Россия зовет На помощь

Зачем проводятся вкладывательные форумы масштаба вот уже 4-ый год собирающейся в Москве конференции со странноватым, в особенности в российском переводе, заглавием «Наша родина зовет!»? Для изготовления положительного стиля Рф и, естественно, для вербования капиталов. Обе эти задачки, но, провалены.

Капитал не отзывается

Капитал продолжает из Рф быстро вытекать.

Официально течь разъясняется не инвестклиматическими и не политическими, а техническими причинами — необходимостью для русских банков и компаний гасить долги перед зарубежными кредиторами, притом что новых иностранных кредитов нет. Но так же и эта ситуация негативная — песок, как издавна увидено, нехорошая подмена овсу. ЦБ как кредитор велик и могуч, но получить средства на Западе было бы, как указывает незабытый опыт, прибыльнее заемщикам.

Главное: как факт опрятного оттока капитала ни разъясняй, он налицо. И, как признал замминистра экономического развития Андрей Клепач, прогноз оттока всегда пересматривается в сторону роста. 2 октября он отдал новейшую оценку капиталов, которых Наша родина лишится в 2012 году, — не 50–60, а 60–65 млрд баксов.

Лебедь, рак…

Более грустный результат конференции: бюрократы зовут Россию в обратные стороны.

Министр экономического развития Андрей Белоусов решал непростую задачку: как «сбалансировать» выполнение соц обязанностей с возрастающими оборонными затратами. Другими словами, где взять лошадка, которая растянула бы все эти госрасходы.

Белоусов лошадка отыскал. Быстрее, скакуна — экономический рост. Если, по подсчетам министра, рост будет не ниже 4–4,5% ВВП, задачку худо-бедно, но можно решить. Наша родина, но, сваливается в инерционную модель, а это не скакун, а кляча, она больше 2% ВВП не выдаст.

Вывод — нужна активизация политики экономического роста. Задачка непростая, и Белоусов это подчеркивает: «В длительной перспективе Наша родина заходит в период размеренного объема производства энергетических ресурсов».

Что это означает? Министр отвечает: «Из драйвера роста энергетический сектор может перевоплотиться в тормоз».

Нужно ли говорить, что раз задачка ускорения не снимается (а, повторим, только так, по Белоусову, можно обеспечить рост госрасходов), то решение становится неоднократно сложнее.

ЦБ же отказывается ее решать. 1-ый зампред Банка Рф Алексей Улюкаев заявил в кулуарах конференции: «Мы считаем, что инфляционные опасности выше», чем опасности замедления экономики. ЦБ считает, что русская экономика в стадии перегрева и нуждается в охладительных процедурах. Ту же точку зрения высказал на конференции, организованной FitchRatingsнеделей ранее, замминистра денег Алексей Моисеев.

Политика в фазе перегрева экономики в корне отлична от поддержки роста. Неслучайно Улюкаев заявил: «Мы не исключаем как сохранение ставок (по банковским операциям) на прежнем уровне, так и их повышение».

Так куда же должен оборотиться руль русской экономической политики?

…и щука

Естественно, все ожидают слова кормчего. У Путина слова есть, и на обсолютно любой вкус.

На той же конференции «Наша родина зовет!» он говорит о том, что нужна политика экономического роста: «Главную гарантию стабильности мы, естественно, лицезреем в поддержке курса на экономический рост, на поощрение деловой активности, торговли и инвестиций». Правда, рост выступает гарантией стабильности, что несколько удивительно. Отлично, вот недвусмысленное указание: «Нам, для того чтоб непременно решить стоящие перед экономикой страны задачки, необходимо прирастить темпы экономического роста. Мы пока даже в наших планах рисуем 4 процента, 4 с маленьким — к 2015–2016 годам, но нам необходимо больше». Все ясно?

Оказывается, не все: «Существует много направлений работы, которая, как мы полагаем, должна нас привести к хотимому результату. 1-ое и самое главное (и об этом мы сейчас говорим, с различных сторон подходим к этому) — это обеспечение макроэкономической стабильности (номер один) и угнетение инфляции».

Так что все-таки делать: сдерживать инфляцию либо интенсивно провоцировать рост? Учебники по экономике подтвердят: это принципно различные воздействия. И вот откровение: «Я думаю, нам необходимо будет пройти, как в таких случаях говорят, «меж Сциллой и Харибдой», сдерживать, естественно, инфляцию, но глядеть, как оперативные воздействия правительства отражаются на реальном секторе экономики». Как проложить курс? Ответ: «Это на уровне искусства, нужно ощущать это на кончиках пальцев». И оканчивающая фраза президента из такого же пассажа: «Но в итоге самое главное для нас, естественно, это угнетение инфляции».

Так куда же зовут Россию? Пройти «на уровне искусства» меж Сциллой инфляции и Харибдой инерционной модели роста.

Отлично. Президент перечислил все задачки, решать их, непременно, нужно, но если 1-ый ценность — угнетение инфляции, рывков ожидать не приходится. Ни в выполнении предвыборных обещаний Путина, ни в разработке новейшей модели экономики. К тому же мировой кризис и внутренний вкладывательный климат позаботились о том, что, как отмечалось выше, капиталы бегут из Рф, что отодвигает строительство новейшей модели экономики: ее без возрастающих инвестиций, и сначала из передовых государств, не создашь.

Означает, впереди новые, уже чисто русские кризисы.