Сланцевый газ и медный таз

 

 

Петр Саруханов — «Новенькая»

Николай Иванов,
ведущий аналитик Института энергетики и денег:

Нефть — источник благосостояния экономики Рф — дешевеет и равномерно стремится к отметке  100 баксов за баррель. Как раз такая прогнозная стоимость заложена в экономные проектировки Минфина на 2012 год. При всем этом бюджет может быть сбалансирован при стоимости нефти 116,2 бакса за баррель. Соответственно, в наиблежайшие три года, в отличие от 2011-го, нас ожидает дефицитный бюджет. Стоимость газа — второго источника благосостояния — привязана к стоимости нефти. Может быть, ее тоже ожидает понижение. И это — ограниченный сценарий. А есть и сценарии обвальные: удешевление технологий добычи сланцевого газа и сланцевой нефти может конструктивно поменять ситуацию и, сняв Россию с углеводородной иглы из-за невостребованности ее энергоресурсов, привести к экономическому коллапсу.

Как реалистичен такой сценарий? Не демонизирована ли сланцевая добыча? Для начала мы решили разобраться в дилемме, о которой говорят все, но практически никто не осознает, о чем, фактически, речь идет, — кандидатуре, которую делает классической добыче сланцевый газ.

Сланцевый газ — это такая прорывная южноамериканская разработка, делающая мечты реальностью. Практически как с модернизацией и нанотехнологиями в Сколкове. С той различием, что Сколково еще только будет таким местом, где реализуются самые смелые мечты, а развитие технологии добычи сланцевого газа уже воплощает определенную южноамериканскую мечту — избавиться от ввезенной энергетической зависимости. По последней мере, частично. Природный газ из нетрадиционных источников, и в том числе из залежей темного глинистого сланца, добывают уже в объемах, которые позволили США резко уменьшить импорт сжиженного природного газа (СПГ), а в недалеком будущем от ввезенного газа можно будет отказаться совсем. Тогда и все внимание будет приковано к ввезенной нефти. Ей обязательно отыщут подмену. И уже находят — на старте большие проекты по переработке сланцевого газа в жидкое моторное горючее. Независимость — штука заманчивая.

У тех, кому знакомо словосочетание «сланцевый газ», обычно появляется два вопроса: не мыльный ли это пузырь и не несет ли он опасности русским интересам? Можно сразу же ответить на 2-ой вопрос: угроза налицо, она уже осуществляется. Не 1-ый год Европа затоварена дешевеньким сжиженным природным газом (СПГ), который предназначался для Америки, но не отыскал там спроса и хлынул в Старенькый Свет сбивать стоимость российскому газу. «Газпром» уже несет утраты, условия длительных договоров приходится пересматривать под напором партнеров.

Время угроз прошло, сейчас время минимизировать утраты и пробовать заглянуть в будущее: длительно ли муку сию вытерпеть — пузырь это либо не пузырь, блеф либо вправду длительная тенденция? С ответом на этот вопрос дело труднее — точно никто ничего не знает даже за океаном.

Новенькая игра

Про сланцевый газ в Америке знали издавна, но только 5 годов назад в эту сферу начались суровые инвестиции, и уже в 2008 году его добыча стала приметной: более половины южноамериканского газа стало добываться из всех 3-х нетрадиционных источников (газ из плотных песчаников, метан из угольных шахт и сланцевый газ). При всем этом как раз сланцевый газ обеспечил взрывной рост добычи, изменил правила игры на рынке, стал, по определению министерства энергетики США (DOE), game changer. С 2010 года DOE употребляет уже «политкорректное» название для газа из нетрадиционных источников (unconventionals) — газ из коллекторов с низкой проницаемостью (low permeability reservoirs). И это понятно: распространение активности на все новые сланцевые залежи привело к тому, что добыча сланцевого газа в США выросла с 1 трлн куб. футов (28,3 миллиардов куб. м) в 2006 году до 4,8 трлн куб. футов (136 миллиардов куб. м) в 2010-м, что составило 23% общей добычи газа в стране.

В согласовании с новыми правилами игры изменяются и представления о роли сланцевого газа. На рисунке видно, как, по представлению Управления энергетической информации (EIA) министерства энергетики США, сланцевый газ изменит энергетическую картину Америки к 2035 году — выпихнет ввезенный газ и значительно потеснит позиции классической добычи.

Как стать миллиардером

Первопроходчиком в добыче сланцевого газа стал геолог Джордж Митчелл. В 1981 году он взял в аренду участок в Техасе и стал там бурить вертикальные скважины. Из его затеи ничего не вышло, но практически разорившись, он продолжал бурить и пробовать различные варианты. И только через 18 лет Митчелл додумался соединять бурение горизонтальных скважин и гидроразрыва — и получил значимые притоки газа. А через несколько лет удачной добычи он продал свою компанию Mitchell Energy & Development компании Devon Energy за 3,5 млрд баксов.

