Уволен, не уволен все равно

 

Петр Саруханов — «Новенькая» Правительство интенсивно взялось за ревизию имущества, доходов и расходов муниципальных служащих. Но это далеко не единственная соц группа, которая навострилась извлекать сверхдоходы из собственного привилегированного положения. Так что на данный момент самое время вспомнить и о «золотых парашютах» — другими словами многомиллионных выплатах топ-менеджерам больших компаний, которые они получают при разрыве трудового договора и некоторых похожих оказиях.

«Золотой парашют» придуман в США, а в Россию равномерно интегрирован совместно с другими издержками капитализма. Но на российскей почве прижился очень своеобразно.

И в Штатах, и в Европе на данный момент с «золотыми парашютами» интенсивно борются, видя в их одну из обстоятельств глобального кризиса (подробности вы сможете выяснить, прочитав материалы наших собкоров). В Рф же власть не направляет на эту практику никакого внимания.

Это вдвойне удивительно, так как капитализм у нас — муниципальный, а означает, многомиллионные выплаты в большинстве собственном — совсем не причуда частников, свободных распоряжаться своими средствами. Исследование «Новейшей», в каком мы обобщили самые звучные случаи выдачи «золотых парашютов», только подтверждает этот тезис. За редкими исключениями, речь шла о менеджерах, которые или работают в компаниях, толика в каких прямо либо косвенно принадлежит государству, или получили высокий пост по протекции федерального правительства. Не считая того, всегда наблюдается обоюдный переток кадров из органов власти в квазичастный бизнес и назад. И еще: очень нередко топ-менеджеры выписывают мегабонусы сами для себя, потом доказывая — и удачно — законность таких действий в суде.

Вобщем, в игнорировании парламентариями темы «золотных парашютов» может быть и практический смысл — они ведь сами на их подспудно рассчитывают. И не напрасно. К примеру, видный единоросс Владимир Пехтин, покинувший Госдуму после скандала с недвижимостью в Майами, возможно, обретет хлебную должность в ОАО «Русгидро», а его экс-коллега Алексей Кнышов, утратив мандат, получил попорядку на строительство силами афиллированных с ним компаний дороги Ростов на дону — Азов (19 км за 7,5 миллиардов руб.).

 

Владимир СТРЖАЛКОВСКИЙ,
экс-гендиректор «Норильского никеля»

«Норильский никель» — наикрупнейшая русская горно-металлургическая компания. Посреди ее акционеров: холдинги «Интеррос» Владимира Потанина и «Металлоинвест» Алишера Усманова, «Русал» Олега Дерипаски.

В декабре 2012 года Владимир Стржалковский ушел с директорского поста «Норникеля», прихватив с собой беспримерный для истории Рф «платиновый парашют» — 100 млн баксов (50 млн — сразу же, а остальную сумму — 2-мя траншами — в течение года). Уход топ-менеджера, который проработал на собственной должности 4 года, был связан с долголетним корпоративным конфликтом меж Дерипаской и Потаниным. Одним из критерий соглашения о перемирии акционеров стала смена гендиректора компании. Стржалковский был назначен вице-президентом «Норникеля» (должность сделали специально для него) сразу на последующий день после того, как кресло управляющего компании занял Потанин.

Размер «золотого парашюта» Стржалковского вызвал негодование у бывшего директора (покинул пост гендиректора в 2007 году) «Норникеля» Миши Прохорова. По его мнению, управление должно было разъяснить обществу свое решение — за какие награды перед компанией положены такие выплаты.

До прихода в бизнес Стржалковский занимал кресло госчиновника. Он работал в Управлении КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области совместно с Путиным, исполнял обязанности замминистра экономического развития и торговли, управлял Федеральным агентством по туризму.

 

Александр ПРОВОТОРОВ,
экс-президент «Ростелекома»

ОАО «Ростеле­ком» — русская телекоммуникационная компания. Посреди ее огромнейших акционеров — «Связьинвест», которая по указу президента будет скоро присоединена к «Ростелекому», а потом ликвидирована; Русская Федерация в лице Росимущества; Внешэкономбанк.

