Убить и дать кредит

Когда я слышу фразу «муниципальная поддержка малого бизнеса», то не знаю уже, за что хвататься. Можно, вобщем, ухватиться за голову и написать текст, лишенный чувств и заполненный цифрами.

Итак, главный тезис, который не оспаривает ни один из представителей экономического блока правительства, звучит так: малый бизнес в Рф делает 19—20% ВВП, и это как минимум в два раза меньше, чем в продвинутых странах. В то же время и сероватый, неформальный сектор у нас делает приблизительно пятую часть ВВП, а если б он работал «вбелую», то мы имели бы нормальную «европейскую» статистику.

Можно сделать возражение, что, по оценкам Глобального банка, «в тени» у нас формируется практически половина государственного дохода, но это совместно с незаконной торговлей орудием, наркотиками, коррупцией. Если ввести градацию от «темного», которое никогда не выйдет на свет, к «сероватому», которое скрывается от очень сильной «солнечной» радиации нашего страны, то получим согласованную оценку. Каждый 4-ый рубль в стране, создаваемый приемущественно малыми и средними предприятиями, не полностью легален только поэтому, что не сделаны условия для его неопасного и действенного «обеления».

По оценкам министра денег Антона Силуанова, теневое состояние половины малого бизнеса обходится в 3 триллиона рублей в год федеральному бюджету (корпоративные налоги) и еще 2 триллиона рублей региональным бюджетам (НДФЛ).

На фоне этих цифр экономные маневры с экономией около 300 миллиардов рублей в год за счет отказа от накопительной части пенсии кажутся ролевыми играми молодых клерков.

А «меры гос поддержки» — просто лабораторный опыт. Была, к примеру, хорошая с концептуальной точки зрения мысль предоставить субъектам малого бизнеса, арендующим помещения, право их приоритетного выкупа. Этим правом, по оценкам Минэкономразвития, пользовались более 32 тыщ малых бизнесменов. При общем их количестве в стране, превосходящем 5,5 миллиона единиц.

Сокращение количества проверок с 2009 года — тоже шаг нужный, хотя именовать это формой поддержки было бы цинично. Как указывает статистика, рвение проверяющих было ограничено не до конца. В 2010 году, к примеру, контролирующие органы в Рф издержали на проверки 91,2 миллиардов рублей, а общая сумма взысканных штрафов составила 12,5 миллиардов рублей. Другими словами мы тратим средства налогоплательщиков на то, чтоб этих налогоплательщиков тиранили, при этом часто необоснованно. Вобщем, официальная статистика не учитывает суммы «неформальных отчислений», уплаченных в процессе таких проверок.

Нельзя забывать, естественно, и о том, что никто и ни в чем же не ограничивает правоохранителей. А работают они рьяно. Когда готовился проект экономической амнистии, была названа цифра: 110 тыщ бизнесменов находятся под следствием, в СИЗО либо в кутузке. Уголовное преследование в рамках амнистии, кстати, было прекращено в отношении тыщи из их.

Хорошая — на бумаге — мера поддержки малого бизнеса —  это квотирование под него госзаказа. По плану, на данный момент «дети» должны уже обеспечивать 15% госзакупок, а к 2018 году — 25%. Но, по словам премьер-министра Дмитрия Медведева, прямо на данный момент в регионах толика малого бизнеса в госзаказе составляет 2%. Любопытно, что остается от этой числа, если очистить ее от фирм-однодневок, только притворяющихся малым делом?

Поэтому-то не так просто отыскать мотивацию, чтоб поверить в еще одну концептуально неплохую идею. Премьер-министр и экономический блок предлагают выделить 100 млрд рублей из Фонда государственного благосостояния для льготного кредитования малого бизнеса под муниципальные же гарантии. Оператором проекта должен стать Внешэкономбанк, структура, которая практикуется на работе с большими и очень большими клиентами. А кредитование «детей» — это отдельное и сложное направление в банковском бизнесе, компетенции в каком приходят только с опытом.

Зато если малый бизнес необходимо не поддержать, а напротив — все выходит успешнее некуда. К примеру, в этом году страховые взносы повысили до 36,5 тыщи рублей. Как итог, за 1-ый квартал закрылись 300 тыщ малых компаний, а в июле, к примеру, — 40 тыщ. Сейчас взносы решено возвратить к прежнему уровню и подымать равномерно — но разве из этого следует, что уничтоженные предприниматели возвратятся на рынок?

Быстрее уж они останутся в неформальном секторе либо пополнят ряды бюджетников. На которых, вобщем, в бюджете уже и излишних средств нет. Людям, которые делали сами себя, в новой Рф делать нечего.

 

Официально

«Новенькая» спросила уполномоченного по защите прав бизнесменов Бориса Титова — какова динамика количества и свойства обращений в его аппарат с момента его предназначения в июне прошедшего года (ведь одно дело, когда бизнес в отчаянии пишет президенту, а другое — омбудсмену, другими словами по адресу) на фоне заявленной поддержки малого и среднего предпринимательства?

