Стройся

 

Алексей Комаров — «Новенькая»
А знал ли «Банкпроект», что он строит корпуса РОНЦ?
Так был должен смотреться онкоцентр. Макет, 1995 г.

Неудача, если у страны нет средств на спасение тяжелобольных малышей. Вдвойне неудача, если средства есть, но они разворовываются. И совершенно нет слов, когда они лежат втуне из-за бюрократических проволочек.

Мы желаем поведать вам историю 1-го долгостроя, в какой нашлось место всем трем ситуациям. Для чего? У нее еще может быть счастливый конец.

 

Когда открываешь веб-сайт Научно-исследовательского института детской онкологии и гематологии им. Н.Н. Блохина, на главной страничке видишь картину: комплекс из 4 ромбовидных корпусов. Так должен смотреться наикрупнейший в мире центр по исцелению онкологических болезней у малышей. В нем кроме комфортных одно- и двухместных палат в общей трудности на 250 коек должен расположиться к тому же пансионат для родителей на 100 мест.

Идею изготовления подобного центра для больных раком малышей доказал еще в 80-х годах прошедшего века директор НИИ детской онкологии Русского онкологического научного центра (РОНЦ) РАМН Лев Дурнов. Постановлением Совета министров РСФСР № 1096 от 09.07.90 г. было принято решение о строительстве. До выполнения собственной мечты Лев Абрамович не дожил.

Строительство началось в 1994 году, уже в другой стране. Меж муниципальным предприятием «Внешстройимпорт» и турецкой компанией «Аларко» был заключен договор, по которому оплата турецкой стороне за выполненные работы осуществлялась в счет поставок в республику русского природного газа. Бетонные корпуса поднимали довольно стремительно, но в 1997 году поменялась система поставок газа в Турцию, и с 1998 года «Аларко» закончила получать средства за выполненные работы. (Статью в бюджете, как и многие другие, секвестрировали.) В 1999 году бетонные коробки законсервировали, строительство — заморозили.

А ведь тогда нужны были только внутренняя отделка и установка оборудования, которое было куплено либо подарено центру фактически в полном объеме. (Сейчас значимая часть уникальной медтехники невозвратно утрачена.)

Сумма долга перед турецкой стороной всегда изменялась (в связи с частичным погашением) от 14 млн баксов до 7,3 млн баксов. В 2001 году русское правительство предлагало зарубежной компании отказаться от всех претензий за 4,8 млн баксов, но «Аларко» сочло сумму недостаточной. «Управление компании решило в трибунал не подавать, а находить инвесторов. И находили. Но так и не отыскали. Потому мы просто охраняем площадку, что обходится компании в 100—150 тыс. долл. в год. Расходы на охрану турецкая сторона включает в общую сумму долга русского страны по этому проекту», — заявил гендиректор «Аларко» в Рф Реджеп Кессе три года вспять1. Г-н Кессе не ответил на запрос «Новейшей газеты», потому мы на данный момент не знаем, как разрешилась проблемка — и разрешилась ли вообщем.

Компания-контрактодержатель «Внешстройимпорт» в 2008 году преобразовалась в ОАО «Особенные экономические зоны» с уставным капиталом 8 миллиардов рублей. Она при желании издавна могла бы решить все вопросы с «Аларко», но, разумеется, не стала.

Ни 1-го судебного иска в Рф мы не нашли. Ни от Минздрава либо правительства РФ к «Аларко», ни от «Аларко» — к властям.

Мы попробовали прояснить ситуацию в РОНЦ, но получили только лаконичный ответ управляющего пресс-службы центра Натальи Загорской, смысл которого можно свести к утверждению: на данный момент все отлично, стройка идет.

 

Новый проект

Вопрос в том, какая как раз стройка? За годы простоя проект не только лишь постарел, но так же и морально устарел. Потому в 2009 году компания «Гипрокон» разработала новый проект строительства. Новый комплекс станет больше — это не только лишь целебный центр, но так же и научное учреждение, где расположатся современные диаг-ностические лаборатории.

В 2009 году разработчики проекта оценили новое, на самом деле, строительство в 10,8 миллиардов рублей. При выделении соответственных средств работы можно было окончить за три года.