Карьера выпускника юрфака МГУ началась в «Газпром-медиа», куда он по окончании университета был принят на должность начальника юридического управления. В 2009 году, имея за плечами опыт работы в 2-ух вкладывательных компаниях, Проворотов пришел в «Связьинвест», а уже через год возглавил «Ростелеком». В тот же год Константин Малофеев, в инвесткомпании Marshall Capital которого Провоторов проработал пару лет гендиректором, стал наикрупнейшим миноритарным акционером «Ростелекома». Позиции президента ослабели, когда Малофеев чуть не продал часть акций другу Путина — предпринимателю Аркадию Роттенбергу. Договор главы «Ростелекома» исходил в 2015 году, но в конце марта этого года он был уволен. За преждевременное прекращение возможностей Провоторов получил 229 млн рублей.

 

Андрей ВАГНЕР,
экс-гендиректор ТГК-2

ТГК-2 — русская энергетическая компания, сделанная в итоге реформы РАО «ЕЭС Рф». Основной ее акционер — группа «Синтез», которая принадлежит сенатору от Чувашии Леониду Лебедеву.

В октябре 2008 года совет директоров ТГК-2 досрочно оборвал договор с гендиректором компании Андреем Вагнером, который проработал на собственном посту два года (контракт исходил в 2011 году). Но до того как покинуть занимаемую должность, топ-менеджер успел подписать заявления об увольнении с формулировкой «по соглашению сторон» своим 6 заместителям. Они получили выше 75,5 млн рублей «отступных», сам Вагнер — 33 млн рублей. История с «золотым парашютом» не обошлась без судебных разбирательств. Совет директоров компании признал решение Вагнера о выплате компенсаций своим замам неправомерным, потому что они ушли из компании по собственному желанию. Но Вагнеру удалось отстоять право на выходное пособие в суде. Сейчас предприниматель, который всю свою жизнь поочередно продвигался по ступенькам энергетической карьеры, занимает пост операционного директора — первого вице-президента КЭС-Холдинга.

 

Миша КУЗИЧЕВ,
экс-гендиректор ОГК-2

ОГК-2 — наикрупнейшая генерирующая компания в Рф, сделанная в итоге реорганизации РАО «ЕЭС Рф». Посреди ее акционеров «Центрэнергохолдинг» (дочерняя компания ОАО «Газпром») и «Газпром энергохолдинг».

В 2007 году президент Рф присвоил Мише Кузичеву звание «Наилучший энергетик Рф», а уже через год совет гендиректоров решил выслать его в отставку. Но топ-менеджер в последний рабочий день успел подписать заявления об уходе «по соглашению сторон» 15 менеджерам (6 его заместителей, главный бухгалтер, главный юрист и др). Они получили рекордные «отступные» за всю историю компании — 557 млн рублей, сам Кузичев — 62 млн рублей (двое из служащих позже возвратили компании средства). Право на «золотой парашют» экс-главе компании пришлось отстаивать в судах. Разбирательство дошло до Высшего арбитражного суда, где уволенный сотрудник одержал победу. Сразу после увольнения Кузичева назначили вице-губернатором Красноярского края.

 

Анатолий КОПСОВ,
экс-гендиректор «Мосэнерго»

«Мосэнерго» — самая большая из региональных генерирующих компаний Рф. Ее главные акционеры: «Газпром энергохолдинг», Правительство Москвы и «Интер РАО ЕЭС»

До прихода в энергетическую ветвь Анатолий Копсов занимался политической деятельностью: был председателем Совета министров Республики Башкортостан и членом Совета Федерации РФ. В 1994 году он перебежал на работу в РАО «ЕЭС Рф», карьеру в какой начал с начальника по работе с территориальными акционерными обществами, продолжил  — заместителем и советником председателя правления Анатолия Чубайса и, в конце концов, окончил — гендиректором «Мосэнерго». Копсов возглавлял компанию с 2005 по 2008 г. Его преждевременное увольнение связывают с «Газпромом», который получил контроль в энергокомпании в 2007 году. Газовый концерн востребовал отставки гендиректора «Мосэнерго», грозясь бросить заслуженного энергетика Республики Башкорстан без большой компенсации — 50 млн рублей.

