Разворот трубы над Черным морем

На пресс-конференции в Анкаре Владимир Путин заявил о закрытии «Южного потока» — проекта «Газпрома», который в обход Украины планировал поставлять газ в Европу.

По словам русского президента, отказ от строительства связан с «неконструктивной» позицией Еврокомиссии. Дело в том, что европейские бюрократы уже пару лет тормозят проект (Болгария до сего времени не отдала разрешение на прокладку морской части трубы). Они связывают это с тем, что «Южный поток» не соответствует европейскому антимонопольному законодательству, так именуемому Третьему энергопакету, согласно которому одна и та же компания не может добывать газ, обладать трубой и продавать его на рынке.

Но от планов европейской экспансии Наша родина все таки не отказывается. «Газпром» и турецкая компания BOTAS уже подписали меморандум о строительстве нового газопровода объемом 63 миллиардов кубометров газа в год — через Темное море в Турцию, о чем на той же пресс-конференции заявили президенты 2-ух государств. По проекту, 14 миллиардов кубометров будет получать сама Турция, а остальное пойдет далее в Европу, что также позволит отчасти нивелировать опасности поставок через Украину.

Позиция Евросоюза

«Южный поток» пал жертвой общего ухудшения отношений меж ЕС и Россией в связи с украинским кризисом.

Официальный Брюссель очень сдержанно отреагировал на решение президента Путина приостановить проект «Южный поток», призванный поставлять русский газ в Европу в обход Украины. Бюрократы подчеркивают, что это был не выбор Брюсселя, и напоминают позицию Евросоюза, выраженную в уходящем году Гюнтером Эттингером, курировавшим энергетику в прежнем составе Еврокомиссии: чем больше труб, тем лучше.

Другими словами никаких политических возражений со стороны ЕС официально не было. Трудности были, но, в части выполнения русской стороной антимонопольного законодательства ЕС. Еврокомиссия сочла не надлежащими этому законодательству («третьему энергопакету» ЕС) межправительственных соглашений, подписанных Россией со странами союза, через которые должна была пройти труба. В том числе с Болгарией. «Газпром» решительно не желал делать требования законодательства Евросоюза о разделении активов и допуске к трубе третьей стороны.

«Наша позиция была ориентирована на защиту наших потребителей от риска увеличения цен на газ», — произнесла во вторник, реагируя на решение Москвы, еврокомиссар по бюджету и человечьим ресурсам болгарка Кристалина Георгиева. Она напомнила, что Еврокомиссия не добивалась закрытия проекта, а настаивала на том, чтоб он «соответствовал европейскому законодательству и обеспечивал допуск других компаний с целью здоровой конкуренции на рынке».

Но, по мнению многих наблюдателей в Брюсселе, «Южный поток» пал жертвой общего ухудшения отношений меж ЕС и Россией в связи с украинским кризисом, ухудшением политического и экономического климата. Не последнюю роль сыграли и введенные Евросоюзом санкции против Рф.

В пн на пресс-конференции в Анкаре президент РФ Владимир Путин объявил, что «в сегодняшних условиях Наша родина не будет реализовывать проект «Южный поток». «С учетом того, что мы до сего времени не получили разрешение от Болгарии, мы считаем, что Наша родина в этих условиях не может продолжать реализацию данного проекта. Имею в виду, что на данный момент необходимо выходить на строительство этой трубопроводной системы в Темное море. Мы не можем начать строительство в море до того времени, пока мы не получим разрешение от Болгарии, — произнес Владимир Путин. — Это не соответствует экономическим интересам Европы и наносит вред нашему сотрудничеству. Но такой выбор наших европейских друзей». В конце концов, они покупатели, и это их выбор».

Александр МИНЕЕВ, соб. корр. «Новейшей», Брюссель

Позиция официальных лиц Болгарии

«Не знаю, сколько Болгария могла бы заработать от «Южного потока». Если кто-то знает, то пусть назовет числа»

Объявленный президентом Путиным во время визита в Турцию отказ от строительства «Южного потока» вызвал бессчетные отклики в Болгарии, что и понятно: во-1-х, в стране тема строительства русского газопровода интенсивно дискуссируется уже не 1-ый год и даже становилась одним из главных девизов нескольких избирательных кампаний последних лет; во-2-х, глава Рф, открыто выразив колебание в муниципальном суверенитете Болгарии, пожелал стране хотя бы востребовать компенсации от Еврокомиссии за упущенную выгоду.

