Россия формулирует новую экономическую повестку

Наша родина определяет новейшую экономическую повестку

В Красноярске русские бюрократы и бизнесмены попробовали понять достоинства азиатской модели развитии

Вопрос «Что и как продавать в Азию?», который дискуссируют на XII Красноярском экономическом форуме, звучит на данный момент пусть и по другому, но более существенно, чем лозунг «Свобода лучше, чем несвобода», выдвинутый Дмитрием Медведевым во время презентации экономической программки на V форуме в 2008 году, как раз перед президентскими выборами.

Сейчас звучных политических заявлений ожидать не стоит, хотя на фоне замороженных отношений с Европой и США экономические связи с Азией — вопрос для Рф полностью политический. Проблемка в том, что торговые операции и вкладывательные проекты политике подчиняются не всегда.

Совершить резвый маневр на Восток, компенсировав утраты от ухудшения отношений с Западом, Рф, разумеется, не удалось.

Январская статистика показала, что товарооборот с основным азиатским партнером — Китаем — свалился больше, чем на третья часть. Понятно, что подешевело русское сырье, а из-за девальвации рубля начали сокращаться поставки китайских потребительских продуктов. Можно списать трудности на счет изменчивой конъюнктуры и ожидать наилучших времен. Но так же и в «наилучшие времена» у Рф были трудности на китайском направлении. Во время прошлогодних переговоров о постройке газовой трубы в Китай, много говорилось, какие трудные переговорщики достались «Газпрому». Договор в конечном итоге подписан, но как детально решены спорные вопросы, пока непонятно. Зато многие помнят, как в 2012 году «Транснефти» и «Роснефти» пришлось сделать Китаю скидку по уже заключенному договору о поставках нефти. Китайская сторона смогла настоять на собственном, она просто стала платить по «справедливой», с ее точки зрения, стоимости.

В общем, русским бюрократам и предпринимателям не воспрепядствовало бы понять, как работает Азия. На их счастье, журналист Джо Стадвелл уже написал книжку с таким заглавием (How Asia Works: Success and Failure in the World’s Most Dynamic Region). С подачи критиков и таких влиятельных читателей, как Билл Гейтс, она стала мировым блокбастером. Стадвелл принял роль в первой пленарной сессии форума: «Наша родина и страны АТР: от политики интеграции к проектам развития». Стадвелл тщательно рассмотрел историю фуррора 4 восточноазиатских «тигров»: Китая, Стране восходящего солнца, Тайваня и Южной Кореи. Вырваться на передовые позиции им посодействовали три фактора: правильная земельная политика, направленная на развитие маленьких, но высокопродуктивных хозяйств, разумная промышленная политика поощрения экспортеров и, в конце концов, умение страны хорошо распорядиться средствами и обеспечить ценности для финансирования длительных проектов.

«Такая политика прямо обратна советам МВФ», — растолковал Стадвелл. В этих выводах и те, что отлично вписываются в проводимую в Рф экономическую политику (значимая роль страны), так и наводящие на не самые приятные размышления. К примеру, Стадвелл считает, что большая территория и население, которые помогали бурному экономическому росту Китая, в дальнейшем станут для него неприятностью. По мере исчерпания экстенсивного роста, на 1-ый план выйдут такие причины, как качество муниципальных институтов, а огромные страны, в том числе и Наша родина, этим как раз не могут похвалится. И очередной момент. И Япония, и Китай, напомнил Стадвелл, вели много торговых споров с США, но всегда старались сохранить отличные дела с наикрупнейшей экономикой мира, по другому их успешное развитие навряд ли было бы может быть.

Но как Наша родина смотрится на фоне азиатских экономик и что поменялось за последний год?

«Поток пассажиров на рейсах Москва — Пекин наверное вырос, в особенности в бизнес-классе», — пошутил модерировавший пленарную сессию партнер компании McKinsey Ермолай Солженицын.

«Общение с китайскими партнерами стало более доверительным, меньше стало формальных речей по бумажке, а решения стали приниматься еще быстрее», — уже серьезно обрисовал ситуацию вице-премьер Аркадий Дворкович. Правда, он связал перемены не с кульбитами русской наружной политики, а с удачной антикоррупционной кампанией в Китае, которая увеличивает эффективность китайских чиновников, хотя и вызывает у их «некий ужас».

Но на масштабах сотрудничества это пока не достаточно сказалось. «Год — очень небольшой срок для Китая», — выделил гендиректор «Русала» Владислав Соловьев. Только 1% зарубежных инвестиций из государств Восточной Азии приходится на Россию — такие данные напомнил замминистра экономического развития Станислав Воскресенский. Выражение «разворот на Восток» ему совершенно не понравилось. Увеличивать присутствие в Азии необходимо в любом случае, по другому Наша родина будет и далее упускать возможности для собственного развития.

Опрос, проведенный в зале прямо во время сессии, показал, что врагов экономического сближения с Азией всего 2% (видимо, кто-то решил проявить оригинальность), 33% ответило, что сближаться нужно, но момент на данный момент неблагоприятный.

Азиатские партнеры понимают, что необходимы Рф, и это увеличивает их позиции на переговорах.

Большая часть же проявило оптимизм без всяких критерий. Азии дали зеленоватый свет.