Сейчас 92-летний Джордж Митчелл заходит в число 200 богатейших людей Америки, занимается обустройством родного городка и института собственного имени, радуется успехам собственных 9 малышей и их многочисленного потомства — в общем, хрестоматийная история южноамериканского фуррора. Логично, что многим захотелось этот фуррор повторить, потенциальные миллиардеры в Америке всераспространены везде. Удивительно, что правительственные структуры США длительно пробовали не замечать эту сланцевую тенденцию — сначала нового века они отрисовывали очень умеренные перспективы газовой добычи из сланцев.

Профильные аналитики EIA прогнози-ровали, что при резвом развитии технологии горизонтального бурения фуррора можно ожидать к 2016 году. Но число горизонтальных скважин на плее (участке) Barnett возросло с наименее 400 в 2004 году до более 10 тыщ в 2010-м. Горизонтальные скважины пробурены уже на местности городка Fort Worth, и даже на местности аэропорта Dallas-Fort Worth, где 1-ые скважины были пробурены в 2007 году.

Бизнес схватил инициативу. Эра сланцевого газа началась там, где начинал Джордж Митчелл, — с бассейна Barnett в Техасе, продолжилась в Fayetteville в Арканзасе и Woodford в Оклахоме, расширилась с возникновением проектов Haynesville на границе Техаса и Луизианы, достигнула пика на Северо-Востоке США в Аппалачах (плей Marcellus), также шагнула в Канаду — на Horn River и Montney.

Правительство США признало явное и сейчас исходит из того, что технологии будут развиваться и далее, и все новые источники доступного, дешевенького, комфортного в обращении и экологичного горючего будут вовлекаться в оборот.

О государственной безопасности США

В июле 2011 года Институт Бейкера Института Райс (Хьюстон, Техас) опубликовал доклад «Сланцевый газ и государственная безопасность США», приготовленный по заказу министерства энергетики США. Главный вывод доклада: развитие технологий освоения залежей сланцевого газа в Северной Америке значительно меняет расстановку сил в мировой энергетике и может приметно укрепить экономическое положение и геополитические позиции США. За последнее десятилетие вышло изменение парадигмы: США из большого импортера природного газа преобразуются в экспортера этого сырья.

Геополитические последствия этой «смены парадигмы» видятся создателям доклада последующим образом. Будет снижена зависимость США от импорта дорогого СПГ, сократится недостаток внешнеторгового баланса. Не считая того, более обширное внедрение природного газа понизит южноамериканские выбросы парниковых газов, а поставки южноамериканского газа на экспорт усилят конкурентнсть производителей энергоресурсов на глобальных рынках, что положительно отразится на ценах. Повышение поставок южноамериканского газа на мировой рынок уменьшит потенциальную опасность со стороны создаваемой «газовой ОПЕК» (форума стран-экспортеров газа, ФСЭГ) и ослабит энергетическое воздействие в мире таких государств как Наша родина, Венесуэла и Иран. Эти страны будут ограничены в способностях использовать «энергетическое орудие» и использовать «энергетическую дипломатию» в противовес интересам США на мировой арене. А именно, роль сланцевого газа на глобальных рынках проявится в том, что ослабеют рычаги воздействия Рф на Европу — поставки русского газа на европейские рынки свалятся до наименее чем 13% (на пике в 2007 году они составляли 26%).

Стоимость вопроса и цена ответа

Но не все делят этот оптимизм. Экономика сланцевых проектов отличается от добычи обычного газа, и в этом отличии спрятаны суровые средства. Дело в том, что горизонтальная скважина, пробуренная в сланцевых пластах, дает приток газа в течение существенно более недлинного промежутка времени, чем обычная газовая скважина. Не считая того, сланцевая скважина значительно дороже. Разница в ценах компенсируется более высочайшим дебитом сланцевых скважин. Но чтоб поддерживать добычу на неизменном уровне, нужно бурить все новые и новые скважины.

Потому капитализация компаний, пробуривших 1-ые сланцевые скважины и получивших резвый рост добычи газа, оказалась в значимой степени завышенной: она основывалась на обычных представлениях об экономике газодобычи и не учитывала необходимости всегда инвестировать в поддержание добычи. Сейчас возникают оценки независящих аналитиков, показывающие, что настоящая себестоимость добычи сланцевого газа существенно превосходит числа, заявляемые производителями.

Геолог из Техаса Арт Берман сделал вывод, что действительные издержки в пару раз выше, чем те, о которых говорят компании, а разрекламированная разработка горизонтального бурения приносит еще наименьшие результаты, чем сообщается. Как демонстрируют открытые данные о добыче газа на сланцевой залежи Barnett, продуктивность уже действующих скважин падала еще резвее, чем на обычных месторождениях. Средний «срок жизни» газовых скважин составляет в США 30—40 лет, но на Barnett около 15% скважин, пробуренных в 2003 году, уже через 5 лет исчерпали собственный ресурс. По расчетам Бермана, актуальный цикл скважины при добыче сланцевого газа на Barnett не превосходит 8—12 лет, и только немногие сохранят рентабельность после 15 лет эксплуатации.