В 2008 году Копсов возглавил ОГК-5, отработав полный договор. А уже через три года он занял пост президента — управляющего направления газотурбинных технологий компании «ГазЭнергоСтрой Газотурбинные технологии».

 

Александр РОДНЯНСКИЙ,
экс-гендиректор, президент и член совета директоров «СТС-Медиа»

«СТС-Медиа» — русский медиахолдинг, основными акционерами которого являются шведская компания Modern Times Group и «Государственная Медиа Группа» Юрия Ковальчука.

Роднянский переехал в Москву из Украины в 2002 году, чтоб работать на канале СТС. Благодаря ему на базе телеканала был сотворен медиахолдинг «СТС-Медиа». Компания достигнула пика капитализации (4,7 млрд баксов) в феврале 2008 года. Тогда же топ-менеджер решил покинуть занимаемый пост с выходным пособием в размере 800 млн рублей. Но, отойдя от оперативного управления холдингом, он сохранил за собой позиции члена совета директоров. Позднее управление компании подало на экс-топа в трибунал, обвинив его в том, что он работает на соперников — «Национальную медиагруппу». К Роднянскому было подано два штатских иска, но в конечном итоге стороны подписали мировое соглашение. В 2010 году экс-главу компании, который отказался от трети прав на акции и трети опциона на акции, вывели из состава директоров. Тогда же он занял пост председателя Экспертного совета «Государственной Медиагруппы». В 2011 году компания Юрия Ковальчука выкупила у «СТС-Медиа» блокирующий пакет. Сейчас Роднянский заходит в сотку богатейших людей Украины по версии «Форбса» (54-е место) — 197 млн баксов.

 

Денис МОРОЗОВ,
экс-гендиректор и президент «Уралкалия»

«Уралкалий» — ведущий производитель калийных удобрений в мире. Наикрупнейший акционер компании — Сулейман Керимов, председатель совета директоров — Александр Волошин.

В 2007 году Морозов сменил Прохорова на посту гендиректора «Норникеля». Через год после смены управления он был обязан покинуть компанию. Совместно с Морозовым из «Норникеля» ушли еще три менеджера. На четырех они получили 597 млн рублей «отступных».

В 2010 году в связи со сменой акционеров (Дмитрий Рыболовлев продал контрольный пакет акции Сулейману Керимову и его партнерам) «Уралкалий» покинули сразу же несколько топ-менеджеров. Посреди их оказался Дмитрий Морозов, который кооперировал пост гендиректора и президента всего 6 месяцев (с февраля по июль 2010 года). В качестве компенсации за преждевременное увольнение он получил 220 млн рублей. После отставки Морозов возвратился в New-york, чтоб окончить обучение в Колумбийском институте, которое оборвал в связи с работой в «Уралкалии». В марте 2011 года его назначили русским представителем в совете директоров Евро банка реконструкции и развития (ЕБРР).

 

Дмитрий СКАРГА,
экс-гендиректор «Совкомфлота»

«Совкомфлот» — русская судоходная компания. 100% ее акций принадлежат государству.

Восхождение по карьерной лестнице Дмитрий Скарга начал с должности инженера по транспорту в нефтетрейдере «Кинэкс», принадлежащем Геннадию Тимченко. Из компании он ушел на госслужбу, проработав два месяца директором департамента в Минэкономики. В 2000 году Скарга возглавил «Совкомфлот», а уже через 4 года бюрократы решили досрочно порвать с директором договор, посадив на его место экс-министра транспорта Сергея Франка. Скарга получил 1 млн баксов компенсаций и ушел в сенаторы от Волгоградской области. Претензии к нему у «Совкомфлота» появились через год после увольнения. Госкомпания обвинила Скаргу и 2-ух других экс-руководителей в коррупции. Прошлый гендиректор успел уехать в Великобританию до того, как прокуратура возбудила уголовное дело, а Басманный трибунал отдал санкцию на арест. В марте 2013 года Высокий трибунал Лондона отклонил апелляционную жалобу Совкомфлота к бывшим «топам». Сейчас госкомпания рассматривает возможность обращения в Верховный трибунал Англии.

