Сергей Полонский Все должны пострадать в равной степени


Алексей Комаров — «Новенькая»

В № 116 «Новейшей» мы выпустили материал «На чем построена башня «Федерация», речь в каком шла о девелоперском проекте «Кутузовская миля» (см. справку «Новейшей»), а точней, о том, что вложившие в него свои средства дольщики желали бы уйти от соинвестора проекта Сергея Полонского и заключить договоры с инвестором, компанией «ФЦСР».

Во время подготовки материала мы пробовали связаться с Полонским, но его ассистентка переадресовала нас к адвокату Александру Добровинскому, комментарий которого мы выпустили.

Но в день выхода номера Сергей Полонский связался с нами и предложил представить свою точку зрения в интервью. Оно состоялось в прошлый четверг в башне «Федерация». Беседа продолжалась более полутора часов, потому полную ее видеозапись мы разместим на веб-сайте «Новейшей». А на данный момент публикуем самые достойные внимания куски (и короткую версию видеоинтервью).

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ ВИДЕО МОЖНО СКАЧАТЬ Тут (386 МБ)

— Почему вы называете произошедшее на «Кутузовской миле» рейдерским захватом?

— Если представить для себя, что все происходившее на стройплощадке было нелегально с моей стороны, то милиция должна была меня арестовать. Они этого не сделали. Или они не знают собственных служебных обязательств, или понимали: то, что они делают, нелегально.

Мой вопрос: «Когда вы писали статью, вы знали о нашем конфликте с Лебедевым1, из-за которого неважно какая статья в вашей газете обо мне имеет, выскажемся так, многогранность?» А именно, сейчас я попал в пятерку «антигероев»2. Это забавно, и английские юристы тоже над этим смеются.

— В особенности те, которые были создателями нашей газеты?

— Это кто?

— Добровинский.

— Стойте, давайте поэтапно. Это и забавно, и грустно. «Новенькая газета» — одна из немногих, которая дает независящий взгляд на вопросы.

— Другими словами вы считаете, что моя статья была заказана Лебедевым?

— Я не знаю, был ли некий посыл со стороны управления газеты, но есть такие дела на ментальном уровне, когда сотрудники чувствуют тренд.

— Я общалась с дольщиками на совещании в префектуре, начала брать комменты, позвонила вам на мобильный, ваша ассистентка выслала меня к адвокату Добровинскому. Уже после чего я брала комментарий у Иванова из ФЦСР. Я считаю, что все было изготовлено верно.

— Вправду, я переадресовал всех журналистов на Добровинского. Но есть каналы связи, которые все журналисты употребляют: электрическая почта, «Фейсбук», ЖЖ. Давайте остановимся на том, что вышло непонимание. Мы, со собственной стороны, повинны в том, что не дали комментарий. Мой ответ устраивает?

— Я вопрос не задала.

— Отлично, давайте вопрос.

— Если дома строились на средства дольщиков, то что у вас украли?

— На данный момент, две секунды подумаю. По основному договору у нас застройщик ФЦСР. По окончании проекта 95% площадей должны быть нашими.

— А у вас разве не 60 на 40?

— Смотрите: 30% — толика Москвы, 5% толика Иванова, соответственно 65% — наша толика. Как все происходило? До 2005 года компанией ЗАО «ФЦСР» не было изготовлено ровненьким счетом ничего. Утверждаю. Росляк с Ресиным3 попросили нас взяться за реализацию этого проекта. У Юрия Витальевича сможете взять комментарий, а Владимир Иосифович, к огорчению, не в состоянии активизировать длительную память. Нас попросили выработать форму, которая была бы неопасна нам и в то же время позволила бы воплотить проект.

