Приказано выжать

Счетная палата (СП) выступила с заявлением, которое, абстрагируясь от его обтекаемой формы, полностью можно именовать алармистским: Рф не получится заместить своими силами недостаток продуктов, которые попали под «обходительные антисанкции». И это нехорошая новость не только лишь для потребителей, но так же и для бюджета. Отлично понятно, что глава СП Татьяна Голикова — один из основных профессионалов по бюджету в стране, и к ее мнению стоит прислушаться. «Потенциал импортозамещения в секторе продовольственных продуктов на сегодняшний день лимитируется ограниченными способностями имеющихся производственных мощностей в пищевой индустрии. <…> По другим видам продовольственных продуктов есть опасности неполной компенсации выпадающих объемов импорта продовольственных продуктов, нелегальных к ввозу из ряда государств, за счет имеющихся свободных производственных мощностей. Это касается в определенной степени некоторых видов мясных и продуктов из молока, также сыров. <…> Объем импортируемых сельскохозяйственных и продовольственных продуктов, попавших под санкции, может составить приблизительно 45% общего объема обозначенных продуктов».

В общем, по мнению Счетной палаты, либо правительство срочно развернет программку импортозамещения и поддержит ее, в том числе финансово, либо мы станем есть меньше товаров питания по более высочайшим ценам. Разумеется, что такая программка будет обречена на провал в условиях угасающей деловой активности и что главным ее драйвером мог бы стать малый и средний бизнес (МСБ). Но вот неудача — как раз по МСБ правительство и Минфин готовятся нанести новый удар, даже — серию ударов.

Новые налоги

1-ая угроза — так именуемые «торговые взносы», за которые выступил лично Дмитрий Медведев. Этот законопроект позволит региональным властям взимать с компаний, работающих в сфере торговли и предоставления услуг, дополнительные платежи в местный бюджет.

С одной стороны, нововведение затронет только определенные отрасли бизнеса. По логике законодателя, региональное управление должно будет без помощи других выбирать приоритетные сегменты и оставлять их нетронутыми, а для наименее принципиальных и хрупких компаний увеличивать налоговое бремя. «В случае если ситуация в отрасли позволяет, это будет дополнительным источником дохода. Тем паче что облагаемые компании (туристский бизнес, службы такси) не будут очень оказывать влияние на общую картину в малом бизнесе», — считает аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин.

Хотя слово «налог» в законопроекте не бытует, специалисты соглашаются с тем, что новые сборы по собственной сущности напоминают очень ограниченную версию налога с продаж, вводить который, после длительных колебаний, пока все-же не стали. Разница, естественно, в степени воздействия на экономику страны.

«На теоретическом уровне это можно считать дополнительной налоговой нагрузкой. Если же говорить о макроэкономике, то эффект на инфляцию по сопоставлению с налогами с продаж будет несопоставимо меньше», — считает Нигматуллин.

«Это из той же серии, что и повышение налогов, — соглашается русский экономист, заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и интернациональных отношений Евгений Гонтмахер. — Практически все региональные бюджеты в нехорошем состоянии, потому власти будут обязаны этими способностями воспользоваться. Комфортная возможность переложить на регионы ответственность за уровни зарплат».

Необходимо отметить, что введение всех налоговых сборов плохо сказывается на деловой активности. Не считая того, вышеупомянутые взносы будет труднее администрировать ввиду их выборочного внедрения. Не говоря уже о том, что такой целенаправленный удар по бизнесу косвенно скажется на ценах на продукты и услуги, уверен Гонтмахер.

Особенные вопросы вызывает предложение ввести туристские взносы. Ни для кого не тайна, что российская туристская промышленность находится сейчас в достаточно плачевном состоянии. «В дополнение к плате за отель будет взиматься плата за пребывание в определенных городках. Такая схема действовала в Крыму в его бытность украинской территорией: авто заезд на местность был платным. Это увеличивает, хоть и не очень, цена путевки, что косвенно лупит по бизнесу», — разъясняет Гонтмахер.

