Шведы забыли, что 90-е уже закончились

Шведы запамятовали, что 90-е уже закончились

Шведы стращают — если Наша родина продолжит жёстко добиваться налоги со шведских компаний, шведы могут уйти с русского рынка. Предпосылкой для подобного выражения посла Швеции стали трудности у шведской Oriflame. Цитирую госпожу посла:

«Невзирая на то что компания вложила миллионы шведских крон в Россию, для их делает трудности налоговая служба и другие ветки русской власти, в том числе продолжают добиваться, чтоб компания платила роялти, невзирая на то, что есть судебное решение, что им не нужно это делать, и эти требования не соответствуют интернациональному праву. В такое сложное время это может привести к тому, что российские лишатся работы…»

Понимаете, что из себя представляет та работа на Oriflame, лишением которой грозят нам шведы? Это работа торгового агента, который распространяет по знакомым шведскую косметику.

Я ничего отвратительного не желаю сказать по поводу свойства косметики Oriflame — охотно верю, что это восхитительная косметика, которая стоит собственных средств. Но всё же я считаю, что россияне достойны наилучшего, ежели работа торговым агентом у шведов.

Немного скучноватой теории, до того как я смогу разъяснить, чем торговый агент отличается от похитителя с большой дороги.

Если глядеть в сущность, то бизнес — это создание добавочной цены. Купил мешок яблок за три тыщи рублей, продал его вразвес за 5 тыщ. Яблоки в розницу стоят дороже, ежели яблоки оптом: как следует, всё честно, бизнесмен удорожил яблоки.

2-ой пример. Поставил игровой автомат, куда пришёл клиент и проиграл для тебя 5 тыщ рублей. Три тыщи дал за аренду помещения и выплаты по кредиту за игровой автомат, две тыщи оставил для себя. Казалось бы, ситуация подобная… но если в случае с яблоками мы дали клиенту яблоки, то в случае с автоматами мы не оставили клиенту ничего. Ну, если не считать эфемерного наслаждения от игры, которым обожают оправдываться обладатели казино.

Другими словами, в случае с автоматами «предприниматель» производит не добавочную цена, а отнятую цена.

Ещё немного математики. Давайте поглядим, сколько ценностей было у всех участников сделок в историях с яблоками и автоматами.

Яблоки. У клиентов было 5 тыщ рублей, у предпринимателя — 3 тыщи. Итого 8 тыщ. После окончания торговли у клиентов остались яблоки ценой в 5 тыщ, у предпринимателя — 5 тыщ наличными. Итого 10 тыщ. Предприниматель честно сгенерировал 2 тыщи рублей.

Игровые автоматы. У клиента было 5 тыщ рублей, у «предпринимателя» — ноль. Итого 5 тыщ. После окончания игры у клиента осталось 0 тыщ, у «предпринимателя» — две, у банка и арендодателя — 3. Итого 5 тыщ. Другими словами, «предприниматель» отобрал средства у клиента, а позже забрал для себя из отобранного некую долю.

Сейчас я готов ответить, чем торговый агент отличается от похитителя. Главное отличие состоит в том, что торговый агент действует не опасностями, а убеждением. Но сущность при этом остаётся ровно той же: некая сумма средств перебегает из кармашка покупателя в кармашек торгового агента, при этом никакой добавочной цены не создаётся.

Нагляднее всего будет сопоставить торговых агентов с проф побирушками у вокзалов. Вроде как, и работа у побирушек нелёгкая: подходить весь день к людям и говорить трогательные истории про утрату билетов. Но никакой дополнительной цены они не делают, средства просто перекладываются из одних кармашков в другие.

Идём далее. Какую социальную функцию делают торговые агенты?

Ровно ту же самую, что и побирушки. Понижают уровень безработицы. Ничего полезного торговый агент не делает — только отбирает у людей время и принуждает их брать не особо нужные им продукты. Но пусть уж лучше торговый агент не делает ничего полезного, чем он будет пухнуть от голода либо красть.

Напомню, во время 2-ой Мировой войны многие беженцы в Европе добывали для себя хлеб ходя по квартирам и продавая хорошим душам различное ненадобное барахло. Не факт, что им удалось бы выжить в капиталистическом мире, не будь у их возможности выпрашивать средства таким вот социально применимым методом.

В Рф сначала 90-х годов также сложилась очень печальная с социальной точки зрения ситуация. На улицы хлынули толпы коробейников, которые впаривали всякий хлам не получившим ещё капиталистического иммунитета гражданам. В тогдашнем бардаке торговые агенты смотрелись полностью органично.

На данный момент но в Рф уже вовсю идёт 2015 год. Уровень безработицы в стране достаточно низок, нормальную работу можно отыскать без усилий — этим же торговцем, который, в отличие от торгового агента, всё же нужен экономике. Потому когда шведский засол ведает нам о том, что «российские лишатся работы», это смотрится забавно. Складывается воспоминание, что госпожа Брингус застряла кое-где в 1995 году и не осознает, что подобного рода занятость нам уже не нужна — как не необходимы нам уже кредиты от МВФ, «ножки Буша» и чем там ещё веселил нас благословенный Запад в те мрачные годы.

Времена поменялись. Сейчас уже не мы должны упрашивать западные компании придти в Россию — сейчас западные компании должны бороться за право получить доступ к российскому рынку. И если шведы этого не понимают, пусть попробуют поработать в США либо в Германии, чтоб ощутить разницу. Право работать в Рф необходимо заслужить — в особенности Швеции, которая обычно настроена к Рф довольно недружелюбно.

Отлично, спросите вы меня, как же IKEA? Ведь это данный бизнес — создание и продажа мебели?