Более того, мы дали ФЦСР 5% площадей, хоть они и не вкладывали ни цента. Что происходит далее. Когда мы строим подобного класса проекты, мы привлекаем средства 2-мя методами, 1-ый из которых — дольщики, 2-ой — инвестиции и деньги. Этот проект был в проспекте эмиссии по облигациям CLN4. Когда мы берем заем в целом на группу, подразумевается, что такие-то проекты будут генерировать определенную выручку. Когда у нас забирают проект… Хорошо, это в сторону. Итак вот, с 2006 года мы строили, пока в 2008 году не начались трудности. Все же в августе 2009 года мы проводили строй работы. Более того, два с половиной млрд, которые признает ФЦСР, были проинвестированы до конца 2007 года, а 1,9 млрд, которые они не признают, — это инвестиции 2008 и 2009 годов. ФЦСР закончило принимать у нас процентовки, хотя стройку мы продолжали.

В августе 2009 года у нас начались некоторые трудности с Альфа-банком, и стройку пришлось приостановить. Мы начали переговоры со Сбербанком, но практически в последующем месяце ФЦСР прислало извещение о расторжении договора с нами в однобоком порядке. Ни о каком продолжении строительства и речи быть не могло.

 

Занятная математика

— Что вышло. В 2009 году государь Иванов по другому проекту продал 10 тыщ квадратных метров, принадлежавших городку. У него образовались определенные долги, около 20—30 миллионов баксов. И вот он осознает, что, как расторгает с нами договор, становится счастливым владельцем площадки, где готовность около 50%, а объем проданных квадратных метров — 30 с кое-чем процентов. Другими словами можно забрать квадратные метры, часть дать городку, остальное реализовать, получить 100 миллионов и рассчитаться с долгами. Иванов к этому шел преднамеренно.

Более того, мы вышли с предложением дать ФЦСР 5% не в 2014 году, как это положено по договору, а немедля. Мы их отдаем, сейчас — забирайте! Иванов говорит: «Мне это не нужно, я желаю все забрать».

— Все?

— Да, зуб даю. И вот задумайтесь, если б у нас там были украдены средства, для чего им было бы лезть в этот проект, брать на себя мигрень? Они бьются поэтому, что там есть заработанные средства.

— Средства дольщиков.

— На данный момент объясню. ФЦСР признает два с половиной млрд, вложенных нами. С теми 1,9 млрд, которые они не признают, выходит уже 4,4. И еще 800 миллионов рублей — официальный заем на реконструкцию Курского вокзала. Это 5,2 млрд. Остается разница в границах 10 процентов. Другими словами 5,2 млрд — прямые издержки на стройплощадке. Сюда не входят так именуемые плановые затратные, которые составляют обычно 20%, а у нас — 25%, так как у нас высоки заработной платы и сложные инжиниринговые объекты. Сюда же заходит реклама. Это жизнеобеспечение компании. Выходит 6,1 млрд. По графикам, которые мы считаем поддельными, ну да хорошо, представим, что они истинные, до конца 2009 года мы должны были проинвестировать 5,1 млрд. А проинвестировали 4,4 млрд. Это числа, в каких никто не колеблется. Добавьте к ним 20% — и получится та цифра, которая и должна быть.

— Как вы инвестировали эти средства? Через «Аванту»? Ведь средства в нее не возвратились?

— Постойте, вы о чем?

— О деньгах. Всё пробую посчитать. Вот было 5,7 млрд…

— Нужно понять одну вещь. Я основной акционер компании, и то, что я сам у себя ворую, — это как минимум тупо и не вписывается ни в какую логику. Если у нас в каком-либо проекте возникают излишки денег: к примеру, реализации превосходят объемы строительства, мы имеем право на основании закона Русской Федерации вести свою деятельность в рамках закона. И то, что мы эти средства взяли и израсходовали на реконструкцию Курского вокзала либо еще каким-то образом, это наша внутренняя структура расходов. Она никаким образом не является нарушением законодательства либо еще чего-либо.


Письмо

— Но если б вы заключали договоры долевого роли, все средства вертелись бы на стройке.