Борис ТИТОВ, уполномоченный при президенте по защите прав бизнесменов:

— Аппарат уполномоченного практически заработал с 1 января 2013 года. Но обращения в мой адресок вправду стали поступать с момента моего предназначения в июне 2012 года. Когда мы начинали нашу деятельность, были еще вопросы — будет ли институт уполномоченного маленьким и спец, разбирающим маленькое число важных случаев, либо придется работать в промышленных масштабах. На данный момент уже ясно, что обращений много и поступать в большом количестве они будут еще длительно. Касательно динамики, то она вырастает, но это связано не с ухудшением работы госаппарата, а с тем, что бизнесмены стали узнавать про институт уполномоченного, стали понимать, в чем и чем мы можем им посодействовать. Качество обращений естественно очень разнится. В особо возмутительных случаях люди, обвиняемые по тяжким статьям УК, пишут нам, даже не обзаведясь адвокатами. На удивление много обращений, в каких нас требуют содействовать возбуждению уголовных дел. Другими словами находятся пробы втащить уполномоченного в корпоративные споры. Такие обращения мы переправляем в третейский трибунал Торгово-промышленной палаты, комиссию по этике Русского союза промышленников и бизнесменов, предлагаем сторонам провести функцию медиации.

 

Статистические данные по обращениям бизнесменов на 1 сентября 2013 года

1. Категория «административные дела» —  3324.

В том числе:

  • поступило уполномоченному и передано в работу аппаратам публичных омбудсменов — 737 (из их в работе — 492; на контроле — 73; закрыто — 172);
  • поступило в работу региональным уполномоченным — 2587.

2. Категория «уголовные дела»: 950.

В том числе:

  • поступило в работу уполномоченному — 773 (из их в работе — 273; отработано — 500);
  • поступило в работу региональным уполномоченным — 177.

Итого обращений бизнесменов:

  • поступило в аппарат всего 1510, из их отработано и снято с контроля — 672;
  • поступило региональным омбудсменам всего 2764, из их отработано и снято с контроля — 1916.

 

Инициативы в отношении малого бизнеса (за последние 18 месяцев)

«Либеральные»

1. Прошлой осенью с подачи Минэкономразвития в Уголовный кодекс были внесены (что не всегда случается с прогрессивными инициативами этого министерства) поправки, не дозволяющие возбуждать уголовные дела по статье «Мошенничество» без заявления потерпевшего (кроме злодеяний, причинивших вред компаниям с той либо другой толикой муниципального роли).

2.  Финансовая амнистия — тяжелый ребенок Бориса Титова, Госдумы, Генпрокуратуры и Владимира Путина — хоть и появилась на свет с недостатками, но благодаря ей на 30 сентября 2013 года был амнистирован 1021 человек. Весной, до начала реализации проекта, его создатели рассчитывали, что амнистия может коснуться приблизительно 2-ух третей от 13,6 тыщи осужденных по экономическим статьям, которые находились в местах лишения свободы на 1 января этого года.

3. За предложенные летом деловыми организациями (подписи в поддержку идеи собирает даже путинский «Народный фронт») «налоговые каникулы» для личных бизнесменов, другими словами освобождение их от всех налогов на определенный срок, ожидаемо «вписалось» Минэкономразвития. Но не премьер-министр Медведев и Минфин — они поддержали «налоговые каникулы» отчасти. «Распространять надлежащие возможности на все виды деятельности было бы точно заблаговременно», — заявил Медведев на днях.

4. Общероссийская организация «Деловая Наша родина» сначала года предложила ввести кратные штрафы заместо реальных сроков за экономические злодеяния — по аналогии с таким же, уже введенным, наказанием по коррупционным делам.

5.  Борьба за льготы по страховым взносам для IT-компаний. В августе этого года Минэкономразвития отдало положительный отзыв на поправки в закон о страховых взносах, которые разрешают воспользоваться льготами (14% взносов заместо 30%) IT-компаниям с численностью служащих от 7 человек (на данный момент — от 30). А Минсвязи предлагает продлить действие льгот, которое завершится в 2017 году, до 2020 года.

 

«Ограниченные»

1. С 1 января этого года более чем вдвое возросли страховые взносы в Пенсионный фонд для самозанятых личных бизнесменов — с 17 208 до 35 665 рублей в год. Уже в феврале, после ожидаемо резкого сокращения числа личных бизнесменов, правительству поручили пересмотреть ставку, но в положенный срок решение так и не было принято, и ставка осталась на прежнем уровне.

2. Существенное увеличение тарифов на подключение электроэнергии для бизнесменов с июля-августа этого года. В сентябре предприниматели нескольких регионов даже обратились за поддержкой в территориальные Торгово-промышленные палаты. ТПП РФ хочет обратиться к правительству.

Подготовил
Никита ГИРИН