 

Валентин САНЬКО,
экс-гендиректор «ОГК-6»

«ОГК-6» — русская энергетическая компания, сделанная в итоге реформы РАО «ЕЭС Рф». Основной акционер — «Центрэнергохолдинг» (дочернее общество ООО «Газпром энергохолдинг»). 1 ноября 2011 года после поглощения ОАО «ОГК-2» компания закончила существовать как юридическое лицо.

Моду на «золотые парашюты» ввел Анатолий Чубайс, который в 2007 году возглавил перед реорганизацией РАО «ЕЭС Рф». Он утвердил программку валютных компенсаций для управляющих оптовых и территориальных генерирующих компаний. В июне 2008 года гендиректор «ОГК-6» Валентин Санько был снят с должности решением совета директоров. Он и его заместитель Алексей Селяков получили компенсацию в размере 132 миллионов рублей. Средства были согласованы с управлением, конфликта с акционерами не было.

До этого Санько 11 лет проработал в «Вологдаэнерго», позже в ее управляющей компании — СЭУК. Преуспел предприниматель и на политическом поприще: он два раза избирался депутатом Заксобрания Вологодской области.

 

Андрей ГУСЕВ,
экс-исполнительный директор X5 Retail Group

X5 Retail Group N.V. — ведущая продовольственная розничная компания в Рф. Обладает торговыми сетями «Пятерочка», «Карусель» и «Перекресток». Наикрупнейший пакет акций компании принадлежит совладельцам «Альфа-групп»: Мише Фридману, Герману Хану и Алексею Кузьмичеву.

В июле 2012 года исполнительный директор наикрупнейшго по выручке русского ритейлера Андрей Гусев ушел из компании, которую возглавлял наименее 2-ух лет. Невзирая на то что X5 окончила год с опрятным убытком, он получил в дополнение к заработной плате за полгода ($770 тыщ) полный годичный оклад $1,35 млн и $300 тыщ за консультационные услуги. Зато Гусев не получил валютный приз по итогам года, потому что не достигнул индивидуальных целей эффективности работы. Отставку Гусева в X5 Retail Group растолковали тем, что он разошелся во взорах на стратегию развития компании с наблюдательным советом.

До работы в X5 в течение 10 лет Андрей Гусев работал в иностранных компаниях.

 

 

США. Капитализм пока посильнее, чем Капитолий

«Золотые парашюты» — компенсации, выплачиваемые руководителям и особо ценным работникам больших компаний в случае их отставки, стали одним из знаков корпоративной Америки. И соответственно — одним из основных объектов ненависти участников массового движения «Оккупируй Уолл-стрит»: анархистов, либералов, престарелых хиппи и «прогрессивных» студентов. Руководители огромнейших банков и ипотечных фондов, ввергшие США (а с ними весь мир) в глобальный экономический кризис 2008—2009 гг., все же свои «легитимные» «золотые парашюты» получили. Администрации Буша-мл. и Обамы совместно с Федеральной запасной системой оказали срочную и щедрую финансовую помощь наикрупнейшим банкам и фирмам — «очень большим, чтоб разориться» (too big to fail). Как раз «золотые парашюты» стали одной из обстоятельств массового выхода людей на улицы и строительства палаточных лагерей от Калифорнии до Аляски: против засилия компаний и за новый экономический порядок.

Чтоб не допустить повторения рецессии, конгресс, где сначала первого президентского срока Обамы в обеих палатах демократы имели большая часть, принял закон Додда—Франка, вводящий сотки новых мер и предписаний по контролю страны за финансовыми институтами. Одной из мишеней денежной реформы стали «золотые парашюты».