— Допустим, вы продали на 100 миллионов, а издержки на строительство на этом шаге у вас 20 миллионов. Что вы делаете с остальными средствами? Если они лежат — происходит инфляция, они не работают, не работают. Данный проект принимался до 214-го федерального закона5, и мы не должны были работать по нему. Если б мы пошли по пути заключения договоров долевого роли, то, как вы верно говорите, то всё, до одного цента… Хотя и мы, и все строители считаем, что 214-й закон, мягко говоря, не выдерживает никакой критики. Он не защищает ни интересы инвесторов, ни интересы дольщиков.

— Но он есть!

— Да. Этот закон — отдельная тема, которую можно длительно дискуссировать, тем паче что ваш преданный слуга стоял у истоков этого закона. Лучше вернемся к «Кутузовской миле». Если б мы были какие-то некорректные люди, наверняка, Сбербанк не выдал бы нам на данный момент кредит 370 миллионов баксов на достройку башни «Федерация». За 18 месяцев мы были исследованы повдоль и поперек.

Если б я был каким-то непонятным человеком, я бы плюнул на всё и уехал. Если б я, Сергей Полонский, был бы не прав — мы же осознаем беспристрастно, в какой стране мы живем, — я бы получил один звонок с требованием дать проект. Я бы произнес: «Нет осложнений». Мне что, необходимо портить дела со всеми? А никто не может позвонить, так как я на 100 процентов прав. Так как я сделал этот проект.

Если я делаю что-то нелегальное, посадите меня. Более того, вот люди собрали подписи, написали обращение в прокуратуру, чтоб провести расследование, высадить Полонского. Вы его лицезрели?

— Я его опубликовала.

— Да. А вы понимаете, сколько я писем написал в прокуратуру и Следственный комитет по этому вопросу? В 5 раз больше, чем они! Я готов под тем же письмом тоже поставить свою подпись, чтоб Генеральная прокуратура начала заниматься этим вопросом. Мне любопытно, почему она этого не делает?

— Другими словами вы поддерживаете тут дольщиков?

— Да, я готов подписаться. Так как вылезет сразу же всё, включая почетаемых чиновников, которые намутили, накрутили там. Пусть прокуратура заведет дело и начнет разбираться. Если я не прав, пожалуйста — посадите.

— Я понимаю, что вы боретесь с Ивановым, а он — с вами. Но как быть дольщикам?

— Повинны ли люди, которые вложили средства? Естественно нет. Но нужно понимать, что они брали не готовый продукт, так как желали приобрести квартиры дешевле, чем в уже построенном доме. По другому выходит беспроигрышное казино.

Если вы считаете, что мы каким-то образом используем дольщиков, то это некорректно. Более того, я сам лично выходил с ними к памятнику Пушкину, на Горбатый мост и т.д.. Но ни мы, ни дольщики не можем донести эту делему до правительства Москвы.

 

Трехстороннее соглашение

— Дольщики лицезреют выход в заключении трехстороннего соглашения меж ними, «Авантой» и ФЦСР. Вы готовы его подписать?

— Дольщики могут созидать выход в чем угодно. Мы предложили всем дольщикам, у каких есть трудности с жильем, оплачивать 50% аренды их квартир. По трехстороннему соглашению. Вы понимаете господ Завадского и Учителя?6 Кто составлял это письмо? Вы понимаете, что оно согласовано с государем Ивановым?

— Вы тоже гласили, что согласитесь, если 80% дольщиков…

— Двигаемся далее. Неделю вспять мы объявили, что всеми делами «Кутузовской мили» занимается государь Добровинский. Если он решит, что этот документ можно подписать, мы будем подписывать7. Не считая того, у нас есть облигации. Если в нашей стране не соблюдаются права инвесторов, мы должны будем собрать всех банкиров и сказать: «Ребята, извините, вы идете туда же, в том же направлении, что и мы».

— Дольщики на этот случай уже жилетки приготовили.

— Давайте мы не будем заниматься стёбом.

