень верует в достижимость и этого рубежа.  В связи с чем торопится успокоить общественность: «Даже если рост ВВП в 2013 году будет нулевым, бюджет выдержит».

Подведем результат. Склеенный наспех из всего, что попалось под руку, бюджет не решает ни одной задачки, которую определяют 1-ые лица.  Он не обеспечивает выполнение соц указов президента,  не производит инноваторский рывок, не достигает ускорения роста экономики. Он не провоцирует создание новых рабочих мест, не учитывает конфигурации, нужные пенсионной системе. Даже массивного притока средств в оборонку он не гарантирует.

Похоже, единственная его задачка – «выдержать», как выражается Антон Силуанов, если опять стукнет кризис, свалится стоимость барреля и сойдет на нет экономический рост. Не хотелось бы каркать – но не факт, что и это получится. Очень уж «склейка» ненадежная.