Теория относительности ВВП

Одним из самых приметных политических событий последней предвыборной недели стали, как это ни удивительно, выступления ученых-экономистов. Первым общественности был презентован экономический доклад, приготовленный коллективом создателей Русской академии под управлением директора Института экономики РАН, член-корреспондента Руслана Гринберга. Ученые поставили под колебание экономическую политику, которая проводилась в течение последних восьми лет, так как она, невзирая на достижение ряда положительных макроэкономических сдвигов, не решила главной трудности: неизменного ухудшения состояния социальной сферы.

На заседании экономического клуба компании ФБК также собрались очень влиятельные специалисты: управляющий Центра социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер, управляющий Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, ректор Русской экономической школы Сергей Гуриев и другие. Они выступили с критичным анализом реформ путинской восьмилетки (см. таблицу) и признали, что Медведеву предстоит решить еще более сложные задачки, чем его предшественнику. Если вспомнить, что немногим ранее звучный доклад в Высшей школе экономики сделал директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар, то станет разумеется, что умственная элита общества созрела для критичного и при всем этом общественного анализа состояния и перспектив российскей экономики.

Потому «Новая» начинает серию публикаций, в каких будет знакомить вас с позицией ведущих ученых и профессионалов в области экономики.

Основная проблемка — правительство

Евгений Гонтмахер, управляющий Центра социальной политики Института экономики РАН:

— Экономические итоги, с которыми Наша родина подошла к президентским выборам, очень неутешительны.

Во-1-х, проблемка инфляции. Росстат рассчитывает инфляцию на базе потребительской корзины верхнего среднего класса. В нее включается бескостная говядина, бескостная свинина, баранина, фрукты, а посреди непродовольственных товаров — меха. Огромное упущение, что нет автомобиля. Потому для верхнего среднего класса инфляция все эти годы вправду была такой, какой нам ее представлял Росстат. Если же говорить о половине нашего населения, которая получает немного (пожилые люди, бюджетники), то у их половина доходов уходит на продукты питания, остальное — на коммунальные платежи, лекарства, транспорт. Для их инфляция, по последней мере последние два года, была не ниже 20%.
Вообщем посреди государств «восьмерки» есть одна страна из Латинской Америки. Это Наша родина. Беднейший слой составляет на сегодня практически третья часть населения нашей страны. Потому, чтоб 20% среднего класса перевоплотился в 60%, должна пройти целая эра.

Еще одна проблемка в том, что практически половина нашего населения, в главном трудоспособного, фактически не получает медицинскую помощь. Выписка больничного листа, естественно, не в счет. У рабочего человека просто нет времени посиживать в больнице в очередях, а на платную медицину не хватает средств. На Западе работающие имеют медицинскую страховку, у нас же корпоративная страховка есть только у 7—8% работающих. Есть сектора экономики, где вообщем нет соцпакетов. Эта ситуация очень очень подрывает наше будущее. На здравоохранение у нас тратится в два раза меньше (в процентах от ВВП), чем в европейских странах, на которые мы пытаемся приравниваться.

Очень тревожно разделение нашего общества исходя из убеждений способностей для обычной карьеры. Потому, естественно, масштаб сегодняшних осложнений, сначала в социальной сфере, для нового президента несопоставим с теми неуввязками, какие были у Владимира Путина в 2000 году.

Основная проблемка, об этом произнес сам уходящий Владимир Владимирович, — это правительство, которые мы имеем. Оно не способно проводить системно удачные реформы. Если они и становятся успешными, то это почти во всем благодаря некоторым случайным счастливым стечениям событий. Ситуация такая, что мы должны проводить сразу же комплекс реформ. И вот на это наше правительство пока не способно. В этом основная опасность и главный вызов на наиблежайшие годы.

С колен нас подняли нефтедоллары

Евсей Гурвич, управляющий Экономической экспертной группы:

— Дополнительный доход от экспорта нефти за последние восемь лет по сопоставлению с 1992—1999 гг. с поправкой на инфляцию составил около $500 миллиардов, при этом $450 миллиардов из их приходится на последние четыре года. Это очень помогает «встать с колен». Но нельзя же говорить, что рост этих цен — стопроцентно награда наших восхитительных властей.

Во всех переходных экономиках в период после спада начинается экономический рост и начинают работать рыночные механизмы. Потому то, что на данный момент так резко говорят о «страшных девяностых», это как минимум чиновничья неблагодарность. Практически мы на данный момент пожинаем плоды того, что было создано в тот период.
В чем все-таки тогда роль властей? Нужно не ассоциировать, а глядеть, что было изготовлено, что достигнуто. Во время первого срока Путина проводилась очень высококачественная макроэкономическая политика, была начата и на данный момент заканчивается реформа электроэнергетики, проведены некоторые институциональные реформы, к примеру земляная.

Предшествующее восьмилетие по сути было очень тяжким. Прогресс очевиден исключительно в построении муниципальных институтов.

С начала второго срока заместо построения рыночной экономики мы начали строить бизнес — в прямом и в переносном смысле. Реформирование естественных монополий закончилось, но стали создаваться госмонополии в большом количестве, на замену приватизации пришла бюрократизация.

Естественно, что в таких условиях нельзя было говорить о каком-то инноваторском развитии. У нас практически нет конкурентоспособной продукции. В итоге мы остались сырьевой, монополизированной, огосударствленной экономикой со слабенькими институтами. К этому можно добавить еще недоверие к властям: не считая президента Путина, не доверяют никому: ни правительству, ни парламенту, ни партиям. Выражается это все в слухах о будущих дефолте и деноминации. А это очень небезопасно, так как вся экономика держится на доверии и такая среда становится почвой для самореализующихся кризисов. Желаю привести цитату Путина: «Проблемы наши заключаются в лишнем вмешательстве страны в те сферы, где его не должно быть, и отсутствии там, где оно необходимо».

На данный момент сначала нужно вести адекватную макроэкономическую политику, так как она является основой удачной экономики страны. В последний год была сотворена очень подходящая макроэкономическая политика, в конечном итоге мы получили большой приток зарубежного капитала. Но, чтоб года через три мы вправду не получили кризисной ситуации, нужно серьезно заняться решением трудности коррупции, зачем неотклонимым условием является существование свободных СМИ.

Анонс

В последующем номере читайте интервью с Русланом Гринбергом. Директор Института экономики РАН поведал «Новой» о том, почему не удается приостановить примитивизацию экономики, в чем польза политической конкуренции и почему нельзя фетишизировать рост ВВП.