— А у вас есть собственный метод разрешения трудности?

— Мы на данный момент находимся в судах, и не знаем, чем они завершатся.

— Другими словами дольщики могут быть кинуты?

— С вероятностью 99,9% люди, которые приобрели квартиры, их получат, так как количество квадратных метров построенных превосходит количество квадратных метров проданных. Когда это случится, я сказать не могу. Но стройка на объекте идет.

— Не вы же строите?

— Нет, мы не строим. Мы ушли с объекта и будем разбираться в суде. Или, если правительство Москвы выступит медиатором, мы готовы сесть за стол и попробовать отыскать решение. Я считаю, что все три стороны должны пострадать в одинаковой мере.

 

Где средства?

— Есть ли у «Аванты» другие источники фондирования, не считая средств дольщиков?

— «Аванта» — это подразделение нашей компании.

— У нее есть средства, чтоб выполнить свои обязательства?

— Не принципиально, идет ли речь об «Аванте» либо другой компании.

— Но, по нашим данным, у нее на счетах три с половиной миллиона рублей, и они арестованы.

— И что?

— Другими словами «Аванта» оживится, если это будет необходимо?

— Совсем правильно. Не принципиально, будет ли это «Аванта» либо другая компания, входящая в группу. Это вопрос юридической конфигурации для пуска проекта. У нас 150 компаний, и мы в состоянии начать строительство. Наверняка, у вас в этом должно быть меньше колебаний, чем в том, что это способен сделать государь Иванов.

— Я не желаю дискуссировать на данный момент Иванова. Есть «Миракс-групп» и «Аванта», у которой арестованы счета. Кому доверять больше? И есть Иванов, который предлагает заключение трехстороннего соглашения и договоров долевого роли, что нравится дольщикам. А Иванова я не желаю дискуссировать поэтому, что у меня еще есть вопросы, а у вас — не достаточно времени.

— Давайте по одному тезису в одном предложении.

— Я не буду повторять то, что произнесла.

— Тогда напишите вопрос на бумаге.

— Я не буду этого делать.

— Вас это как-то оскорбляет?

— А вы что, мой личный психолог? Может, вам еще средств за это заплатить?

— Ну давайте я запишу.

— У компании «Аванта», поручителя по кредитам «Миракс-групп», арестованы счета. «Аванта» — застройщик домов.

— Застройщик домов — Сергей Юрьевич Полонский со всей группой. Это отражено в учредительных документах, более того, есть гарантия основной группы по «Аванте».

— Если «Аванта» будет признана нулем, что будет?

— Я не знаю, что будет.

— Кредиторы заберут дома?

— Да, если так положено по закону.

— Дома, в каких квартиры принад-лежат дольщикам.

— Тогда они не получат квартиры. Вы же это желаете услышать? Но в закон внесены поправки. В случае банкротства строй компаний первыми в очереди оказываются дольщики. Более того, мы на данный момент нашим дольщикам помогаем оформить право на их долю через трибунал.

 

Вопросы без ответов

— Каково на данный момент состояние компании «Наименования.нет»?

— Такое, какое оно есть.

— Является ли вашим компаньоном Владимир Семенович Голубев?8

— Является. Также Роман Троценко и Максим Темников.

— Кто был Аркаша, которому вы звонили со стройплощадки «Кутузовской мили»?

— Вы сможете задать этот вопрос, а я могу не отвечать. Имею право.

— Вы сможете откомментировать ситуацию с дольщиками в вашем черногорском проекте «Астра Монтенегро» (см. справку)? 

— Это еще час разговора, давайте в последующий раз.

— Башня «Федерация». Какой метраж на данный момент согласован в «Моспроекте»?

— Башня «Федерация» строится, метраж согласован исходя из начальных данных — 420 тыщ метров, это 93 этажа.

— Это согласовано в «Моспроекте»?

— Не только лишь там, но так же и в концепции «Москва-Сити».