Термин «золотой парашют» появился в конце 70-х годов прошедшего века. Одной из первых компаний, внедрившей эту практику, стала производящая бумагу Hammermill Paper. В договоры ее менеджеров высшего звена занесли пункт, обеспечивающий им выплату зарплаты в полном объеме за 3 года в случае реализации компании либо перехода контроля над ней в чужие руки. К 1981 году 15% из 250 огромнейших компаний Америки ввели такую практику. Тогда же конгресс в первый раз забил тревогу. Законодатели представили для себя, как управлению компаний становятся финансово прибыльными реализации либо передача контроля — во вред интересам акционеров. Конгресс попробовал ограничить размеры «золотых парашютов». Появился термин «чрезмерная компенсация» (excess parachute payments). Ее обложили 20-процентным акцизным сбором. Компании, в свою очередь, немедля прирастили размер «золотых парашютов» и к тому же ввели практику выплат акциза за «чрезмерную компенсацию» за счет компаний, а не менеджеров.

Согласно исследованию консалтинговой компании GMI, намедни рецессии американской экономики 2008—2009 гг. 21 менеджмент компаний, представляющих весь диапазон южноамериканского бизнеса, получил, уходя в отставку, в общей трудности $4 миллиардов компенсаций. Лидирует экс-глава ExxonMobil Ли Рэймонд с «золотым парашютом» $320 599 861. Самый «умеренный» в этом перечне «парашют» Маргарет Уитман из eBay Inc. — всего 120 миллионов.

«Золотые парашюты» стали одной из тем президентской кампании 1992 года, в какой Билл Клинтон, как всякий демократ, выступающий за их ограничение, уверенно одолел Дж. Буша-старшего. В 1993 году конгресс занес очередные конфигурации в Налоговый кодекс, установив потолок компенсации главам компаний и более высокооплачиваемым сотрудникам 1 млн баксов. Но поправка предугадывала, что в случае удачной деятельности компании и решения большинства акционеров потолок снимался. Исследование, проведенное Тодом Перри и Марком Зеннером, показало, что сразу после введения ограничительной поправки 162 от 75 до 84% менеджеров, получавших в год наименее 900 тыс. баксов, — подняли для себя заработную плату с учетом грядущего ограничения компенсации. Компании немедля ввели потолки заработной платы  —  1 млн, разработав параллельно систему дополнительных бонусных выплат. Как показал доклад объединенного комитета по налогообложению (Joint Committee on Taxation), введение потолка «золотых парашютов» привело к сокращению доходов компаний и их акционеров, а вот менеджеры себя не оскорбили. И хотя конгресс полностью не достигнул поставленных целей, все же компенсации CEO, превосходящие 1 миллион, стали зависеть от голосования акционеров.

Возросший госдолг, тяжелое восстановление Америки после рецессии востребовали от Белоснежного дома показать пример экономии. Сократив для себя на 5% президентскую заработную плату (Обама получает $400 тыс. в год), владелец Белоснежного дома востребовал от глав компаний, получивших помощь из бюджета, ввести ограничения собственных зарплат в 500 тыщ баксов раз в год. Но «парашюты» выдержали все атаки Белоснежного дома и конгресса. Как докладывает Wall Street Journal, в 2011 году само мало 4 вышедших в отставку CEO получили выше 50 млн баксов «золотых парашютов», еще 4 — по 30 млн, а число тех, кто получил в качестве компенсации выше 10 млн, — тяжело подсчитать.

Александр ПАНОВ —
специально для «Новейшей»,
Вашингтон

 

 

Европа. Стропы уже подрезали

Будучи европейским парламентарием, он инициировал и написал законопроект об ограничении призов, либо «золотых парашютов», для топ-менеджеров банков и больших компаний. В конце февраля законопроект одобрил Совет министров денег ЕС, а 20 марта утвердил Европарламент. С 2014 года призы могут быть не больше 100 процентов основного оклада либо 200 процентов в исключительных случаях с одобрения акционеров.

Министр денег Англии Джордж Осборн оказался в одиночестве в Совете ЕС, пытаясь приостановить законопроект. Во время кризиса, экономного аскетизма и спасения банков за счет налогоплательщиков не достаточно кто из политиков решится защищать миллионные премии «жирным котам». Сам Ламбертс не считает себя бойцом с капитализмом. Но, по его мнению, банки перевоплотился в пожирателей ренты и пользуются тем, что они очень важны, чтоб разоряться подобно обыденным компаниям.

