Сергей Сторчак Из доллара уходить не стоит

РИА АнонсыКризис, как показал спад на биржах, никуда не уходил — он был замаскирован обильными госрасходами в США, ЕС и Китае. Но здесь вдруг долги огромнейших стран мира чертовски выросли, а инвесторы поняли, что нескончаемо вести дефицитное стимулирование спроса и покрывать дыры эмиссией нельзя. 1-ая волна недоверия накатила на еврозону, на данный момент очередь за США, кредитный рейтинг которых в первый раз понижен. Какого развития ситуации ждут наши денежные власти? Это мы попробовали узнать у замминистра денег Сергея Сторчака.

— Что все-таки по сути случилось на денежных рынках?

— Вышло то, что должно было произойти, — после того как США встали на путь финансирования текущих расходов с помощью заимствований. Еще во времена русского председательствования на «восьмерке» мы предлагали обсудить на международном уровне правила подобного рода муниципальных заимствований, но дискуссии тогда, к огорчению, не появилось. Прошло 6 лет — и тема действенного использования госфинансов зазвучала в новеньком измерении. Всем показалось, что денежный кризис закончен — и заимствования стали массовыми. Рейтинговые агентства не могли не направить внимания на такую ситуацию: жизнь в долг должна заканчиваться.

— В итоге падают фондовые индексы в Азии, Европе, ну и русский рынок акций ушел в глубочайший минус. Понижение кредитного рейтинга США — вправду достаточное основание для такой «тряски»?

— Пока реакция на происшедшее быстрее чувственная. В условиях взаимозависимости денежных рынков другого трудно было ждать. Ведь — ни мало ни много — поменялась целая система координат! Выяснилось, что вложения в южноамериканские ценные бумаги — не самый идеальный вариант. Оказалось, они могут быть под знаком вопроса. В итоге сработали эмоции, а не здравый смысл. А он говорит о том, что понижение рейтинга США всего только на одну ступень и всего только одним из рейтинговых агентств — ни к каким кардинальным изменениям в поведении инвесторов не приведет. Инвесторы, во-1-х, ориентируются на мнение сразу же нескольких агентств, а во-2-х, очень нередко оценивают финансовую надежность с помощью собственных инструментов. Фавориты «двадцатки» еще года три вспять сделали вывод, что чрезвычайно ориентироваться на кредитные рейтинги специализированных агентств — далеко не всегда верно, инвесторам неплохо бы иметь собственное мнение.

— Другими словами все ограничится маленький встряской, и нового кризиса не будет?

— Не думаю, что происходящее говорит о начале кризиса. Хотя бы поэтому, что у сегодняшней ситуации больше психических обстоятельств, чем экономических.

— Есть прогнозы, что в случае ухудшения ситуации в странах Европы, находящихся в группе риска, кризиса все-же не избежать — зацепит и Россию…

— Это как поглядеть: для одних долг, а для других — денежные активы. Если вложения станут неликвидными, естественно, появятся опасности более суровых последствий для экономики. Решения Евросоюза свидетельствуют об озабоченности по поводу ситуации вокруг суверенных долгов. Люди, наделенные императивными возможностями, отлично понимают, что происходит, и работают на упреждение. Получится либо не получится — пока непонятно. Больше всего смущает то, что на кону — очень огромные суммы. Неудачное решение при таких цифрах — это как столкновение на большой скорости. Ведь есть же разница в последствиях, когда врежешься на скорости 100 либо 160 км в час.

— Стоит на данный момент избавляться от баксов и евро? Может, в юань податься либо, невзирая на пророчества, в родной рубль?

— Я лично не собираюсь ни от чего избавляться. Если говорить о огромных суммах скоплений, то есть еще некий смысл уходить в экзотичные валюты. А если речь о сравнимо маленьких деньгах, которые на руках у нашего населения, то из бакса уходить не стоит. Ну а в рубль — пожалуйста. Мы на него все-же булку хлеба покупаем.

Ира Звездунова