Стратегический экспорт экологических проблем

Фаворит КНР Си Цзиньпин обогнал Владимира Путина и приехал в Монголию, переживающую замедление экономического роста, с обеспеченными подарками. Он заключил 20 соглашений в области угольной, горнорудной, легкой, тяжкой, нефтяной и всякой иной индустрии, также энергетики, транспорта и денег. Си обещал прирастить объем двухсторонней торговли с 6 до 10 млрд баксов, другими словами просто скупить Монголию с потрохами. На Китай и так приходится 70-80% товарооборота этой страны. В утешение Китай пообещал открыть Монголии выход к морю для экспорта собственных продуктов третьим странам. И все это фактически завтра — в ближайшую пятилетку.

«Добро пожаловать на поезд, в каком Китай следует по пути развития! — приветствовал Си Величавый Хурал. — Вы сможете ехать на нашем экспрессе либо ехать рядом с ним на попутке — мы всех приветствуем!». Беря во внимание мнение многих китайских политиков и историков о том, что «Наружняя Монголия временно выбыла из лона величавой Родины», такое приглашение воспринимается очень двусмысленно. Другими словами на замену эры выкачивания татарских ресурсов западными горнорудными гигантами, такими как Рио Тинто, видимо, приходит эра прямоточной перекачки ресурсов в Китай китайскими компаниями за китайские средства без посредничества «третьего соседа». Это выкачивание уже породило у населения огромное недовольство зарубежными (в особенности китайскими) компаниями, а власти Монголии уже начали систематическое угнетение недовольных. Скоро год как посиживают в кутузке заступники рек Мунхбаяр и четыре товарищей, вышедшие перед Парламентом 16 сентября 2013 года на вооруженную демонстрацию, которая предупредила внесение губительных конфигураций в «Закон о запрете горной добычи и разведки в охранных зонах рек и лесах». Астрономический 21-летний срок Мунхбаяра после апелляции и интернациональных протестов уже сокращен до 7 лет, и заступник отбывает его в старой столице Чингисхана Хархорин в должности библиотекаря примерной кутузки. Он совсем не раскаивается, считая, что исчерпал другие способы борьбы, а правительство показало свою полную неспособность играть по правилам: «Пока я тут сижу, Закон не перепишут, остальное детали». Вобщем, впереди новенькая, последняя апелляция.

Визит Си, меж тем, может принести рекам Монголии новые огромные опасности, а точней лишить страну значимой части без того небогатых вод. Сущность 1-го из основных проектов сотрудничества — экспорт угля, переработанного в газ, и электричество. Оба процесса очень водоемкие. Несколько лет вспять мы писали о народных мятежах, прокатившихся в КНР по Внутренней Монголии в связи с созданием «угольно-энергетических баз», стопроцентно нарушивших базы жизнеобеспечения пастушеских сообществ. Одним из основных последствий добычи и переработки угля в электричество и газ является исчерпание небогатых аква ресурсов засушливых районов, богатых углем. Высыхают реки, озера и колодцы, а пастбища подвергаются постепенному опустыниванию.

Сейчас в связи с «ухудшением экологической ситуации в городках КНР» этот передовой опыт предлагается перенести в еще больше засушливую Монголию, другими словами экспортировать экологическую катастрофу, а импортировать газ и электроэнергию. Первым проектом может стать огромная экспортная ТЭС Шивее Овоо в Гоби и промышленный парк в Сайншанде, для обеспечения которых водой предлагается перебросить значительную часть воды невеликой, но трансграничной реки Керулен. Поспешное проектирование огромного водохранилища на Керулене и водовода в Гоби связано с требованиями уже наученных горьковатым опытом китайских инвесторов «обосновать бесспорное наличие аква ресурсов, достаточных для реализации проекта». Такая хитрецкая композиция приведет к тому, что без воды останутся не только лишь около 100 тыщ обитателей равнины среднего Керулена в Монголии, но так же и 30 тыщ внутренних монголов в Правом Хошуне Новейшей Барги в КНР. При всем этом будет нанесен большой вред озеру Далай, куда впадает Керулен, признанному водно-болотным угодьем интернационального значения в рамках Рамсарской Конвенции.

