Спасибо Александру III и Китаю

 

PhotoXPressВ пик отпусков и путешествий цены на авиабилеты поползли ввысь. Этого не могло не случиться: авиакеросин, чья составляющая — до трети в стоимости билета, дорожает в мире. В Рф, но, горючее дорожает резвее и внушительнее. И дело даже не в том, что, невзирая на оторванность нашего рынка от евро, наша нефтянка всегда с энтузиазмом отзывается на колебания тех цен — если, естественно, колеблется ввысь. Дело в том, что у нас на данный момент спрос на авиакеросин превосходит предложение. По одним экспертным данным, в 5 раз, по другим — во всяком случае, на их ссылается правительственная газета — аж в 13.

Месяц вспять, 8 июля, глава правительства Владимир Путин произнес: «Недостаток горючего — это нонсенс для РФ, его не должно быть». И вот «нонсенс» расцветает пышноватым цветом. Прямо за бензином сейчас в недостатке и керосин. И опять — ничего внезапного: как правительство ни провоцирует бизнес вкладываться в нефтепереработку, она категорически не поспевает за ростом автопарка и авиаперевозок. А инвесторы не вкладываются в нефтеперерабатывающие мощности поэтому, что этот сектор рынком только именуется. В нем всегда находится и топчется — подобно слону в посудной лавке — это самое правительство. И соблазны поуправлять данным «рыночным сектором» в ручном режиме, естественно, вырастают по мере приближения выборов.

Одно из 2-ух: или этот сектор будет главным донором бюджета, кузнецом побед «Единой Рф» и лично Путина, или в углубленную нефтепереработку потекут реальные инвестиции. Чтоб и то и это совместно — так не бывает.

Вот соответствующая картина. 9 августа на заправках Красноярского края 92-й бензин стоил 27 руб. за литр, в примыкающей Кемеровской области — 21.50. Красноярцы заезжают заправляться в вотчину Тулеева — так же, как немцы — в Чехию. Но там — различные страны, ну и стоимость на бензин не отличается настолько разительно. Кузбасские цены не изменяются годами. Это рынок? Нет, это суровый рык Амана Тулеева. В федеральном масштабе жадных нефтяников приводит в чувство на удовлетворенность массам обычно Путин. Вот исключительно в отличие от тулеевских способов ручного управления февральское распоряжение Путина снизить цены на бензин привело к его недостатку весной, и этот вялотекущий кризис на данный момент вновь обостряется.

О том, что ни бензина, ни керосина не будет хватать, специалисты начали говорить с 2006 года. Годом ранее кризис предрекали детально. Но противные для начальственного слуха прогнозы даются в одной стране, правительство существует в другой.

Три года вспять, напомню, происходило то же самое: рост цены на керосин, банкротство «КрасЭйр» и всего альянса «ЭйрЮнион». Сейчас вот первой ласточкой пропархал «Материк», продавший уже билеты до 20 ноября с.г.  Дмитрий Медведев тогда поручил разбираться с авиаперевозками и авиабилетами генпрокурору: «Я давал вам поручение, касающееся ситуации вокруг «керосиновых дел» в нашей стране и заправки самолетов. Ситуация, на мой взгляд, была полностью неприемлемая. Как минимум нужно разобраться с тем, как происходит ценообразование». Юрий Чайка: «Одной из главных обстоятельств увеличения цен на авиатопливо является злоупотребление должностными лицами, компаниями-производителями доминирующим положением». Тогда же, говоря о том, что цены на авиатопливо в РФ стали самыми высочайшими в мире, премьер Путин строго предупредил: «Необходимо Федеральной антимонопольной службе в конце концов пробудиться и интенсивно, отлично исполнять свои функции — если этого не будет в последнее время изготовлено, то будут приняты кадровые решения».

В этом году Путин вновь говорит о сговоре монополистов. И о том, что они должны нести ответственность за обеспечение внутреннего рынка высококачественными нефтепродуктами: «Прошу принимать это как бесспорный ценность».

Нет нужды раздельно говорить о том, как подконтрольна нефтянка правительству. Правительство выпестовало и продолжает пестовать этих монополистов, попиливших страну по «регионам присутствия». Монополисты ведут себя совсем естественно, хрестоматийно, как они и должны себя вести. И правительство же призывает их взнуздать. Это шизофрения.

