Принуждение к амнистии

Петр Саруханов — «Новенькая» Только-только утвержденная Госдумой амнистия по экономическим злодеяниям оставляет смешанные чувства.

С одной стороны, как не порадоваться за каждого из числа тех без малого 3-х тыщ человек, на которых, по данным представителя президента в Госдуме Гарри Минха, непосредственно распространяется режим амнистии, также еще за несколько тыщ бизнесменов, которые в принципе могут рассчитывать на то же самое, если добьются переквалификации собственного дела на прописанные в постановлении пункты. Притом что наша власть не очень щедра на милость к падшим, эти люди получили данный подарок и реальный шанс поменять свою судьбу к наилучшему.

С другой стороны, проявленное в этом случае редчайшее государственное милосердие ― это только капля в море ничем не оправданной беспощадности.

Хотя официальная статистика Федеральной службы выполнения наказаний свидетельствует, что по 40 статьям Уголовного кодекса, относящимся к предпринимательской деятельности, в 2012 году отбывали наказание только две тыщи заключенных, по оценкам знатных правоведов, в местах лишения свободы сейчас находится более 100 тыщ узников, осужденных за экономические злодеяния. Несколько тыщ человек ― это совершенно негусто и по сопоставлению с миллионом заключенных, чья участь была облегчена в процессе проведенных начиная с 2000 года прошлых 7 амнистий. К тому же, как и ожидалось, такие знаковые для общества фигуры, как Миша Ходорковский и Платон Лебедев, уже проведшие в заключении десяток лет, как нарочно, остались вне государевой милости.

С одной стороны, в нашей политической системе, как понятно, очень важны сигналы. Посвятив специальную амнистию осужденным по экономическим злодеяниям, власть отправила недвусмысленный сигнал, что не лицезреет особенной угрозы в данной категории правонарушителей и готова по-другому глядеть на степень их вины не только лишь в прошедшем, но так же и в дальнейшем.

С другой стороны, отношение страны и его силовой составляющей к бизнесу как таковому не изменяется. Не случаем глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил в кулуарах Петербургского форума, что бизнесмены, претендующие на амнистию, должны признать вину либо подать прошение о помиловании. Это совсем точный сигнал, что само правительство вины собственной либо собственных слуг признавать ни при каких обстоятельствах не вожделеет и не собирается поменять сложившиеся практики. Просто представить ― так как уголовное преследование бизнесменов является отлично отработанным инструментарием для отъема принадлежности, ― что опустевшие было камеры и нары быстренько будут заполнены новыми жертвами произвола. В этом смысле сегодняшнюю амнистию, невзирая на все ее бесспорные гуманитарные плюсы, можно сопоставить с попыткой вычерпывать ведром воду на судне, которое идет ко дну с открытыми кингстонами.

С одной стороны, эта амнистия могла вообщем не состояться, так как вначале сама мысль как сырая и непроработанная оказалась практически отвергнутой в конце мая Владимиром Путиным на встрече с представителями бизнеса. Все же на последующем витке обсуждения власть показала определенную упругость и пошла навстречу предпринимательскому обществу: скоро проект соответственного постановления был одобрен в Кремле и представлен в Госдуму для оперативного рассмотрения и принятия.

С другой стороны, амнистия мыслилась ее зачинателями не в качестве самоценной и изолированной акции, как дерзкая мера по налаживанию совсем разрушенных отношений меж государством и делом, как 1-ый шаг на пути восстановления обычного вкладывательного климата в стране. Лишне длительно рассуждать о том, что с этой точки зрения объявленная амнистия не достигнула собственной цели.

И в итоге немного свежайшей статистики: по официальной информации Госкомстата о структуре ВВП в первом квартале 2013 года, инвестиции сократились на 12,2%, в то время как годом ранее был зафиксирован рост на 7,5%. За тот же 1-ый квартал бегство капитала из страны составило практически 26 миллиардов баксов, во 2-м квартале темп эмиграции средств, по всей видимости, никак не замедлился, что по итогам 2013 года грозит превышением немаленького прошлогоднего показателя (54 миллиардов баксов).

Правительство не желает амнистировать бизнес, а тот, в свою очередь, не вожделеет амнистировать коррумпированное и жестокосердечное правительство. И выход из этого грешного круга без истинной, а не имитационной амнистии за экономические злодеяния неосуществим.