На данный момент граждане предпочитают беречь средства на будущее либо вкладывать их в какие-то активы, ежели растрачивать на поездку. Туристские компании и без дополнительных взносов находятся в сложном положении. «Я не уверен, что предложение Медведева будет принято. Но это в любом случае возмутительное неведение ситуации», — говорит Гонтмахер.

Последующим пт в атаке на малый бизнес следует отказ от пороговой отметки при расчете взноса в Фонд неотклонимого медицинского страхования. По текущему законодательству выплаты выполняются работодателем от годичный заработной платы в 624 тыщи рублей, не больше. Скоро, по плану правительства, это ограничение может быть снято.

«Естественно, это плохо скажется на экономике. Все неотклонимые взносы, с одной стороны, никак не стимулируют развитие здравоохранения, пенсионных фондов, так как они отчисляются не гражданами, а компаниями, — нет прямой связи налогов, уплачиваемых гражданами, и свойства услуг, — разъясняет Нигматуллин. — С другой стороны, это дополнительная нагрузка на бизнес. Эффект будет не сильный, но нехороший, чуток больше компаний перейдет на «сероватую» заработную плату».

«Нагрузку на бизнес можно частично оправдать отчислением средств на здравоохранение. Дополнительную дельту фактически полностью изымает федеральный бюджет, что совсем неприемлемо», — комментирует Евгений Гонтмахер.

Не исключено, что такие законодательные тенденции в какой-то момент приведут к тому, что то же самое будет изготовлено с неотклонимыми отчислениями в Пенсионный фонд. «Я думаю, это может произойти в 2016—2017 годах — зависимо от денежной ситуации. Вероятнее всего, это будет приурочено к выборам, так как пожилые люди — принципиальная часть электората, более 30 млн человек. Пусть работающие люди, в особенности богатые, поразмыслят о старых и заплатят», — продолжает экономист. На данный момент работодатели платят 10% с превышения суммы зарплатного фонда в 624 тыс. рублей. «Общий сбор в Пенсионный фонд — 22%, в состоянии сделать не 10, а 22% со всей заработной платы. Но экономически это некомпитентно, ведь это платит работодатель», — считает Гонтмахер.

Тимур Нигматуллин, но, считает такую перспективу наименее возможной. «Не думаю, что это будет изготовлено в последнее время. Недостаток бюджета маленький, он позволяет финансировать пенсионные фонды. Но если основной источник доходов муниципального бюджета — нефть — будет понижаться в стоимости и санкции не будут отменены, будут повышаться налоговая нагрузка и отчисления в фонды, чтоб погасить недостаток».

Порог для детей

И уже откровенно агрессивной для малого бизнеса мерой станет предлагаемое Минфином ужесточение системы облегченного налогообложения. Напомним, сейчас на налоговые льготы вправе претендовать компании с персоналом из менее чем 100 человек и с оборотом до 60 млн рублей в год. В собственном проекте министерство хочет понизить эти числа в 10 раз.

«По этому вопросу мы находимся с Минфином в неизменном противоборстве, — ведает «Новейшей» депутат Госдумы от «Справедливой Рф» Андрей Крутов. — Как раз не так давно наша партия занесла законопроект, предполагающий распространение налоговых льгот на компании с выручкой до 200 миллионов рублей, а еще ранее — законопроект о двухгодовых налоговых каникулах для ИП и юридических лиц». Принцип, по которому Минфин проводит свою политику — «выживает наисильнейший», — сыграет злую шуточку с малым делом, считает депутат.

«Не предвидено никаких компенсаторных устройств для малых компаний. Мы смотрим неизменное повышение налогового пресса, ограничение свобод предпринимательства. При всем этом никаких гарантий занятости либо увеличения зарплат у населения нет. Время от времени кажется, что это делается специально, чтоб сделать в этом секторе дополнительную точку напряженности», — пеняет депутат.

«У меня текстильная фабрика в Краснодаре, которая работает по упрощенке, — ведает городской депутат Ольга Косец. — Не знаю, как я смогу вести бизнес, если ее переведут на общую схему. Дело не только лишь в разнице налоговых ставок, но так же и в колоссальных ресурсах, которых востребует налоговое администрирование. У меня таких ресурсов просто нет».

