Путин вместо рынка

фото Евгения Фельдмана / «Новенькая»

В прошедшем году в мировой экономике совершилось огромное количество мегасделок: Facebook купил Instagram за 1 миллиардов баксов; Apple отказался от Googlemaps; Cisco купило NDS за 5 миллиардов, а Dell— QuestSoftware за 2,4 миллиардов баксов.

Все эти сделки соединяет воединыжды одно: ни Facebook, ни Dell, ни Cisco не консультировались по поводу сделки с президентом Обамой. Давайте поглядим: как дела обстоят в Рф, как происходят у нас наикрупнейшие сделки и проекты?

ТНК-BP

Безусловно, самой большой сделкой прошедшего года стало весть о выкупе «Роснефтью» (возглавляемой Игорем Сечиным) ТНК-BP, при этом не только лишь английских, но так же и русских акционеров в лице «Альфы» и «Реновы». Общий объем сделки — 56 миллиардов баксов, при этом BPдостанется как кэш, так и акции «Роснефти», а Фридман, Вексельберг и Хан получают 28 миллиардов баксов кэшем. «Роснефть» уже отыскала кредиты, сделка состоится. Не сомневаюсь, что судьей в этой сделке был лично Путин.

«Норникель»

Акционеры «Норникеля» — Владимир Потанин и Олег Дерипаска — грызлись с 2008 года.

Потому что менеджмент «Норникеля» контролировал Потанин, то в условиях этой войны «Норникель» направил свои доходы не на выплату дивидендов (что позволило бы увязшему в долгах Дерипаске выплачивать хотя бы проценты по кредитам), а на оборотный выкуп акций, при этом по стоимости, очень превосходящей сегодняшнюю рыночную (средняя стоимость обоих buyback— 280 баксов за акцию, сегоднящая — 160 баксов). Другими словами де-факто Дерипаска средств не получал (он не мог реализовать свои акции, они были в залоге), а Потанин и получал за акции большие (куда больше дивидендов) средства, и сохранял над ними контроль, и голосовал ими же против Дерипаски.

По этому поводу Дерипаска даже подал на Потанина в трибунал в Лондоне. 1-ое заседание суда должно было состояться 3 декабря 2012 года. Но Владимир Путин не любит, когда русские олигархи судятся вместе в Лондоне, ибо, как указывает опыт, наружу выходит очень много грязного белья.

Потому трибунал не состоялся, а заместо этого намедни пришло сенсационное весть, которое, в сути, сводилось к тому, что Путин провозгласил Абрамовича разводящим по «Норникелю». Обе враждующие стороны покорливо продали Абрамовичу маленький пакет акций (наименее 5%) и право голосовать аж 20%. Квазиказначейские акции, вызывавшие изжогу Дерипаски, были погашены, Стржалковский покинул пост гендиректора, и стороны зафиксировали минимум дивидендов, который позволит Дерипаске хотя бы обслуживать свои долги.

Еще одна трогательная деталь: Владимир Стржалковский был назначен Потаниным в процессе войны главой «Норникеля» поэтому, что у него был собственный канал доступа к Путину. Какими другими управленческими плюсами обладал прошлый гендиректор питерской турфирмы — сказать тяжело. О менеджерском уровне Стржалковского в части руды и денег я помолчу. А приведу только один пример — пример его уровня в части использования того самого административного ресурса.

Дело в том, что при Стржалковском «Норникель» стал проигрывать конкурсы. В Воронежской области он проиграл конкурс на освоение никелевого месторождения УГМК Искандера Махмудова, а на самом Таймыре, в самом сердечко собственных владений, он ухитрился проиграть конкурс на освоение де-факто части его же основных месторождений «Российской платине» Зии Бажаева.

При этом после проигрыша «Норникеля» в Воронеже появилось массивное экологическое движение под девизом «Не дадим кровавому путинскому режиму освоить Еланское месторождение и опоганить нашу экологию». Поразительно, что за это движение в Кремле Стржалковскому не дали по мозгам. Никак нет: покидая «Норникель», Стржалковский получил рекордный — 100 млн баксов — золотой парашют. Уж не за выдающиеся ли управленческие заслуги в виде проигранных тендеров и борьбы с кровавым режимом за экологию?

