Слова, отлитые в алюминии

РИА АнонсыЭкономика страны балансирует меж стагнацией и рецессией, девальвация рубля по факту произошла, но еще не завершилась, налоговые поступления в бюджет сокращаются, что ставит под вопрос его бездефицитное выполнение. Если это не кризис, то, по последней мере, вызов, на который правительство должно ответить. Но пока Минфин и Центробанк продолжают настаивать, что по итогам года нас ожидает рост «около 2%». А вице-премьер Аркадий Дворкович, к примеру, и совсем выступает с мыслью о разработке госфонда алюминия. Она могла бы поразить оригинальностью, если б не была взята у Олега Дерипаски — головного производителя этого металла в стране.

Для чего это необходимо Дерипаске и его ОК «РУСАЛ», понятно. На рынке алюминия (как и других сырьевых продуктов, кроме нефти) кризис уже наступил и даже лютует. Стоимость за тонну «крылатого металла» балансирует в районе $1900 за тонну и быстрее стремится свалиться еще на 100 баксов, чем возвратиться к $2400, при которых все предприятия ОК «РУСАЛ» становятся действенными. На данный момент же идет речь о перспективах сокращения производства и даже его заморозке в европейской части страны. Из-за значимого падения как внутреннего, так и наружного (сначала за счет Китая) спроса, по оценкам профессионалов, могут не отыскать собственного покупателя и остаться на складах до полутора миллионов тонн алюминия.

Другими словами некоторый фонд алюминия будет сотворен беспристрастными обстоятельствами, а не по инициативе Дерипаски либо Дворковича. Вопрос в том, почему это он должен стать муниципальным?

 

Где ресурсы?

Изучим первоисточники. Олег Дерипаска в интервью Интерфаксу заявил, что «для страны это не биржевая игра, а мощнейший инструмент поддержки русского внутреннего спроса». Аркадий Дворкович, в свою очередь, уточнил: «Пока не очень понимаю, из каких источников это можно сделать. Но механизм, я считаю, должен быть сотворен, чтоб при появлении критичной ситуации при наличии денежных ресурсов можно было им пользоваться».

Другими словами, по мнению основного акционера ОК «РУСАЛ», правительство должно в этом случае поменять рынок, создав искусственный спрос на продукт, который в таких количествах не нужен ни русской, ни мировой экономике. Верно, это не биржевая игра. Это уже субсидирование за муниципальный счет наикрупнейшей личной компании.

В цитате же Дворковича направляет на себя внимание соединение 2-ух причин: «критичной ситуации» и «наличия денежных ресурсов». Форсмажорная ситуация для ОК «РУСАЛ» по факту уже наступила, другими словами закавыка в том, что ресурсов нет. А вот если они вдруг появятся, можно будет сразу же навести их на поддержку Дерипаски.

Осмелимся предложить: а почему бы не использовать для скупки алюминия золотовалютные резервы? Никакой алхимии, это я просто развиваю другую идею Олега Дерипаски: навести означенные резервы на финансирование инфраструктурных проектов. В инфраструктуре у предпринимателя тоже большой деловой энтузиазм, но там он далеко не монополист, и золотое госфинансирование придется размазывать узким слоем по впечатляющему списку игроков с административным ресурсом. А вот алюминий… Тут ОК «РУСАЛ» — то же, что РЖД для стальных дорог либо «АЛРОСА» для рынка алмазов.

Итак, представим, что правительство решит купить у Дерипаски миллион тонн алюминия — меньше как-то несолидно. Если стоимость будет рыночная, на это будет нужно от 1,8 до 2 миллиардов баксов США, другими словами менее 0,39% от имеющихся в распоряжении ЦБ резервов. Да этого же и не увидит никто!

Но есть и одна малая проблемка: Центральный банк правительству и тем паче вице-премьеру Дворковичу не подчиняется, а уговорить Эльвиру Набиуллину тихо посодействовать Дерипаске не представляется вероятным. Так что нужные ресурсы придется находить кое-где еще.