В связи с этим компаниям, занимающимся добычей сланцевого газа, нужно безпрерывно бурить новые скважины взамен выбывающих из строя, что существенно наращивает себестоимость добычи. На данный момент, когда цены на газ свалились, производители сланцевого газа, мягко говоря, не купаются в деньгах. Надежда лишь на то, что технологии будут дешеветь и далее, а стоимость выправится. Не исключено, что сегодняшний ажиотаж вокруг сланцевого газа является результатом грамотной пиар-кампании, за которой стоят Chesapeake Energy, Statoil и другие компании, уже вложившие в свои проекты немалые суммы и сейчас нуждающиеся в притоке дополнительных средств. И реальные данные об экономике сланцевых проектов уже не достаточно кого заинтересовывают.

Косвенно об этом свидетельствует история с обличительными материалами Арта Бермана. Он сотрудничал с каждомесячным журнальчиком World Oil, где давал обзоры геологических новостей со всего мира и писал колонки на животрепещущие темы. И после того, как ему открылась правда о стоимости сланцевого газа, он опубликовал на данную тему несколько колонок. Последняя вышла в ноябре 2009 года. Она переполнила чашу терпения «2-ух хьюстонских газовых компаний», которые обратились к издателям журнальчика. Те приняли меры, в итоге чего журнальчик отказался от услуг Бермана, а Перри Фишер, главный редактор, допустивший такое бесчинство, был уволен — в наилучших русских традициях, в одночасье, без объявления обстоятельств.

Ложка дегтя от The New York Times

Газета The New York Times интенсивно включилась в тему сланцевого газа. В газете размещена серия статей, в какой подымаются вопросы рисков, связанных с бурением газовых скважин и дискуссируются пути решения возникающих осложнений1. Основанием для публикации стали сотки электрических писем, переданных в редакцию их создателями — отраслевыми консультантами и аналитиками, состоявшими в переписке с правительственными агентствами, компаниями и меж собой.

Лейтмотивом этой переписки, переданной в газету на условиях анонимности, стало очень скептическое отношение к успехам газовых компаний в освоении сланцевых залежей. А именно, сомнению подверглись очень оптимистичные прогнозы добычи и завышенные припасы сланцевого газа. Более того, многие участ-ники переписки узрели преднамеренные преломления данных и выразили опасение, что назревают новые денежные пузыри. А правительственные бюрократы официально не оспаривают общую эйфорию по поводу победного шествия сланцевого газа, но при всем этом вполголоса задают профессионалам правильные вопросы, из которых следует, что убежденности по сути никакой нет.

Сотрудники EIA прямо утверждают в переписке, что отраслевые оценки могут завышать реальные объемы газа. Хотя энерго компании при планировании собственных проектов исходят из того, что период продуктивности газовой скважины будет составлять от 20 до 65 лет, такие догадки строятся на ограниченных данных и в значимой мере на гипотезах, так как бурение сланцевых залежей на газ — это относительно новенькая практика. Один высокопоставленный сотрудник EIA даже обозначил шумиху вокруг сланцевого газа как irrational exuberance. Это словосочетание «иррациональное обилие» ввел в оборот прошлый глава ФРС Алан Гринспен, выступая в Южноамериканском институте предпринимательства в конце 1990-х годов. Такими словами он охарактеризовал ситуацию на рынке лопнувшего пузыря «доткомов»; с того времени это выражение значит, что рынок переоценен.

Внутренний документ EIA говорит, что компании часто переоценивают прибыльность газовых скважин, ориентируясь на наилучшие скважины и используя более оптимистичные модели их продуктивности в течение нескольких следующих десятилетий. «На данный момент ситуация припоминает «золотую лихорадку», когда нескольким счастливцам подфартило с разработкой «скважин-монстров», и потому сейчас каждый исходит из того, что все скважины окажутся «чудовищами», — пишет бюрократ EIA.

* * *

Из этой дискуссии о мыльных пузырях следует, по последней мере, одно: мыльные пузыри длительно не живут. Если компании дают рынку дутую статистику и липовые прогнозы, правда очень скоро выйдет наружу. Если же все сомнения и подозрения вызваны только интересами биржевых медведей и злопыхательством чиновников, прозевавших южноамериканскую сланцевую революцию, то правда будет подтверждена реально добытыми объемами сланцевого газа и неизменным ростом этих объемов. В конце концов, до сего времени действительность в добыче сланцевого газа шла впереди прогнозов; нет оснований колебаться, что так будет и далее. И технологии бурения и добычи будут развиваться, а не деградировать. Пузыри лопнут, а длительные инвестиции принесут свои плоды. А Рф придется врубаться в борьбу за увеличение эффективности собственной газовой отрасли, чтоб удачно соперничать на экспортных рынках. Пузыри в Америке либо не пузыри — нам свои высоки технологии в любом случае не повредят.

1http://www.nytimes.com/interactive/us/DRILLING_DOWN_SERIES.html