Ремейк Маяковского

Во 2-ой половине сентября премьер Медведев выступил с звучным заявлением: правительство приняло решение о заморозке тарифов естественных монополий в последующем, 2014 году. Всегда возрастающая цена коммунальных услуг — тема болезненная для населения. И заморозка тарифов могла бы стать пусть и популистским, но полностью действенным решением, которое сняло бы растущую напряженность в этом вопросе.

Но не успело население преисполниться искренней благодарностью к руководителям партии и правительства, безустанно заботящимся о росте благосостояния русских людей, — как правительство изменило свое решение. Заморожены тарифы будут только для индустрии, а население ожидает рост. Пусть маленький, практически на третья часть ниже инфляции этого года, но рост. Предпосылкой стало жесткое противодействие со стороны управления несчастных монополий, в один глас принявшихся отрисовывать апокалиптические картины недалекого грядущего, омраченного заморозкой тарифов.

Глава РЖД Владимир Якунин пожаловался, что инвестпрограмму компании придется уменьшить на 124 млрд рублей, а заодно и уволить более 62 тыщ служащих. «Газпром» и совсем свои утраты оценил в полтриллиона и пригрозил уменьшить 300 тыщ рабочих мест.

Самое необычное в этой истории — совсем не впечатлительность правительства, которое после 2-ух звучных заявлений заинтересованных монополий изменило принятое уже решение, за ранее одобренное президентом Путиным. Бывало такое и ранее. А вот тот факт, что поблажку получили промышленные предприятия заместо людей, — не укладывается в публичную политику ближайшего времени.

Меж тем история с тарифами — очень сладкоречивая иллюстрация смены экономической модели, на которую делает ставку команда «модернизаторов» и «реиндустриализаторов», приведенная поначалу в Кремль, а позже и в Белоснежный дом Дмитрием Медведевым. И если сам Медведев, говоря о необходимости модернизации, далее рассуждений о необходимости ухода от сырьевой модели экономики, обычно, не уходит, то его соратники оперируют другими аргументами.

А именно, никто уже издавна не игнорирует тот факт, что от сырьевой модели роста российская экономика отошла еще в первой половине нулевых, на волне первых и самых успешных реформ Грефа—Кудрина и еще больше конструктивно настроенного Илларионова. Основным источником роста стал взлетавший фактически по экспоненте потребительский бум, достигший собственного пика сначала 2008 года, в преддверии кризиса.

Выйдя из нокдауна, приобретенного во 2-ой половине 2009 года, правительство попробовало перезапустить рост, в том числе и с помощью стимулирования платежеспособного спроса населения, ускоренными темпами индексируя пенсии и вводя в действие другие социальные программки, добавляющие средств малообеспеченным гражданам. Правительство считало, что средства эти немедля возвратятся в экономику в виде дополнительного платежеспособного спроса.

Результаты вышли разочаровывающими, в том числе из-за того, что параллельно применялись и другие меры «стимулирования»: чего стоит одна «плавная девальвация», ударившая в условиях высочайшего продовольственного импорта по кошелькам всех россиян, в том числе и малообеспеченных! Так либо по другому, но модель, основанная на росте употребления, в Рф была признана исчерпавшей себя и бесперспективной на наиблежайшие годы. Ставку было решено сделать на инвестиции. Отсюда, кстати, и переходящая всякие границы озабоченность русских властей состоянием вкладывательного климата в стране. Ввиду отсутствия климата и личных инвестиций правительство пробует взять роль инвестора на себя, инициируя один за одним «мегапроекты», вроде освоения Сибири и Далекого Востока либо строительства скоростных магистралей. Но надежда на то, что и личный инвестор вложит свою лепту в модернизацию, пока не погибла. Так что заморозка тарифов естественных монополий для промышленных компаний — попытка поманить инвестора еще одним «пряником». Правительство этого даже и не опровергает.

Что все-таки до населения — придется подождать, пока российская экономика не будет модернизирована и не пройдет стадию реиндустриализации.

Именно тогда, может быть, правительство и воспримет еще одно судьбоносное решение, направленное на увеличение благосостояния. А пока можно и потерпеть, перечитывая на досуге гимн первой, сталинской еще модернизации — бессмертную поэму Владимира Маяковского «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и людях Кузнецка»: «Через четыре года…»