В Древнем Свете астрономические премии управляющего, не связанные с плодами работы предприятия, вызывают оживленную политическую полемику. Сообщения прессы об абсурдных призах то и дело сотрясают соц мир. Когда Ноэль Форжар в 2006 году уходил с поста управляющего европейской аэрокосмической компании EADS, его «золотой парашют» составил 8,5 миллиона евро, в то время как компания переживала глубочайший кризис и средний размер годичный премии рядовых служащих был… 2,88 евро. Генеральный директор компании d’Alcatel-Lucent Патрисия Рюссо получила «золотой парашют»  —  6 миллионов евро при годичном убытке компании  3,5 млрд евро. Управляющий франко-бельгийским банком Dexia Пьер Мариани, уходя в отставку, унес в качестве отступных 1,7 миллиона евро, в то время как из-за тяжелых утрат, понесенных банком в 2011 и 2012 годах, акционеры обязаны были снижать уставный капитал банка на полмиллиарда евро. И т.д.…

В большинстве государств ЕС принимались меры по ограничению «золотых парашютов». Федеральное правительство Германии еще в 2009 году провело закон о контроле над валютным вознаграждением членов советов директоров. По мнению правящей коалиции, лишние выплаты и необоснованно высоки доходы подрывают доверие людей к экономической системе страны. Во Франции «золотые парашюты» обложены высочайшими соц налогами, установлен потолок заработной платы и приза для управляющих компаний госсектора  —  450 тыщ евро в год. В Голландии с 2009 года топ-менеджеры, зарабатывающие раз в год более полумиллиона евро, должны платить с годичный премии налог 30 процентов, если она больше годичный заработной платы…

Последним аргументом в пользу закона ЕС стал пример не входящей в Евросоюз Швейцарии. Ее граждане на референдуме 3 марта поддержали ограничивающий призы «закон Томаса Миндера». За него проголосовали 67,9 процента швейцарцев, хотя правительство и швейцарский экономический альянс Economiesuisse призывали голосовать против, пугая, что страна растеряет привлекательность для больших компаний и топ-менеджеров.

Закон обязует общие собрания акционеров швейцарских компаний, котируемых на бирже, раз в год обычным большинством устанавливать размеры вознаграждения для председателей и членов советов директоров. Воспрещаются подъемные и отступные, также призы при покупке либо продаже предприятия. Нарушители рискуют получить 3 года кутузки и заплатить штраф в размере собственной полугодовой заработной платы. «Это красивый демократический опыт. Швейцарцы указывают нам путь», — заявил премьер-министр Франции Жан-Марк Эро. Ему вторил представитель правительства ФРГ, который представил, что Германия может еще далее пойти по пути контроля над призами в личном секторе.

У швейцарского закона есть предыстория. В 2001 году государственная авиакомпания Swissair, стремясь поправить дела, пригласила топ-менеджером некоего Марио Конти из Nestle. В качестве «приветствия» ему дали 10 миллионов евро, а через 6 месяцев Swissair благополучно разорилась. Посреди ее поставщиков, которые не получили по счетам, был производитель зубной пасты и косметики из Шаффхаузена Томас Миндер. Узнав о размере приза, который авиакомпания выплатила управляющему, он решил объявить войну «золотым парашютам».

Миндер баллотировался в сенаторы, был избран и собрал 100 тыщ подписей для референдума. Шел 2008 год, и альянс Economiesuisse, представляющий большой бизнес, развернул кампанию ценой 8 миллионов евро, убеждая швейцарцев, что единственным результатом ограничений призов будет бегство компаний и рабочих мест за границу. Но здесь один из самых высокооплачиваемых менеджеров Швейцарии — Даниель Вазелла заявляет, что покидает пост директора лекарственного гиганта Novartis с «золотым парашютом» — 72 миллиона евро. И это когда швейцарцев призывают затянуть пояса. Волна возмущения была так сильной, что Вазелла отказался от приза, а Миндер выиграл бой.

Александр МИНЕЕВ,
соб. корр. «Новейшей»,
Брюссель