В Европе евро казалось симпатичнее

1 января Латвия стала 18-м членом Еврозоны: 2-миллионное население страны попрощалось с латами, которые были государственной валютой 20 лет. Корреспондент «Новейшей газеты» понаблюдал за тем, что происходило в Риге в 1-ые недели Нового года, и расспросил профессионалов о перспективах развития латвийской экономики и о вероятных конфигурациях в отношениях с Россией.

Вообще-то, согласно опросам, более 60 процентов обитателей не одобряли вступление собственной страны в еврозону. Некоторые латвийцы боятся, что экономически слабенькие страны потянут Латвию за собой, так как то и дело требуют помощи. Другие грустили об утере лата — государственного знака страны. Третьи, невзирая на заверения правительства, — боялись роста цен. Но мнение населения никого не заинтересовывало: в отличие от других европейских стран, в Латвии не проводилось референдума по этому поводу. Волновались и русские бизнесмены, для многих из которых латвийские банки — транзитный путь вывода время от времени не совершенно белоснежного капитала, с чем Европейский центробанк (ЕЦБ) навряд ли захотит мириться.

Как будет далее, непонятно, а пока переход на евро все-же обернулся увеличением цен и путаницей.

2 января, один из продуктовых магазинов.

— Что вы мне за бумажки даёте?! — возмущалась старая дама, в первый раз в жизни получая сдачу в евро.

— Почему на соке не указана стоимость в латах: мне что, в уме преобразовать? — бранился с торговцами другой клиент.

— Давайте я посчитаю, — приходит ему на помощь женщина из очереди, доставая из сумки большой калькулятор. — Я сейчас без него в магазины не хожу.

Так что 1-ые две недели Нового года в Латвии оказались далеки от торжественной атмосферы: голова обитателей была забита неуввязками перехода лата на евро. Согласно распоряжению правительства, до 14 января все коммерческие предприятия принимают к оплате обе валюты, но вот сдачу выдают только в евро, что для многих оказалось психологически трудно. К тому же за счет различия в курсах валют цены зрительно кажутся выше: к примеру, 5 латов эквивалентны 7 евро и 12 центам (приблизительно 320 руб.). А время от времени и не зрительно…

Так что Центр защиты прав потребителей Латвии перевоплотился в одно из самых популярных учреждений — туда повалили жалобы на цены, некорректную конвертацию, невозможность получить сдачу в евро и отсутствие ценников в 2-ух валютах. Управление центра отметило, что уже получено в три раза больше обращений, чем в Эстонии за весь период со времени введения там евро 1 января 2011 г.

На ведущем новостном портале Латвии Delfi.lv заработал проект под заглавием «Переход на евро, хроника обмана» — сотки обитателей Латвии делятся определенными примерами увеличения цен на продукты и услуги, иллюстрируя свои случаи фото и видео.

Самыми уязвимыми оказались продукты питания и медикаменты — тут рост цен затронул 47% наименований продуктов, как сказала латвийская газета Neatkarīgā, исследуя маркетинговые газеты торговых сетей за последние три месяца. Но это еще не все — с нового года жителям Латвии пришлось платить дороже за услуги парковки, парикмахера, посещение зоопарка и т.д. Рост цен затронул даже бахилы в роддоме…

Педагог факультета экономики и управления Латвийского института Дайга Аболтыня, к которой мы обратились за комментами, растолковала «Новейшей газете», что «увеличение цен будет, и с этим нужно мириться», но выделила, что же смена валюты дает больше плюсов, чем минусов. Общеевропейская валюта поможет развитию экономики Латвии, деловое взаимодействие с европейскими странами существенно облегчится; кредиты в банках у населения также в главном были взяты в евро: сейчас не нужно мыслить о конвертации валюты, — перечислила плюсы Аболтыня.

Но так же и скептиков тоже довольно. Летом 2013 года, когда Европейская комиссия отдала зеленоватый свет на присоединение Латвии к денежному союзу, эта новость в контексте перманентных экономических потрясений зоны евро вызвала пессимистичные комменты ведущих глобальных СМИ. Так, The New York Times именовала решение о вступлении Латвии в еврозону «прыжком на тонущий корабль». Директор же Учебного центра управления и предпринимательства при Латвийском институте Ира Баусова в комментах «Новейшей» заявила, что утрата государственной валюты — лата, который являлся не только лишь жестким основанием для стабильности экономики, но так же и государственной гордостью всех обитателей, — суровый минус для страны.

Оппонируя пессимистам, президент Центрального банка Латвии Илмар Римшевич тоже подобрал яркую метафору, назвав вступление в еврозону «игрой в высшей лиге». По его мнению, для еврозоны «худшее уже сзади» и введение евро в Латвии только укрепит экономическую стабильность страны. «Латвии больше никогда не придется волноваться, будет лат девальвирован либо нет», — оптимистично отметил Римшевич в интервью латвийскому телевидению.

У приверженцев евровалюты еще есть один аргумент — геополитический: благодаря вступлению в еврозону страна усилит связи с Западной Европой и сведет к минимуму зависимость Латвии от Рф. «Мы желали дать понять, что мы относимся к Западу и не являемся политической сероватой зоной меж Россией и ЕС», — заявил в 2012 году в интервью германской Bild тогда еще премьер-министр Латвии Валдис Домбровскис.

Премьер знал, о чем гласил: Европейский центральный банк всегда смущал объем зарубежных депозитов в банковском секторе Латвии, который на конец апреля 2013 года составлял до 49% всего ранца депозитов. И практически весь зарубежный капитал принадлежит гражданам постсоветского места. Ни для кого не тайна, что через денежные коридоры Латвии осуществляется вывод капитала из Рф, а по пути часть время от времени странноватым образом приобретенных средств оседает на латвийских счетах. Как сейчас поменяется, если поменяется вообщем, ситуация с зарубежными вкладами, пока непонятно, но ЕЦБ указал верно: большой объем депозитов нерезидентов «представляет значимый риск для денежной стабильности евро».

P.S. Последующей в очереди в зону евро — Литва, ее присоединение ожидается 1 января 2015 года.

 

Директор Интернационального Балтийского центра исследовательских работ экономической политики (Латвия) Альф Ванагс:

— Я не думаю, что присоединение Латвии к еврозоне будет иметь огромное воздействие на реальные экономические конфигурации в стране: латвийская валюта была привязана к евро в течение 10 лет, другими словами Латвия удачно эксплуатировала евро, формально не являясь членом еврозоны. Главное негативное последствие является возможным по собственной сущности: Латвия больше не сумеет использовать обменный курс в качестве политического инструмента.

Я также не считаю, что членство в еврозоне стукнет по латвийско-российским отношениям — как в экономической, так и в политической сфере. Невзирая на политическую риторику, исходя из убеждений реального бизнеса обе стороны счастливы сделать отличные дела вместе и участвовать во взаимовыгодном бизнесе.

На мой взгляд, основная проблемка на данный момент чисто психическая: люди в замешательстве и встревожены тем, что в номинальном выражении цены кажутся выше, но этот эффект пройдет.

Напомним, что правительство не имеет право вступать в еврозону, не достигнув определенных финансово-экономических характеристик — маастрихтских критериев. Страна должна обеспечить низкую инфляцию, также недостаток бюджета менее 3 процентов от ВВП, а размер муниципального долга — менее 60 процентов от ВВП. «Новенькая газета» подготовила инфографику по главным статистическим данным Латвии.