При всем этом Минздрав выслал заявку на согласование в правительство еще в конце 2008 года, но только 31 марта 2011 года вышло распоряжение № 229 «Об осуществлении экономных инвестиций в строительство Научно-исследовательского института детской онкологии и гематологии Учреждения Русской академии медицинских наук Русский онкологический научный центр имени Н.Н. Блохина РАМН».

Согласно приложению к документу, строительство должно закончиться в 2016 году и обойдется бюджету в 15,57 миллиардов руб. Включая уже потраченные средства. Как и на что они были потрачены?

 

Крадут!

С 2002 года на объекте появились и другие подрядчики кроме «сторожей» из «Аларко». Кто это был и чем как раз они занимались, понятно очень фрагментарно. Зато есть полностью четкая цифра экономных средств (в том самом приложении), вложенных в законсервированный долгострой за восемь лет: 929,3 млн рублей.

С 2006 года, когда в полную силу заработал закон о госзакупках, все договоры, связанные с освоением экономных средств, появились в открытом доступе. Потому мы знаем, что в ноябре 2006 года ООО «Многоотраслевое производственно-коммерческое предприятие «Банкпроект» заключило с РОНЦ два договора на общую сумму более 314 млн рублей, срок воздействия которых завершился исключительно в декабре 2010 и декабре 2011 года. Что можно было сделать за настолько умеренные средства? Пожалуй, только не дать построенным корпусам совсем развалиться.

Но летом 2010 года был заключен очередной договор на «выполнение работ предварительного периода и первоочередных мероприятий по сохранению подземной части корпусов «Б», «В», «Г» НИИ детской онкологии и гематологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН». Только заказчиком в данном случае выступал не сам онкоцентр, а ФГУП «Управление служебными и жилыми зданиями» (УСЖЗ) Русской академии медицинских наук. (Напомним, что РОНЦ подведомствен как раз РАМН.) Фаворит аукциона, ООО «Энергосистема 2000», был должен получить из бюджета 513 млн рублей.

Для чего необходимо было заключать новый договор, если старенькый, с «Банкпроектом», еще действовал? Об этом мы узнали, изучая преступную хронику. В сентябре 2011 года в Москве был задержан генеральный директор «Энергосистемы 2000» Павел Красовский. (Отметим, что арест проводили сотрудники ГУ МВД по ЦФО, а эта структура отлично известна на рынке как «сечинский спецназ». Другими словами политическая воля к строительству центра, разумеется, выразилась не только лишь в подписании постановления (Путиным), но так же и в более пикантных, хотя и настолько же нужных поручениях.)

По версии следствия, компания Красовского выиграла аукцион УСЖЗ не случаем. Ведь одним из ее учредителей является начальник управления серьезного строительства РАМН Александр Шубин. Он, как и глава ФГУП «УСЖЗ» Олег Капура, был объявлен в федеральный розыск и подался в бега.

Естественно, им очень не хочется встречаться со следователями и разъяснять, почему «Энергосистема» получила средства за работы, которые уже были выполнены «Банкпроектом».

Кстати, нам пока не удалось узнать, разорван ли договор с компанией Красовского — Шубина.

 

Несостоявшийся аукцион

Но это, вобщем, уже не настолько принципиально, так как РАМН сейчас формально не имеет дела к строительству онкоцентра, — распоряжением Путина застройщиком назначен непосредственно РОНЦ.

Казалось бы, сейчас нет никаких беспристрастных обстоятельств для того, чтоб откладывать строительство. Бюрократические формальности, пусть и с боями, улажены, средства — и огромные — выделены. Осталось избрать подрядчика и заключить договор. Вобщем, и выбирать не надо — просто объявить в согласовании с законом аукцион, в каком одолеет наисильнейший.

И аукцион был объявлен, правда, исключительно в декабре, через девять месяцев после выхода в свет распоряжения правительства! Допустим, вправду требовалось время для подготовки документации. Но качество этой работы можно поставить под колебание.

Одним из возможных участников аукциона был тот «Банкпроект». И правда, почему не побороться за право достроить объект, с которым возишься уже много лет?