Так что подарки товарища Си могут обернуться троянским жеребцом для Монголии и ее трансграничных рек, более того, они могут выйти боком популяции и природе самого Китая. Показательно, что ни в каком из сотен сообщений, трактующих революционные итоги визита Си, не упоминается никаких соглашений об охране общих рек, степей и пустынь повдоль монгольско-китайской границы протянувшейся на 4500 км.

И вот сейчас в Монголию по приглашению главы страны Цахиагийна Элбэгдоржа едет президент Путин. Казалось бы, что он может добавить, не считая обещания «уравновесить геополитическое воздействие Китая»? Как ни удивительно, исходя из убеждений Монголии, Наша родина — не только лишь призрачный гарант татарской независимости в прошедшем, но так же и хотимый партнер в важных проектах развития. Только сама Наша родина об этом, или забыла, или третирует этим уж вот 20 лет кряду.

Итак, в порядке нарастания трудности Путин (наверняка) может:

— Решить, в конце концов, делему закупок татарского мяса, ибо скотоводы страны не имеют существенного выхода на наружные рынки после того как Наша родина закончила закупки их экологически опрятной продукции, которую ранее тыщами гнали через границу на бойни Бурятии и Забайкалья. Возобновив закупки мяса, Путин может отыскать достойную подмену «санкционной» говядине и баранине. Любопытно, что многие татарские бизнесмены совсем не жаждут снова гнать через границу дешевенький живой скот, а предпочли бы продавать более дорогую разделанную и расфасованную продукцию. Но это уже детали.

— Решить вопрос о проведении газопровода Алтай в КНР не через 4000-метровый перевал и плоскогорье Укок, что сгубит этот участок Глобального Наследства ЮНЕСКО, а через Татарский Алтай повдоль имеющихся дорог. Это решение может снять огромную часть экологических и этнографических аргументов против газопровода, также обеспечит Монголию голубым топливом. Беря во внимание высказанное Элбэгдоржем и Си желание Монголии и КНР сделать на троих с Россией общую концепцию развития, этот шаг кажется выигрышным со всех точек зрения. Элбэгдорж и его правительство много раз предлагали свою местность для этого газопровода.

— Путин также может дать мощнейший импульс развитию энергетической кооперации в Северо-Восточной Азии, просто доведя до Монголии ЛЭП 500, тянущуюся от ангарских ГЭС в Бурятию, но сейчас фактически неиспользуемую. Эта ЛЭП, по мнению профессионалов Института систем энергетики имени Мелентьева, — главный компонент в развития северо-азиатской суперсети, позволяющей обмениваться избытками электроэнергии и развивать возобновимые источники. Энергетическая хартия проектирует в Монголии на границе с КНР ветро-солнечный парк «Гобитэк» мощностью 100 ГВт, которому для сглаживания неравномерности в выработке энергии срочно требуется связь с маневренными источниками электричества, такими как ГЭС, ГАЭС либо газовые ТЭС, чтоб восполнить неравномерную выработку энергии ветряками. Наша родина, где заперты большие мощности неосторожно построенных ГЭС-гигантов, является лучшим источником такой маневренной энергии, что откроет «Гобитэк» перспективы устойчивого экспорта в КНР, Корею и Японию. А Наша родина «уравновесит» КНР в проекте северо-азиатской суперсети и получит огромные дивиденды. Но на данный момент даже важнее что ЛЭП 500 из Рф даст дешевенькую электроэнергию самой Монголии, которая с прошедшего года закупает в КНР в два раза либо в три раза больше электричества, чем у северного соседа.