Что ж, предоставим это вице-премьеру, а сами зададимся вопросом: для чего в принципе необходимо помогать Дерипаске?

 

В наилучших традициях

Начнем с первой версии: это отвечает интересам экономики и страны. Сам Дерипаска любит подчеркивать особенный статус собственной компании. Так, в интервью «Финмаркету» он заявил: «ОК «РУСАЛ» — это системообразующая компания, которая представляет собой целую ветвь. Являясь, на самом деле, инфраструктурной компанией, она обеспечивает предсказуемое и размеренное потребление электроэнергии, грузоперевозок. За счет «РУСАЛа» в протяжении 8–10 последних лет осуществляется поддержка перекрестного субсидирования сектора коммунального употребления электроэнергии и других отраслей. Но резервов, позволяющих нам и далее нести на для себя такой объем социальной и экономической ответственности, субсидируя ЖКХ, у нас больше нет».

Вот это, кстати, мы все увидели, когда стало понятно, что правительство, поначалу в виде опыта в пилотных регионах, а в скором будущем и во всей стране, вводит «энергопаек» — 70 кВт/ч за месяц. Сверх этой очень умеренной нормы придется платить намного больше, чем до этого. И этой неудаче не посодействовать, даже если скупить весь алюминий «РУСАЛа».

Вобщем, если компания не хочет впредь нести бремя завышенных соц обязанностей, то к чему ей вообщем помогать? Не просматривается как-то государственническая версия.

Пора обсудить и вторую версию. Назовем ее «классической». Так как это уже хорошая традиция Аркадия Дворковича — помогать Дерипаске в тяжелую минутку. К примеру, в №122 от 31 октября 2011 года мы ведали о том, как г-н Дворкович, занимавший в то время должность ассистента президента РФ Дмитрия Медведева, принял самое живое роль в решении долговых осложнений ОК «РУСАЛ». Незадолго до кризиса структуры Дерипаски завлекли большой кредит зарубежных банков для приобретения блокпакета «Норильского никеля». А позже начался шторм в «тихой гавани», и кредиторы востребовали свои средства вспять.

Тогда и Дворкович подписал обращение ко всем кредиторам «РУСАЛа» (изложенное, кстати, на британском языке): «…Я вновь подтверждаю свою позицию, которую озвучил на недавнешнем заседании в Москве, а как раз: при условии заключения меж ОК «РУСАЛ» и ее банками-кредиторами соглашения о невостребовании долга в очень сжатые сроки, мы обязуемся найти объем и механизмы предоставления нужной денежной поддержки ОК «РУСАЛ» для устранения недостатка ликвидности в наиблежайшие месяцы». «Вся информация о ходе данных переговоров поступает в мое распоряжение», — заверил зарубежных кредиторов Дворкович.

И это посодействовало: долг «РУСАЛа» вправду удалось реструктурировать. Ну и с денежной поддержкой со стороны страны вопрос был решен: ВЭБ выдал кредит на 4,5 миллиардов баксов, позднее стопроцентно рефинансированный Сбербанком.

Можно вспомнить и другую историю, о которой мы ведали в №99 за прошедший год. Тогда Аркадий Дворкович, уже в ранге вице-премьера, провел совещание по дилеммам Байкальского ЦБК, уже находившегося под наружным управлением (на данный момент комбинат — банкрот). По результатам этого совещания из бюджета было выделено 115 млн рублей на утилизацию накопившихся отходов БЦБК, а Росприроднадзор на год продлил разрешение на сброс сточных вод комбината в Байкал, другими словами разрешил ему продолжить работу. Что было прибыльно структурам Дерипаски как большим кредиторам предприятия (стоимость вопроса составляла 150 млн рублей).

Так что сегоднящая мысль с поддержкой Дерипаски через создание госфонда алюминия только кажется утопической, а вот исходя из убеждений Дворковича, она может быть очень и очень прагматичной.