Так либо по другому, с этого момента Дерипаска не претендует на контроль над «Норникелем» — в обмен на дивиденды, дозволяющие покрывать проценты по долгам. Вопрос, естественно, состоит в том, сохранит ли Дерипаска свою закредитованную империю в принципе? На рынке прогуливаются слухи, что он уже зондировал возможность выкупа ее государством, — и судьей, очевидно, здесь опять будет Путин.

Миллер, Тимченко и Сечин

Петр Саруханов — «Новая» «Газпром» при Путине всегда обладал монополией на экспорт газа. Сейчас у «Газпрома» появились массивные конкуренты. Это «НоваТЭК» Геннадия Тимченко, у которого добыча вырастает резвее, чем планировалось (он уже добывает 57 миллиардов кубометров газа и к 2020-му будет добывать 110), и «Роснефть» Игоря Сечина, реальные заслуги которой куда скромнее, но планов — громадье. (Она хочет прирастить добычу газа с 26 миллиардов до 100 миллиардов кубов в год.)

Аргументы «Газпрома» против демонополизации экспорта очень ординарны: «Газпрому»-де и так нелегко соперничать со всеми этими плохими европейцами, которые почему-либо не желают брать газпромовский газ по кабальной стоимости и строят всякие терминалы LNG, а здесь, выходит, у него еще будут соперники в лице Тимченко и Сечина. Пока «НоваТЭК» и «Роснефть» получили только равный доступ к трубе снутри страны, а за границей газпромовская монополия еще держится. Но броско, что соперничают эти трое не на рынке, — они соперничают за решение Путина.

Тельман Исмаилов

Владелец «Черкизона» Тельман Исмаилов числился одним из самых богатых людей Рф. Говорят, при обысках в «Праге» бриллианты из сейфа изымали пригоршнями, а опечаленный племянник Тельмана позже сетовал: «Подарить людям нечего».

Летом 2009-го Путин осерчал на Исмаилова, и в одночасье оказалось, что тот — злобный контрабандист. Официальным предлогом для гнева была шикарная гостиница «Мардан-палас», выстроенная Исмаиловым в Турции (говорят, ее не так издавна отключали от сети за неуплату). Но куда вероятнее, что гнев Путина был обоснован глубоко личной предпосылкой. Что там случилось, сказать тяжело. Одни говорят, что Тельман позволил для себя грозить близкому другу Путина, другие — что на открытии «Мардан-паласа» была супруга Путина, и Тельман что-то там позволил для себя про нее записать на видео. Так либо по другому, Исмаилова показательно умножили на ноль — но позже он перебежал под крышу Кадырова, и по протекции всевластного Рамзана Путин его простил.

УВЗ

В декабре 2011-го начальник цеха «Уралвагонзавода» (УВЗ) Виктор Холманских обещал Путину привезти в столицу уральских мужчин и разобраться со всякой там «оранжевой» нечистью.

Это обещание привело к необычным и положительным переменам в жизни «Уралвагонзавода». Во-1-х, Минобороны мигом запамятовало свои прежние заявления о том, что оно не будет брать танки УВЗ, так как это старье за нелепую стоимость, — и сразу же образовалась программка закупки танков.

Напомню, что гендиректором УВЗ является Олег Сиенко, а председателем совета директоров — Евгений Школов, экс-начальник департамента экономической безопасности МВД, уволенный в то время, когда Медведев боролся с коррупционерами и рейдерами в рядах МВД. После ухода Медведева Школов стал ассистентом Путина и занял пост предсовдира УВЗ.

Итак вот: похоже, что Олег Сиенко и Евгений Школов сейчас строят маленький, но приятный холдинг. И помощь Холманских, который был построен в полпреды и переехал из хрущобы во дворец, — здесь, как сами осознаете, не избыточное.

Во-1-х, УВЗ через «Ростехнологии» конфискует контроль над «Мотовилихинскими заводами». Во-2-х, на рынке прогуливаются слухи, что как раз команда Сиенко может стоять за managementbuyoutВСМПО-АВИСМА, наикрупнейшго русского производителя титана.