— Я задаю этот вопрос поэтому, что 18-й корпус «Кутузовской мили» не согласован в «Моспроекте».

— Там выстроено от 8 до 10 этажей, разрешение на строительство было выдано. Если что-то не согласовано с «Моспроектом»… Ну какой там «Моспроект»? В процессе строительства всегда идут конфигурации. Я могу гарантировать, что все дома, которые мы строим, проходят экспертизу исходя из убеждений безопасности, конструктива, пожарки и т.д.. Если мы начиная с 5-ого этажа решили строить более просторные квартиры, то это естественный процесс.

— В фундамент башни «Федерация» залили 14 тыщ кубометров бетона9

— Этот вопрос находится в британском суде, потому я не буду на него отвечать.

— Вы планируете развивать какие-то еще проекты в Рф?

— На этот вопрос я не буду отвечать, имею право.


1Меж Сергеем Полонским и акционером «Новейшей газеты» Александром Лебедевым идут судебные разбирательства в Рф и в Великобритании.
2Вправду, в № 117 мы начали проект «Герои и антигерои года», в каком бытует Полонский.
3В 2005 году Юрий Росляк — 1-ый вице-мэр Москвы, Владимир Ресин — управляющий столичного стройкомплекса.
4Разновидность долговых ценных бумаг.
5Федеральный закон № 214 «О долевом строительстве» от 30 декабря 2004 года.
6Владимир Завадский — фаворит дольщиков «Дубровской слободы», Дмитрий Учитель — фаворит дольщиков «Кутузовской мили».
7В пятницу Александр Добровинский сказал дольщикам, что соглашение подписано не будет.
8Владимир Семенович Голубев — узнаваемый предприниматель, сделавший имя и состояние в Петербурге в 90-х годах прошедшего века.
9Данные из Книжки рекордов Гиннесса.


Справка «Новейшей»

«Кутузовская миля» — проект по строительству домов бизнес-класса на западе Москвы. Инвестором выступает ЗАО «ФЦСР» (генеральный директор — Петр Иванов), соинвестором в 2005—2009 годах было ООО «Аванта», входящее в структуру «Миракс-групп» Сергея Полонского. «Аванта» завлекла 5,7 миллиардов руб. средств граждан-соинвесторов. Часть из их, 2,5 миллиардов руб., была инвестирована в стройку через ФЦСР. Полонский утверждает, что оставил на стройплощадке еще 1,9 миллиардов руб., но ФЦСР этого долга не признает. Вопрос решается в суде.

Значимая часть средств дольщиков на счетах «Аванты» была применена для выдачи займов другим структурам Сергея Полонского, реализовывавших проекты по реконструкции Курского вокзала, строительству башни «Федерация» и т.д.

В итоге мирового денежного кризиса «Миракс-групп» закончила финансирование стройки, и ФЦСР расторгло договор в однобоком порядке. Летом этого года стройка была возобновлена силами ФЦСР.

Полонский именует это рейдерским захватом и просит оформить отчасти построенные дома в собственность «Аванты». ФЦСР, со собственной стороны, предлагает провести трехсторонний зачет, в итоге которого подготовительные договоры дольщиков, подписанные с «Авантой», трансформируются в договоры долевого роли (согласно федеральному закону № 214), подписанные с ФЦСР. В «Новейшей» было размещено открытое письмо 94 дольщиков (из 256), поддержавших такую схему. Эти же граждане направили коллективное обращение в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет с требованием дать оценку денежным операциям «Аванты».

«Астра Монтенегро» — девелоперский проект в Будве (Черногория). Застройщик «Завала Инвест доо» (структура «Миракс-групп) собрала с дольщиков, людей РФ и Евросоюза, более 100 млн евро. Но с сентября 2009 года стройка была заморожена. В июле 2010 года по соглашению с «Миракс» проект перебежал под контроль ассоциации покупателей (АМИА). Но в ближайшее время «Миракс» пробует его возвратить.