Правительство не в состоянии сделать самое простое: скоординировать сроки плановой реконструкции, на которую НПЗ часто запираются. В вешнее обострение кризиса оказалось, что не вовремя закрылся Ачинский НПЗ. На данный момент на реконструкции НПЗ в Комсомольске-на-Амуре и в Киришах.

Из этой хозяйственной нелепицы вытекают политические следствия. Речь не о предвыборном жульничестве, а о самочувствии страны. Посильнее всего еще одно удорожание авиаперевозок лупит по Азиатской Рф. Она утверждается в статусе брошенной колонии, большого позабытого архипелага. Младшим детям не увидеть теплого моря и Эрмитажа, старшим — не улететь обучаться в Москву, родным — не повидаться и т.д. Каждое подорожание авиабилетов переводит в эту категорию всё новые семьи. А если полет и осуществим, то с нечеловеческим рвением, работой на износ и забвением всех иных человечьих потребностей и интересов — с очень буквальной реализацией легкой западной формулы «Жить — необязательно, путешествовать — нужно».

Студентом в русское время я часто на воскресенье летал домой — хватало стипендии, получки охранника и нечастых разгрузок вагонов. На данный момент это полностью непредставимо, да, вобщем, и самолеты по этому маршруту уже не летают. «Аэрофлот» по щадящим ценам связывал огромные и малые городка, и для того, чтоб попасть, к примеру, из Кургана в Иркутск, а из Красноярска в Барнаул, не следовало залетать в Москву.

А позже настали времена, когда авиабилет из Красноярска в Москву стал дороже билетов Москва — New-york либо Москва — Токио. Красноярцы летали в столицу, уезжая поначалу на поезде на тыщу км на запад либо восток — в Новосибирск либо Иркутск. А если с малыми детками? Если на костылях? Если срочно — на похороны? На данный момент дальневосточники так же летают в Москву — через Харбин. Из Китая дешевле. Вот это и есть «нонсенс».

Такому карантину, на который закрывают Сибирь и Далекий Восток, можно было бы только порадоваться — антиглобалистам, почвенникам, охранителям, но разумеется, что бизнесу нерентабельно перемещать только непрофильные активы — население, вывозить же сырье и ввозить продукт — даже очень выгодно.

Понятно, что сегодняшнее подорожание авиатоплива вновь посильнее всего скажется на не самых больших компаниях, базирующихся за Уралом. У их нет длительных договоров о снабжении керосином по фиксированным ставкам. Они вооружены «крыльями советов» — старенькыми русскими самолетами, жрущими горючего в два раза больше. Ну и просто оно тут обычно дороже, как и все другое. Региональным компаниям в последнее время к тому же нужно дооборудовать самолеты дорогостоящими системами безопасности (об этом «Новенькая» писала
19 и 30 июля). Означает, впереди — банкротства, обманутые пассажиры, транспортная изоляция отдаленных районов.

Не привыкать. В одном Красноярском крае в прошедшем веке действовало около 200 аэропортов, на конец того века действовало 120, сейчас в живых только десяток. Для приема зарубежных самолетов, которыми планируют поменять «аннушек», применимы только четыре взлетно-посадочные полосы. Эра географических закрытий.

В центре Иркутска воссоздан величавый монумент Александру III. Основоположнику Транссиба — от признательной Сибири. Если бы не королевский режим, проложивший эту дорогу (не будучи «гарантом энергетической безопасности» и не торгуя нефтью), что бы на данный момент связывало Россию? О «сквозном» авто шоссе нам много лет говорят сказки: оно для отлично вооруженных экстремалов, лучше на БТР ну либо хотя бы на казенной машине. И то проходимо не круглый год. Ах да, нас обвязали трубопроводами. И еще сказочным заглавием партии начальников. Поведали бы, где они узрели единую Россию.

Плохо, что не до всех городов Романовы дотянули «железяку».

Отлично, что есть Китай, куда Наша родина качает нефть и из которого россиянину до Москвы почему-либо лететь дешевле, чем из богатой нефтью Родины.