Президент Болгарии Росен Плевнелиев, говоря об отказе Рф от «Южного потока», направил внимание на то, что  страны, заинтригованные в этом газопроводе, «провели суровую предварительную работу и уполномочили Европейскую комиссию на проведение переговоров с русским управлением по решению грядущего этого проекта». Решение, выделил Плевнелиев, было полностью в руках Рф и Евро союза, и, если б русская сторона реализовывала проект согласно европейскому законодательству, то никто бы не возражал.

По поводу типо упущенной выгоды, болгарский президент увидел, что не считая сметы расходов на строительство до сего времени так и не были гарантированы доходы Болгарии от «Южного потока», не подписан ни один контракт о транзитных тарифах, и добавил: «Не знаю, сколько Болгария могла бы заработать от «Южного потока». Если кто-то знает, то пусть назовет числа».

Заместитель председателя Еврокомиссии от Болгарии Кристалина Георгиева, комментируя заявления Владимира Путина, считает, что он перекладывает делему с нездоровой головы на здоровую, а то, каким образом было принято и озвучено решение о выходе из «Южного потока», еще раз подтверждает значимость энергетической независимости и диверсификации энергетических источников в Европе. Также она, касаясь темы евро финансирования Болгарии, заявила: «Евросоюз является и остается на будущее наикрупнейшим источником инвестиций в болгарскую экономику. В предстоящие семь лет Болгария получит 32 млрд левов, к тому же от предшествующего периода остались неосвоенные еще 9 млрд левов».

По мнению бывшего министра экономики Болгарии Трайкова, которое он высказал в эфире телеканала БТВ, Путин пробует выйти из интернациональной изоляции и показывает Западу мышцы. Единоличное решение президента Рф, убежден болгарский экс-министр, стало также полной неожиданностью для русской политической и предпринимательской элиты.

Депутат Народного собрания Болгарии и заместитель председателя энергетической комиссии Мартин Димитров лицезреет в заявлении Путина только тактический ход, цель которого заключается в том, чтоб оказать давление  на ЕС и Болгарию, дестабилизировать политическую ситуацию в стране, посеять панику посреди населения, напугав отсутствием кандидатуры российскому газу.

Болгарская социалистическая партия, находящаяся на сегодняшний день в оппозиции, созвала в Софии специальную пресс-конференцию, на которой фаворит партии Миша Миков объявил, что востребует провести особые парламентские слушания по дилемме «Южного потока» с ролью премьер-министра Бойко Борисова. Также социалисты призывали все депутатские фракции выступить с единой платформой по спасению проекта строительства русского газопровода на болгарской местности. 

Александр ЧУРСИН

Специалисты об экономических и политических последствиях смены газовых ориентиров

Сергей АЛЕКСАШЕНКО, экономист, прошлый 1-ый зампред Центрального банка Рф:

— Путин использовал возможность и лично заявил об отказе от «Южного потока», чтоб воткнуть шпильку Европе, показав: вы не желаете с нами сотрудничать на наших условиях, ну поглядим, получится ли нам одурачить вас снова.

Газопровод в Европу выстроить через местность Болгарии сейчас нельзя. Путин решил отыскать другой вариант входа в Европу, а как раз — через Грецию и Турцию. С этой точки зрения его цели не очень поменялись — отыскать обходной маршрут в обход Украины. Потому «Южный поток» был политическим проектом, а не экономическим: еще никто из экономистов не сумел подтвердить его эффективность.

Реализация экономически глупых проектов такой большой компании, как «Газпром», — это вред для Рф. Когда газпромовская труба стоит в разы дороже, чем подобные проекты в обсолютно любой другой стране, идет речь о неэффективном использовании средств компании. Лишниие расходы «Газпрома» оборачиваются завышенными тарифами на газ и для населения.

Исходя из убеждений Украины не достаточно что изменяется. Украина считает, что будет транзитной государством вечно. Я считаю, Наша родина хочет обсолютно любой ценой отыскать маршрут в обход. Если это получится, роль Украины будет сведена к нулю. Не через четыре, так через 6 лет. Украина никаких козырей в переговорном процессе не получает.

Европа, судя по прогнозам, должна увеличивать потребление газа в принципе, но она не готова наращивать объемы употребления русского газа. Другими словами объемы будут приблизительно размеренны, а толика — уменьшаться.