Выяснилось, что документация была составлена так, что «Банкпроект» принять роли в аукционе не мог при всем желании. Процитируем жалобу гендиректора организации Кобецкого, адресованную Федеральной антимонопольной службе (ФАС): «Заказчиком не расположена <…> проектно-сметная документация. <…> В аукционной документации содержится ссылка на закон о бюджете Санкт-Петербурга: «Оплата выполненных подрядчиком работ осуществляется в границах годичного лимита финансирования, установленных законом о бюджете Санкт-Петербурга2. <…> Заказчик производит авансовый платеж в размере до 30% от цены договора. Данный пункт не дает возможности участнику аукциона найти размер процентов выплаты аванса, что ограничивает возможность роли в аукционе».

По жалобам «Банкпроекта» и, может быть, других возможных участников, конкурсную документацию подправили, но, видимо, не до конца. В конечном итоге единственным участником аукциона (на сумму более 1,3 миллиардов руб.), состоявшегося 13 декабря 2011 года, оказалось ООО «УС-200».

Эта компания уже привлекалась РОНЦ для проведения полгого ремонта. В конце 2010 года ООО «УС-200» заключило и исполнило 17 договоров на общую сумму 34 млн рублей. Показательно, что эта компания на радостях даже сменила юридический и фактический адресок и переехала ближе к РОНЦ, на Каширское шоссе, дом 23, строение «А» (сервис «Yandex.Карты» ничего о схожем здании не знает).

Вобщем, даже это не посодействовало «УС-200». Компания, естественно, одолела в аукционе, будучи единственным участником, но в тот же день, 16 декабря 2011 года, протокол подведения итогов аукциона был отменен. Почему и по чьей инициативе — непонятно. Письмо, отправленное на электрическую почту «УС-200», осталось без ответа, а телефоны организации отвечают только длинноватыми гудками.

2-ая попытка провести аукцион на ту же сумму была отмечена месяц спустя, 13 января 2012 года. В сей раз торги и совсем не состоялись, так как количество участников аукциона, выражаясь официальным языком, оказалось меньше единицы.

Другими словами во всей большой Москве с ее мощным стройкомплексом не нашлось ни единой компании, готовой освоить 1,3 миллиардов экономных рублей.

Разумеется, обстоятельств может быть две. Или качество подготовки аукционной документации, о чем мы уже ведали, или несопоставимость объема работ и финансирования (это, вобщем, навряд ли — в том году денежные условия устраивали и «УС-200», и «Банкпроект»). В любом случае это вопросы к заказчику строительства — к РОНЦ.

На наш официальный запрос в центре не ответили, потому ситуацию пришлось учить «в поле». Долгострой на Каширском шоссе окружен бетонным забором, а у ворот, за которые сторонним, в том числе журналистам, проходить запрещено, размещен информационный щит. На нем написано, что на местности ведется строительство НИИ детской онкологии и гематологии. Заказчик — РОНЦ. А генподрядчик — «Банкпроект».

Интересно, как компания может быть названа генподрядчиком, если она даже не смогла принять роли в аукционе? Ссылки на ранее заключенные договоры не к месту, так как там речь шла не о строительстве, а о реконструкции и ремонте. Это совершенно различные вещи, и юридически, и по факту.

Понаблюдать за тем, что происходит за забором, удалось из примыкающего сквера. Никаких следов масштабной стройки нет — ни техники, ни рабочих. Корпуса имеют ставший за годы обычным удручающий вид.

Вобщем, наивно было ждать другого, зная главное — аукцион на строительство не состоялся, договор не заключен.

Наша газета всегда поддерживала РОНЦ, доктора которого выручали и продолжают выручать детские жизни. Потому браниться не будем. Лучше пожелаем фортуны.

Проведите, в конце концов, аукцион. Заключите договор. Репортаж с главной стройплощадки страны — за нами.

1«Клиническое многоборье». —  «Время новостей». 09.04.2009.
2Вообщем таких увлекательных ссылок создатели письма отыскали сразу же три.


P.S. Мы пробовали получить ответы всех заинтересованных сторон. Не только лишь РОНЦ, «Аларко» и «УС-200», но так же и РАМН, и «Банкпроекта». Но на запросы пока не ответил никто.