И кстати. Благодарность бюджета за помощь в борьбе с «оранжевой» революцией, может быть, не ограничится одними танками. «Уралвагонзавод» (вы будете смеяться) выпускает не только лишь танки, но так же и вагоны, и в Минпроме лежит проект письма об неотклонимой подмене устаревшего русского вагонного парка. Газ стоит русским заводам по 130 баксов за 1 тыщу кубов против 80 баксов в США, электроэнергия — столько же, сколько в некоторых странах Европы, а цены на алюминий, сталь, медь, уголь — на всё, что возят вагонами, — на мировом рынке чертовски свалились. Русская индустрия работает на грани рентабельности либо в убыток; принудительное обновление вагонного парка вызовет соответственный рост тарифов и загонит фабрики в еще больший минус — но что значат эти обидные мелочи по сопоставлению с обычный людской благодарностью за помощь в борьбе с «оранжевой» революцией?

Аркадий Гайдамак

И, пожалуй, список (неполный) важных бизнес-сделок этого года мы завершим воистину анекдотичной историей.

9 января 2013 года на стадионе им. Ахмат-хаджи Кадырова в Суровом можно было следить удивительную картину: игрались грозненский «Терек» и иерусалимский «Бейтар». Еврейские футболисты, нужно сказать, несколько мандражировали до поездки в Чечню: а ну как тамошнее население накостыляет сионистам по шейке? Но все было выше всяких похвал: футболисты были объявлены личными гостями Рамзана Кадырова, обласканы и осыпаны подарками.

Что привело «Бейтар» в Суровый?

Обладатель «Бейтара» — франко-российско-израильский предприниматель и знакомый всех разведок мира Аркадий Гайдамак. Гайдамак уехал из Рф в Израиль в 1973 году, но скоро перебрался во Францию, где открыл переводческое бюро, а в 80-х развернулся во всю ширь, поставляя — по мнению французских обвинителей — совместно с отпрыском Миттерана орудие властям Анголы.

В 2000-м Франция стала расследовать деятельность Гайдамака, у него начались трудности, и, когда признательное ангольское правительство пожаловало Гайдамака лицензией на экспорт алмазов, — Гайдамак привез в Анголу алмазного короля Льва Леваева, которого с ним познакомил прошлый глава МОССАДа. Официально алмазами занимался Леваев, а секретно Гайдамак и Леваев заключили соглашение о том, что бизнес этот — 50 на 50.

Ну а так как соглашение было суперсекретным, то подписали его в единственном экземпляре и вручили на сохранение главному раввину Рф Берл Лазару. В большом конверте.

Леваев, очевидно, не заплатил Гайдамаку ни цента. Гайдамак ринулся к Берл Лазару. «Конверт? Какой конверт?» — спросил Берл Лазар. Да, был конверт, но он, Берл Лазар, издавна его растерял, так как задумывался, что ничего принципиального там нет.

В 2010-м Гайдамак подал в Английский трибунал, а в 2011-м для чего-то поехал в Анголу, где местные бастрыкины, нежно смотря ему в глаза, посоветовали подписать мировую с Леваевым, и даже обещали, что сразу же по подписании Леваев заплатит столько-то средств, а если не подпишет, — ну как вам сказать… это Ангола. Это не какая-нибудь цивилизованная Чечня. Гайдамак, очевидно, подписал. Средств он, очевидно, не получил, а английским своим адвокатам о мировой сказать постеснялся.

И вот картина маслом: арбитр Джефри Вос признает, что соглашение было (о чем свидетельствовал в Лондоне присутствовавший при его подписании высокопоставленный моссадовец Ави Даган), но здесь арбитре предъявляют мировую. И летом прошедшего года арбитр отказывает Гайдамаку в иске, признав наличие соглашения.

Короче: через неделю после матча «Бейтара» с «Тереком» Гайдамак подал иск уже в Израиле — на Берл Лазара. Иск об вреде от невнимательности Берл Лазара, типо потерявшего типо ненадобный конверт. И сейчас вы осознаете, почему «Бейтар» поехал в Суровый? Верно! Если «Бейтар» сыграет в Суровом, то Кадыров попросит Путина, чтоб тот попросил Берл Лазара вспомнить, что было в конверте.

Я бы могла привести тут еще несколько примеров, но мысль ясна: все большие (а время от времени и не очень) бизнес-сделки в Рф совершаются не через рынок, а через Путина. Он решает, кому, сколько и как. Это, видимо, отбирает много времени. Еще много времени отымают бассейн, стерхи, погружение в батискафе, поиски амфор и остальные принципиальные дела. На Россию времени совершенно не остается.