Стратегия тощих лет


PhotoXPress

В послании Федеральному собранию Владимир Путин озвучит кроме остального и решение по судьбе материнского капитала. Это и справедливо, и символично: ведь это он, ровно в том же формате, представил стране эту программку (шел еще только 2-ой срок).

Путин держит интригу, но ясно одно: об отмене материнского капитала и речи быть не может. Просто поэтому, что это была срочная программка, которая и должна закончиться к 2016 году. Вопрос в том, как президент оценит ее эффективность.

Если подходить к дилемме чисто бухгалтерски, то эффективность — низкая. Сертификатами на материнский капитала распорядилась приблизительно любая 3-я его носительница. Если динамика сохранится, то к 2016 году из 2-ух триллионов рублей, которые просит финансирование программки, многим более триллиона останутся «в резерве», ведь скорость их «освоения» находится в зависимости от волеизъявления матерей, а означает, последний сертификат может быть погашен хоть в 2031 году. Меж тем, по оценкам Минфина, только прямой вред от западных санкций в этом году составит для экономики $40 миллиардов, и еще $100 миллиардов мы недоберем из-за конъюнктуры сырьевых рынков, сначала нефтяного. Другими словами годы нас ожидают тощие, любая экономная копейка будет на счету.

Никакого инсайда у меня нет, но я более чем уверен, что в Минфине уже аккуратненько прописывают программку «заморозки» выплат по материнскому капиталу по эталону того, что было изготовлено с пенсионными скоплениями.

Но президент, естественно, не бухгалтер и заявить о провале своей программки он не может. Потому Владимир Путин наверное будет говорить о демографии — благо в прошедшем году, в первый раз в новой истории, было зафиксировано превышение рождаемости над смертностью. Итог пусть умеренный, плюс 22 тыщи человек, но это — факт, я бы даже произнес, с претензией на скрепу. Так что тему демографии стоит развить — если не в президентском послании, к подготовке которого не допускают, говорят, даже правительство, то хотя бы в газетной колонке.

Во-1-х, рождаемость в Рф вправду вырастает, но материнский капитал здесь, строго говоря, ни при чем. По данным исследовательских работ экспертных групп Высшей школы экономики и РАНХиГС, только 6% опрошенных считают, что меры гос поддержки посодействовали им «принять решение о рождении малыша, которого без этого не могли для себя позволить». Если учитывать, что «меры гос поддержки» — понятие куда более обширное, чем материнский капитал, то разумеется — его конкретный вклад в бэби-бум статистически неощутим.

Во-2-х, по экспертным оценкам, естественный прирост населения в прошедшем году был достигнут в основном за счет не роста рождаемости, а понижения смертности.

И, как ни стимулируй рождаемость, скоро эту ответственную цель придется делать в большей степени поколению 90-х, которое само родом из демографической ямы и чисто на физическом уровне не способно угнаться по абсолютным показателям за более бессчетными детками 80-х.

Так что «сбережения народа» можно достигнуть приемущественно за счет сокращения смертности. Тем паче что здесь у нас резервы практически неистощимые.

Успехи прошедшего года соц блок правительства полностью резонно связывает со значительными инвестициями страны в здравоохранение, сначала в сверхтехнологичную медпомощь. Но при урезании федеральных ассигнований в будущем году на 30% роль этого фактора, как досадно бы это не звучало, будет драматически падать.

Но есть и другие возможности, реализация которых зависит не столько от объема финансирования, сколько от эффективности работы госаппарата в целом. Возьмем, к примеру, статистику смертности от ДТП. В Рф в автокатастрофах гибнет более 25 человек на 10 000 населения в год, что выше среднемирового показателя (16,6), не говоря уж о европейских фаворитах: Голландии (4,8) либо Германии (6,1). Понижение смертности на дорогах в два раза — самое наименьшее, на что мы имеем право рассчитывать. Если повысим эффективность работы дорожной милиции и медицинской помощи на дорогах.

В Рф 550 тыщ официально зарегистрированных наркоманов, 138 тыщ из их — детки и дети. По экспертным оценкам, в Рф на данный момент более 2-ух с половиной миллионов наркозависимых. Большая часть из их умрет в течение 5—7 лет. А ведь это, обычно, люди репродуктивного возраста, которые, по факту, заберут с собой в могилу и собственных неродившихся малышей. По данным ООН, на Россию приходится 21% мирового употребления героина, а есть ведь еще различные заменители и новенькая неудача — спайсы. В общем, неэффективная, мягко скажем, работа госнаркоконтроля и милиции стоит нам нескольких сотен тыщ жизней россиян в год.

Еще полмиллиона граждан мы теряем из-за осложнений со здоровьем, вызванных чрезмерным употреблением алкоголя. На 500-миллионный Евросоюз, включая полностью для себя пьющие страны бывшего восточного блока, приходится 120 тыщ спиртных смертей в год. Наш показатель в 12,5 раза больше, и это системный провал гос политики.

Словом, наше правительство в его сегодняшнем состоянии обеспечить сбережение народа не способно — и дело совсем не в рассредотачивании экономных потоков.