Владимир ЗУЕВ, доктор наук, доктор НИУ «Высшая школа экономики»:

— Сначала это политическое решение, но так же и с экономической ситуацией оно коррелирует: Наша родина желает сотрудничать с Азией, а ЕС не желает увеличивать зависимость от поставок из нашей страны. Все переплелось воедино. Думаю, закрытие проекта вышло, так как просто завершилось терпение. Нет никаких подвижек. Перспективы разрешения ситуации были очень призрачны, так как обстановка в Украине не нормализуется, как следует, не поменяется санкционная политика.

Не думаю, что это как-то оказывает влияние на позицию Украины как транзитной страны. В любом случае, есть путь, по которому идет газ. Если б «Южный поток» заработал, положение Украины как посредника было бы ослаблено, но это перспектива не нынешнего дня. «Южный поток» строился бы еще пару лет, а позже бы еще прошло время, пока он заработал бы в полную мощность.

Европа, естественно, будет сокращать потребление русского газа. И уже это делает. Частично этим и разъясняется отказ от проекта. Естественно, это проблемка для Рф.

Вениамин ВУТЯНОВ, спец по экономической безопасности Русской академии народного хозяйства и гос службы при Президенте РФ:

— Меня не поражает это решение. Рвение европейских функционеров сделать препоны на пути строительства «Южного потока» чувствовалось издавна. «Камнем преткновения» стала Болгария. «Газпром» — коммерческая структура, которая верно ведет управленческий анализ издержек, прибыльности проекта. И в некий момент ее руководителям стало понятно, что процесс затягивается: «Южный поток» — накладный проект (в него уже вложено 4 миллиардов баксов) без перспективы его окупаемости. Заморозку проекта в ЕС растолкуют нарушением «Газпромом» Третьего энергопакета. Правда, о чем здесь может идти речь, если проект еще не закончен, мне неясно.

Для «Газпрома» закрытие проекта — это стратегически действенное и экономически просчитанное решение. Меня как экономиста, который с грустью глядит на разбазаривание экономных средств, эта новость веселит. Труба в Турцию будет как минимум вдвое дешевле. Проектная цена «Южного потока» составляет 24 миллиардов баксов, трубопровода в Турцию — 12.

Другой принципиальный момент — Турция готова брать газ прямо завтра. Без всяких формальностей в виде энергопакетов. Как говорят, тот, кто желает — отыскивает методы заслуги, кто не желает — отговорки.

Турецкий рынок оживленно развивается вместе с Китаем и Индией. Другими словами, невзирая на кризис и нехорошие процессы, проходящие в мировой экономике, можно представить, что динамика спроса на газ будет положительной.

Закрытие «Южного потока» увеличивает роль Украины как транзитера. Но нужно понимать, что украинская экономика, которая дышит на ладан, близка к катастрофе.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, директор Фонда действенной политики:

— Позиция Европы по Южному сгустку изменялась. Разумеется было, что Евросоюз неодобрительно относится к этому проекту, это шло с вразрез с их политикой диверсификации источников энергии. Было много споров с Россией, Евросоюз оказывал бесспорное прямое давление на Болгарию.

Особенно, естественно, что Путин произнес об этом вслух. Но решение было правильное в этом случае. Лицемерием было бы делать вид, что проект длится. Такие активы в тяжкой ситуации лучше сбрасывать, даже с потерями. То событие, что Путин не стал вилять и произнес об этом прямо, тяжело не одобрить.

Естественно, договоренность с Турцией не компенсирует убытков и сама по для себя просит расходов, но Турция более прогнозируема, чем Евросоюз. В ЕС, кстати, фактически не сумеют сокращать потребление русского газа — в среднесрочном плане это нельзя. Европа не сумеет в сегодняшних обстоятельствах объявить: давайте мы подтянем пояса и заплатим дополнительно за более дорогие источники энергии. И хотя эти проекты будут разрабатываться и продвигаться, на данный момент Европа не сумеет переориентироваться на практически другой тип экономики.

Что касается Украины, для нее это быстрее плюс, чем минус. Но Украина не сумеет использовать отказ от Южного потока как орудие против Москвы, не в ее сегодняшнем положении. Не считая того, в каком-то смысле отказ от проекта является парадоксальной подформой для взаимодействия с Украиной по ряду экономических вопросов, что само по себе позитивно.

Диана ХАЧАТРЯН,
Ольга ПРОСВИРОВА