Сейчас худшее время для приватизации Роснефти


РИА Анонсы

В тот момент, когда евро уже стоит 65, а нефть — практически столько же, в тренде внезапно оказалась тема приватизации большого пакета акций «Роснефти». Официальных заявлений по этому поводу нет, но нет и опровержения информации, запущенной в СМИ высокопоставленными «источниками».

Вобщем, о приватизации госпакета главной нефтяной компании страны говорят уже не 1-ый год, и главные характеристики не изменяются. К продаже подразумевается 19,5% акций компании, при этом не дешевле той цены, которую платили за «Роснефть» в процессе IPO2006 года. Как бы все эти «исходники» перешли и в директиву правительства, которую должен подписать премьер-министр.

Пока этот документ не вышел в свет, остаются вопросы: а какая как раз стоимость имеется в виду? В 2006 году в процессе IPO, которое, напомню, было «народным», акции продавались по 203 рубля за штуку, что приравнивалось $7,55 (при курсе 26,9 рубля за бакс). На данный момент за 200 рублей и 4 баксов не выручишь. В июне министр денег Антон Силуанов гласил, что уповает выручить за 19,5% компании 423 млрд рублей, что тогда приравнивалось $12,6 миллиардов, а на данный момент — $8,1 миллиардов. Президент же «Роснефти» Игорь Сечин гласил в октябре, что готов продавать компанию по $8,12 за акцию, что с учетом курсовых реалий и количества предполагаемых к продаже акций значит стоимость пакета $16,8 млрд, либо 874 млрд рублей — в два раза выше оценки Минфина.

Более того, если 5-ая часть компании, по оценке ее президента, стоит $16,8 миллиардов, то вся она — $84 млрд, в то время как на бирже на данный момент «Роснефть» котируется ниже «полтинника».

Совершение обычных арифметических действий позволяет прийти к выводу: или «Роснефть» будет выставлена на полностью неприемлемых для рынка условиях (по другому для чего неожиданное ускорение бюрократического аппарата прямо до канцелярии премьера?), или Игорь Иванович согласился на реализацию пакета по стоимости, в два раза меньше той, которую он считает справедливой.

2-ая догадка имеет логическое обоснование.

Вопрос, на который, казалось бы, нетрудно ответить: кто получит средства за «Роснефть», сколько бы их ни было? Принято мыслить, что правительство. Так, да не совершенно.

Вправду, Русская Федерация — конечный бенефициар 69,5% акций «Роснефти», но на техническом уровне этот пакет принадлежит ОАО «Роснефтегаз» (вот оно уже на 100% государственное). Естественно, средства от сделки, попавшие на баланс «Роснефтегаза», могут быть перечислены в бюджет в согласовании с решением правительства. Но ведь они могут быть применены другим образом.

Прецедент есть. Как надо из отчетности «Роснефтегаза», в прошедшем году компания заплатила более 17 млрд рублей за миноритарный пакет в «Интер РАО» — одной из огромнейших электрогенерирующих компаний страны. Это все в рамках миссии Игоря Сечина, видящего себя сборщиком муниципальных активов не только лишь в нефтянке, но так же и в энергетике вообщем. Кстати, против сценария перевоплощения приватизации в процесс выкупа одних госкомпаний другими интенсивно боролся «либеральный» блок правительства во главе с официально курирующим энергетику вице-премьером Аркадием Дворковичем.

На данный момент все может получиться еще увлекательнее, если средства от реализации «Роснефти» получит не бюджет, а сама «Роснефть».

На техническом уровне это делается просто: «Роснефтегазу» довольно будет вложить приобретенные млрд в облигации гос компании. Аргументация может быть по-сечински стальной: если вы не желаете отдавать мне весь Фонд государственного благосостояния, то хотя бы мои средства от реализации моей компании — на стол. Сами понимаете, у меня долг $45 млрд, по сегодняшнему курсу — 2,5 триллиона. Ваш-то бюджет от девальвации в плюсе, а для меня это ужас. И под санкции я попал, за всю державу отвечаю. Да вы понимаете вообщем, сколько я налогов плачу? «Газпрому» под китайский трубопровод налоги на 15 лет обнулили, но сила Сибири — она и в нефти тоже!

Еще одну версию о причинах активизации процесса реализации «Роснефти» можно выдвинуть, если поразмыслить, кто может стать покупателем. Западные компании отпадают из-за санкций — там прямой запрет. У русских инвесторов и на открытом рынке средств нет.

Остаются, как обычно, китайцы.

У их как раз средств много, и они всегда готовы пользоваться слабостью напарника, попавшего в затруднительное положение. Тем паче что «Роснефть» плотно посиживает на китайском крючке. В прошедшем году она заняла 30 млрд баксов у западных банков под покупку ТНК и здесь же заключила договор с китайской CNPC, по которому должна была получить около 70 млрд баксов предоплаты за поставки нефти, в том числе млрд 30 — к 2015 году. Но все это было при стоимости нефти выше 100 баксов за баррель. На данный момент же китайские товарищи полностью могли намекнуть на необходимость пересмотра характеристик сделки, и возможность приобрести часть «Роснефти» по прибыльной стоимости полностью может стать частью закулисных переговоров.