Путин без нефти

Фото РИА «Анонсы»

Прощальная премьерская речь, произнесенная Путиным в Гос думе, была скучна во всем, не считая 1-го. Того, что, перечисляя бессчетные программки, проекты и обещания, он не произнес ни слова о том, что средства на их появятся, только если нефть год от года будет дорожать.

Не достаточно того. Отвечая потом на застенчивый вопрос депутата-единоросса, будущий президент отмел всякую связь собственных планов с размером нефтедоходов: «Все инициативы, которые я излагал, не связаны с нефтегазовыми доходами, вот что главное… Даже если стоимость свалится, скажем, до 70 баксов за баррель, мы будем в состоянии делать наши обязательства…»

Это противоречит преобладающему мнению, как будто русская экономика очень находится в зависимости от нефтеторговли. Вобщем, преобладающее мнение тоже неверно. Так как экономика Рф находится в зависимости от этой торговли не очень, а критически.

В первом квартале 2012 года средняя стоимость нефти Urals была $117 за баррель. Возьмем для сопоставления 1-ый квартал 2010-го, когда нефть стоила даже не $70, которых не опасается Путин, а целых $75 за баррель.

В первом квартале 2012-го русский экспорт составил $135 миллиардов, а импорт — $73 миллиардов. Разница ($62 миллиардов) как бы громадна. Но за счет отрицательного сальдо оплаты труда, услуг и иных характеристик, баланс по счету текущих операций вышел поскромнее: $42 миллиардов. А так как чистый отток личного капитала из Рф за эти же три месяца достигнул $35 миллиардов, то можно говорить о ориентировочном внешнеэкономическом равновесии.

А сейчас вообразим, что нефть падает в стоимости до $70, а за нею, как и положено, летят вниз остальные энергоэлементы, дающие в совокупы 70% русских экспортных доходов. Обычный расчет указывает, что суммарная квартальная экспортная выручка свалится в данном случае кое-где на $40 миллиардов — с сегодняшних $135 миллиардов до $95 миллиардов. Кстати, как раз такой она и была в первом квартале 2010-го — $92 миллиардов. Но тогда импорт продуктов в Россию ($46 миллиардов) был в 1,6 раза меньше сегодняшнего, а квартальный вывоз личного капитала ($15 миллиардов) был аж в 2,3 раза скромнее, чем на данный момент.

Просто додуматься, что при суровом падении нефтяной цены бегство капиталов из страны резко ускорится и станет паническим. Как следует, урезкой импорта до уровня двухгодовой давности будет уже не отвертеться. Для восстановления денежного баланса придется или тряхнуть муниципальными денежными резервами, или (либо быстрее сразу) достигнуть очень существенного, чуть не двойного, сокращения ввоза привезенных из других стран продуктов. Что достигается резкой девальвацией рубля и предполагает впечатляющее понижение употребления рядовых людей, сопровождаемое всплеском инфляции.

А если взять в годичном исчислении, то экспортная выручка страны свалится тогда на полтораста млрд баксов (это 8% русского ВВП, вычисленного по сегодняшним обменным курсам), а федеральный бюджет, и так спланированный с недостатком, растеряет само мало пару триллионов рублей доходов.

«Делать наши обязательства» в такой обстановке станет достаточно неловко. Даже и самое главное из их. Военно-охранительные расходы в 2012-м растут практически на третья часть — на триллион рублей. Но если так убавится нефтедолларов, то этот триллион придется или аннулировать, или взыскать с людей, или просто напечатать. Что уж здесь говорить о иных «наших обязанностях».

Перспектива до того неприятна, что фаворит цивилизации, видимо, решил считать ее неосуществимой. Тем паче что начиная с 2003-го нефтяные цены падали всего в один прекрасный момент, в конце 2008-го — начале 2009-го, а все другое время уверенно росли. Почему бы не решить, что так будет и далее?

Но в том-то и дело, что далее так быть не может.

Приближение нефтяных цен к $130—150 за баррель делает выгодными бессчетные технологии производства других топлив. Более важен и тот факт, что обе сверхдержавы при нынешнем уровне цен должны будут заплатить за импорт нефти практически по 3% собственного ВВП (вычисляемого по обменным курсам): Китай — больше $200 миллиардов, а США — около $450 миллиардов. Это уже близко к уровню их военных расходов и безизбежно наводит на мысли о каких-то неторговых методах самообеспечения.

И перечисленные, и остальные суждения дают подсказку, что стоимость на нефть близка к историческому максимуму. Зато ее падение вообразить просто. Ведь не только лишь при $70, но даже и при $30 за баррель мировое создание нефти в сегодняшних объемах все еще будет выгодным.

Есть всего один сценарий, частью которого стал бы новый всплеск нефтяных цен, хотя бы и короткосрочный. Это военно-политический кризис мирового масштаба. Вокруг Ирана к примеру. Но даже и этот шанс — кажущийся. Разовых сверхдоходов заранее не хватит на финансирование шестилетнего президентства. А издержки от глобальной встряски наверное перекроют любые нефтяные барыши.

Напрасно говорят, что Путин 2.0 неосуществим. Он вероятен. Путин 2.0 — это Путин без нефти.