Депутат Крутов считает, что тенденция по уходу бизнеса в тень уже исчерпала себя: «Те, кто желал, уже перебежали к «сероватым» схемам. Но нельзя забывать, что и здесь возможности к адаптации не беспредельны. Последующий шаг — закрытие компаний и сокращение работников».

Если ситуация вправду будет развиваться по данному сценарию, то обязательно возникнет вопрос: кто сумеет принять такое количество безработных? «Перед выдвижением схожих инициатив стоит задуматься о последствиях. Количество свободных мест в других секторах подходит к концу, муниципальные компании и экономная сфера не воспримут 10—15 миллионов, которые пострадают от продолжения такой политики», — замечает депутат.

Ситуация осложнится тем, что люди, утратив заработок, никак не избавятся от собственной долговой нагрузки. Домохозяйства часто обременены финансовыми издержками, будь то ипотека либо бизнес-кредиты. «А это уже будет взрывоопасный коктейль», — предупреждает Крутов.

Воспримут — не воспримут

Еще пока непонятно, как депутаты Гос думы отнесутся к инициативе Дмитрия Медведева по введению торговых взносов.

«Мы будем категорически возражать. Но все ведь знают, как фракция большинства относится к правительству: совсем не критично. Мы, естественно, попытаемся объяснить, что все страны мира во времена кризиса поддерживают малый бизнес, а у нас кого угодно: банки, большие структуры, олигархов. Ни на Западе, ни на Востоке таких эталонов не существует», — разъясняет справедливоросс Андрей Крутов.

Евегений Гонтмахер считает, что судьба этих инициатив будет решаться на самом высшем уровне. «Разумеется, что Минэкономразвития всегда будет против таких инициатив. Тут сначала важны позиции Путина и Медведева. Все решается на этом «пятачке», — разъясняет Гонтмахер. При всем этом непременно учитывается политический нюанс. «Минфин вообщем предлагал не платить работающим пенсионерам базисную часть пенсии, что с социальной точки зрения очень безжалостно и могло бы вызвать суровое недовольство, потому это предложение не прошло».

Кандидатуры

«Новенькая» также поинтересовалась у профессионалов, какие источники других экономных поступлений они могли бы посоветовать бюрократам. Условие одно: хребет малого бизнеса остается в сохранности.

Аналитик Тимур Нигматуллин достаточно лаконически определил собственный рецепт: «Решение нашей головоломки таково: необходимо уменьшить лишне разросшиеся военные расходы. Все трудности бюджета вытекают отсюда, из-за этого же диспропорционально и неэффективно развивается экономика».

Депутат Крутов выделил два возможных источника экономных средств. 1-ый из их — Запасный фонд и ФНБ. «Невзирая на бессчетные дискуссии, активы этих фондов все еще запечатаны. 6,5 трлн рублей нужно начинать использовать для финансирования экономного недостатка, для развития образования и здравоохранения и т.д.»

2-ой путь к экономному благополучию — введение налога на роскошь. Прогрессивная шкала налогообложения, не бьющая по среднему классу, может приносить от 500 миллиардов до 1 трлн рублей раз в год, сказал депутат нашему изданию. «Это принесло бы значимый эффект при отсутствии потрясений в широких массах. Налог на роскошь окутал бы 1—2%, в то время как в малом бизнесе задействованы порядка 20 млн человек».

Экономист Евгений Гонтмахер считает, что в период спада экономической активности правительство должно снижать налоги, а не увеличивать их: «Даже рост НДФЛ, хоть это и налог на физических лиц, будет оказывать дестимулирующий эффект. Прогрессивная ставка НДФЛ — очень радикальное решение, хотя она тоже может быть принята, правда, уже быстрее после 2018 года».

Выход, по мнению экономиста, такой: «Реструктуризация бюджета, отказ от больших нерациональных расходов. Сокращение трат на военный сектор и правоохранительные органы и, конечно, стимулирование вкладывательных проектов».

Тот же рецепт — стимулирование вкладывательный проектов — предлагает и Счетная палата. Но вот только если продолжится курс на налоговое удушение МСБ, то это будут в буквальном смысле мертвому припарки. Вот кто бы донес до президента ординарную идея: если не создавать побольше масла, то и средств на возлюбленные пушки не хватит.