В ожидании жесткой посадки

И на Гайдаровском форуме, и в Давосе полемика русских экономистов сводилась к последующему: как оценивать сложившуюся ситуацию — как обыденный кризис, связанный с падением темпов роста экономики, либо же пред нами что-то другое? Антикризисные мероприятия, которые в последние дни были озвучены правительством, свидетельствуют быстрее о первом варианте, т.е. о мерах противодействия короткосрочному кризису, такому, какой был, скажем, в 2008—2009 годах.

Но, на мой взгляд, это неверная стратегия. Пред нами затяжной кризис «турбулентности» не только лишь русской, но так же и мировой экономики. У нас он накладывается на еще ряд осложнений, связанных с зависимостью от внешнеэкономической конъюнктуры.

Предложения, которые были озвучены Шуваловым и Дворковичем в Давосе, этот контекст учитывают слабо. Что произнес Дворкович? Что все отлично, ситуация под контролем. Невзирая на то что она непростая, выход мы лицезреем в том, что будем поддерживать социальную стабильность, социальные расходы бюджета останутся на прежнем уровне. Но сократим другие расходы на 10%.

Это — та же полемика, которая появилась меж Силуановым и Улюкаевым на Гайдаровском форуме. Финансисты, как обычно, настаивали на сокращении расходов. Силуанов гласил о необходимости сокращения госрасходов минимум на 10%. При этом, в отличие от Дворковича, Силуанов заявил о пропорциональном сокращении всех расходов, кроме, понятно, «священных скотин» — оборона и публично-правовые обязательства. Но беря во внимание, что как раз эти расходы составляют больше половины федерального бюджета, естественно, схожая «пропорциональность» достаточно суровым образом стукнет по финансированию инфраструктуры и другим производительным расходам.

В ответ Улюкаев гласил, что нельзя наобум сокращать расходы. Необходимо поглядеть, по каким статьям это сделать более отлично. В целом его позиция — в сложившейся ситуации нужно проводить более мягенькую экономную политику, профинансировав недостаток из соответственных фондов. Но при всем этом проводить жесткую валютную политику, направленную на противодействие инфляции.

Если перебегать к заявлениям Шувалова в Давосе, то они сводятся приблизительно к последующему. Нас ожидают довольно сложные времена, все должны готовиться к жесткой посадке и структурным реформам. Шувалов не расшифровал точно, что имеется в виду под «жесткой посадкой», но он предлагает готовиться, во-1-х, к некому сокращению экономных расходов. Во-2-х, к повышению безработицы, другими словами все (население, правительство и бизнес) должны приспособиться к работе в новых, значительно более тяжелых условиях. Разумеется, что мы столкнемся с неуввязками не только лишь экономными, но так же и в целом во всех секторах экономики.

И в словах Шувалова в Давосе, и в словах Медведева на Гайдаровском форуме звучали правильные ноты относительно того, что необходимо слезать с нефтяной иглы. Но об этом говорят много лет, если не десятилетий. Но точных планов и определенных мероприятий, которые могли быть нацелены на структурные реформы, мы пока не лицезреем. При всем этом благие намерения наталкиваются на сложившуюся систему управления, в том числе муниципального управления, философия которой не позволяет этого сделать.

Читайте также:

Шувалов: Наша родина так и не вышла из кризиса 2008 года, а сразу же перебежала в структурный кризис

Что означает стимулирование малого бизнеса? Это некоторое партнерство меж органами власти и субъектами малого бизнеса, направленное на то, чтоб те были соответствующим образом мотивированы. Сложившаяся система муниципального управления нацелена на контроль со стороны органов власти над субъектами предпринимательства. Появляется существенное противоречие меж необходимостью структурных реформ и интересами агентов страны на всех уровнях.

Из уст Кудрина в Давосе прозвучали слова о необходимости понижения роли муниципального сектора, о том, что муниципальные компании, муниципальные компании не выполнили свою главную вкладывательную функцию, ради которой они создавались. Тогда в условиях беспомощности рыночных устройств инвестирования было принято решение аккумулировать вкладывательные ресурсы в рамках больших муниципальных структур, муниципальных компаний, которые должны обеспечить задачки инвестирования и развития. Но этого не вышло.

Полемика меж представителями различных министерств шла вокруг того, как издержать, выполнить расходы, уменьшить их либо, напротив, из каких фондов финансировать антикризисную программку. Но на этом фоне резко прозвучали заявления сначала Грефа, а позже Голиковой относительно того, что эти дискуссии глупы без увязки с ценностями экономической политики, с экономической стратегией.