Но действие либо бездействие, щедрость либо скупость Путина при поездке в Монголию также может принести много бед, к примеру, содействовать экспорту экологических осложнений из Монголии в общий бассейн Селенги-Байкала. В условиях бедной водой Монголии создание плотин чревато многими неудачами в самой Монголии, но еще опаснее трансграничное воздействие на русский участок Селенги, её известную дельту и экосистему самого озера Байкал, для которого Селенга — главный приток. Будут утрачены нерестилища и миграционные пути редчайших и промысловых рыб Байкала, поменяется естественный режим стока воды и наносов, ухудшатся условия для транспорта и туризма, а реакция экосистем «родильного дома» Байкала, дельты Селенги, и совсем непредсказуема. Беря во внимание, что Иркутская ГЭС уже является ведущим источником негативных воздействий на Байкал, затрагивающего все прибрежные экосистемы, добавление к этому воздействия ГЭС на Селенгу будет иметь очень нехорошие последствия как для Байкальского участка Глобального наследства, так и для местного населения.

На данный момент, благодаря жесткому неприятию идеи ГЭС на Селенге, на публике высказанной русскими ведомствами и природоохранной общественностью, Монголия получила реприманд от Комитета Конвенции по Глобальному наследству. На нем было высказано сожаление по поводу продолжения проектирования ГЭС в бассейне Селенги и требование привлечь российскую сторону к рассмотрению последствий строительства, как каждой ГЭС, так и совместного воздействия 4 планируемых плотин на Селенгу и Байкал. Татарская сторона старается избежать обнародования и проведения слушаний по уже имеющимся материалам подготовительной оценки воздействий 2-ух плотин и технических заданий на создание технико-экономических обоснований ГЭС. Эти документы сделаны на средства Глобального банка и должны пройти публичные слушания на подверженных воздействию территориях в Монголии и Рф. Ни в Монголии, ни во Глобальном банке никто серьезно не рассматривает кандидатуры строительству каскада ГЭС, хотя недопустимость его изготовления на главном притоке Байкала полностью самоочевидна.

Монголия рьяно защищает свое право нарушать правила. Так директор проекта Глобального банка по планированию ГЭС и другой инфраструктуры для горной индустрии Энхбаатар прямо заявил в июле представителям Интернациональной коалиции «Реки без границ», выступающей за поиск кандидатуры проектам ГЭС и проведение слушаний, что ими скоро займется Служба безопасности Монголии. Такую неоригинальную опасность можно было бы списать на неопытность юного управляющего, если б спустя две недели интернациональный координатор Коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов, благополучно выехав из Монголии, уже дома не нашел бы случаем в собственном паспорте печать «Депортирован из Монголии до августа 2024 года». Это 1-ый узнаваемый нам случай депортации из Монголии экологического активиста, тем паче не сопровождавшийся любым расследованием, процедурами либо объяснениями. Это доказательство того, что в Монголии, к огорчению, делему плотин на Селенге воспринимают не в ключе общей экологической безопасности в бассейне Байкала, как геополитическое противоборство с Россией.

Есть опаски, что Путин, чтоб не обострять отношений, добродушно согласится продолжить это тлеющее противоборство и даст зеленоватый свет созданию технико-экономических обоснований ГЭС «с ролью русских профессионалов». В случае беспроблемного окончания этого процесса через год у Глобального банка будет возможность отрапортовать о «ТЭО, готовых к инвестициям» и пригласить инвесторов к их рассмотрению, а у бессчетных китайских гидростроительных компаний возникнет большой стимул воплотить эти проекты в жизнь немедля. Все ранее построенные в Монголии большие гидроузлы сделаны китайцами, а всего по миру спецы КНР строят на данный момент около 350 больших плотин. Визит товарища Си не оставляет колебаний, что с этого момента КНР готова поддержать создание в Монголии обсолютно любой энергетической инфраструктуры, обеспечивающей экспорт энергии и ресурсов. ГЭС на Селенге будут построены стремительно и без всяких оглядок на экологию и местное население.

Обеспокоенные такими перспективами 5 природоохранных публичных организаций направили президенту Рф напутствие, в каком, а именно,  числится просьба поддержать правительство Монголии в поиске и реализации взаимовыгодной кандидатуры небезопасному строительству ГЭС на Селенге.

Пока поступил стандартный ответ от Администрации президента: с тем, что обращение переслано в Министерство природных ресурсов и экологии РФ для ответа по существу. Обнадеживает одно: министр Донской — председатель комиссии по социально-экономическому сотрудничеству с Монголией, и ему данная тема не чужда.