Точечный удар по долговой яме

«Тяжкая актуальная ситуация», «набрали кредитов, нечем платить», «не одобряют заем — нехорошая кредитная история» — такими безотрадными словосочетаниями пестрят русские денежные форумы в ближайшее время. Разумеется, что подобного рода площадки сами по для себя предназначены для обсуждения сложных валютных осложнений, но их масштаб и распространенность принуждают задуматься о будущем заемщиков и перспективах русского рынка розничного кредитования в целом.

На рынке есть две главные трудности: с одной стороны, чрезвычайно закредитованные граждане не могут возвратить долги (которые иногда исчисляются миллионами рублей) либо перекредитоваться, а с другой — потенциальные заемщики все почаще получают безосновательные, на их взгляд, отказы в получении ссуд.

Об опережающем росте рынка займов для физических лиц стали говорить еще пару лет вспять. «Тогда это воспринималось как признак стабилизации экономики, но потом оказалось, что меры было надо принимать уже в то время», — считает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

С 2012 года ЦБ не раз объявлял о так именуемой политике «остывания рынка» и, казалось бы, не напрасно: с впечатляющих 40% годичного роста во времена «кредитного бума» рынок «притормозил» до 20% по состоянию на июнь 2014 года. Посреди мер, принятых Центробанком, — увеличение неотклонимого уровня банковских резервов и коэффициентов риска по необеспеченным займам, также принятие закона «О потребительском кредитовании».

Но научный сотрудник «Центра развития» НИУ ВШЭ Дмитрий Мирошниченко именует шаги ЦБ «догоняющими», потому что замедление темпов роста кредитования вышло бы и естественным образом в силу падения потребительского спроса. По последней мере, предстоящее вмешательство ЦБ РФ с целью торможения рынка смотрится маловероятным, потому что «остывание» рынка уже вышло и длится без помощи других.

Делему иллюстрируют не только лишь оценки профессионалов, но так же и огромное количество личных историй людей, попавших в затруднительное положение в связи с большими долгами по кредитам. Практически каждое 2-ое сообщение на форумах заемщиков содержит внутри себя слова «просрочка» и «перекредитование» — главные спутники «кредитной кабалы». Различаются только числа: шокирующие истории о утраты работы при наличии нескольких кредитов на 3—5 миллионов рублей чередуются с рассказами о еще наименьших по сумме, но более драматичных по последствиям займах.

Брать настолько большие кредиты в банках население вдохновляло, вероятнее всего, чувство экономического благополучия, возникшее в посткризисную эру «кредитного бума». У многих тогда обеспеченных семей появилась возможность совершить издавна запланированную крупную покупку: квартиру, автомобиль либо дачный участок,  пусть и взаем.

«Взять кредит меня вынудило желание выстроить дом, но скоро супруг растерял работу. Расходы и так были значительные: учеба малышей, пища, коммунальные услуги и прочее. Пришлось пользоваться всеми одобренными кредитными картами», — пишет юзер 1-го из форумов. В конечном итоге дом не достроен, а долги на более чем на два миллиона рублей не оплачены.

Вот цитата из рассказа другого юзера, ясно демонстрирующая, как глубоко можно оказаться в долговой яме: «Как выпутаться из ситуации?! 2 потребкредита, 7 кредитных карт, которые нельзя финансировать поновой, и займы, которыми пробовала погасить кредиты». Сумма еще больше впечатляющая — 3,8 миллиона рублей.

Как гражданам выходить из такой ситуации — совсем неясно. Ведь и наименее большие займы часто причиняют людям массу мигрени. К примеру, штрафы за просрочку иногда превосходят размер самого кредита, а перекредитоваться оказывается уже нельзя: «С текущей просрочкой взять обыденный кредит фактически нереально. И маловероятно взять залоговый», — пишет юзер 1-го из форумов. Выходит, что даже маленькая невыплата в назначенный срок может поставить крест на возможности получения кредитов в предстоящем.

Более того, все почаще встречаются истории об отказах в потребительских займах лицам с хорошей кредитной историей. Не выручает, в том числе, и справка о доходах — заявки на кредиты, по словам юзеров, «режут на корню». Пока довольно тяжело говорить о реальной распространенности данного явления, но все таки кредитная политика денежных институтов очевидно ужесточилась.

Специалисты сходятся в утверждении, что сегодняшнее тяжелое положение заемщиков почти всегда разъясняется падением платежеспособности населения в связи с замедлением экономического роста в стране. По мнению Дмитрия Мирошниченко из ВШЭ, в таких условиях последующие перспективы развития рынка потребительского кредитования полностью зависят от динамики конфигурации доходов россиян. Так, при умеренном росте платежеспособности населения происходит равномерное замедление темпов роста кредитования до обычного уровня вместе с увеличением надежности выдаваемых кредитов. Другой вариант еще наименее оптимистичен: резкое сокращение зарплат приводит к суровым потерям для банков и к социальной непостоянности в русском обществе.

К огорчению, действительное положение дел сейчас более приближено ко второму варианту. Как сказал «Новейшей» партнер ФБК Игорь Николаев, располагаемый личный доход населения только за июнь сократился на 3%, а рост просрочек по кредитам физических лиц достигнул собственного максимума с 2009 года.

Потому говорить как раз об «ухудшении доступа» к кредитованию для русского населения сейчас было бы не совершенно корректно. Явна динамика ужесточения критерий выдачи займов, но на фоне текущей экономической конъюнктуры это смотрится целесообразным шагом со стороны кредитных организаций. «С одной стороны, эти меры ведут к понижению закредитованности населения, а с другой — к улучшению кредитных ранцев банков», — считает Дмитрий Мирошниченко. Этот стабилизационный процесс сам по для себя эксперт оценивает позитивно, отмечая в то же время, что в экономике, близкой к стагнации, тяжело рассмотреть положительные последствия.

Что касается экономических санкций Запада, то они не должны впрямую сказаться на технических условиях кредитования физических лиц. Все же они увеличивают уровень неопределенности посреди инвесторов и еще посильнее усугубляют экономическую обстановку в стране, комментирует «Новейшей» Игорь Николаев. Есть у их, но, и больше точечное воздействие на сектор потребительского кредитования: вводя запрет на вербование некими русскими банками зарубежного капитала, санкции тем уменьшают их ликвидность, что может с течением времени сказаться на количестве выдаваемых займов и на их процентной ставке. Также существует опасность распространения санкций на другие банки и ужесточения их содержания, как то, к примеру, изъятие всех иностранных активов.

Отвечая на вопрос о возможных опасностях для нашей экономики со стороны Запада, эксперт Игорь Николаев сначала отметил разные меры европейских государств по уходу от энергозависимости, для обозначения которых сам он употребляет термин «обходительные санкции». Не тайна, что русский экспорт на львиную долю состоит из реализации газа и нефтепродуктов, потому такой ход нанесет сильный удар всей российскей экономике, не говоря уже о потребительском кредитовании.